Первая русская авиатриса

15 мая 1916 года над Александро-Невской лаврой кружили аэропланы. Хоронили Лидию Звереву.
Первая русская авиатриса

15 мая 1916 года над Александро-Невской лаврой в Петрограде кружили аэропланы. В тот день хоронили Лидию Виссарионовну Звереву – первую дипломированную женщину-пилота в отечественной истории. В течение жизни она опробовала множество летательных аппаратов: воздушные шары, аэропланы и даже… зонтик.

Первый полет

Будущая авиатриса — так в Российской империи было принято называть женщин-пилотов — появилась на свет в 1890 году в семье Виссариона Лебедева. Девочку с ранних лет интересовало все то, что так или иначе было связано с полетами.

Однажды она вовсе решила соорудить летательный аппарат из подручных средств: забралась на крышу невысокой постройки, раскрыла зонт и съехала вниз. Истории о Мэри Поппинс в ту пору не было даже в проекте, а посему девочка предвосхитила полеты знаменитой няни. С той лишь разницей, что в воздух Лидия так и не поднялась. У этого экстремального спуска было только два последствия: крапивный ожог и родительское наказание.

Подросшая Лидия с замиранием сердца наблюдала за воздушными шарами, парящими в небе, а в отрочестве ей даже довелось подняться в небо в корзине одного из аэростатов.

В 17 лет девушка стала супругой инженера И. С. Зверева, однако уже спустя два года овдовела.

Лидия Зверева перед полетом, 1911 год

Институт благородных авиаторов

Отец и мать девочки расценивали увлечение дочери как юношескую глупость: разумеется, ни о каких полетах не могло быть и речи. Они видели в своей наследнице светскую даму, воспитанную в лучших аристократических традициях.

Лидия, не смея перечить воле родителей, все же окончила институт благородных девиц, однако затем осуществила свою мечту, не дававшую ей покоя на протяжении многих лет: в июне 1911 года она поступила в авиационную школу со сказочным названием «Гамаюн», едва-едва открывшуюся неподалеку от столицы, в Гатчине. Минули буквально считанные недели, и бесстрашная Лидия уже рассекала воздух на аэроплане. Правда, пока исключительно в тандеме с опытным инструктором.

Однако ближе к концу лета Лидия наконец совершила самостоятельный полет. В одной из столичных газет о нем появилось следующее сообщение: «На Гатчинском военном аэродроме экзаменовалась на звание пилота Л. В. Зверева. В четыре часа утра на аэродроме собралось несколько авиаторов, военных летчиков и много посторонней публики. Смелая авиатриса спокойно села в аэроплан «Фарман» и, взлетев на высоту пятьдесят-шестьдесят метров, описала в воздухе пять восьмерок. Госпожа Зверева сумела сделать и весьма точный спуск».

Диплом авиатора, выданный Лидии Зверевой

23 августа 1911 года стало одним из самых важных дней в жизни Лидии. Именно тогда девушка, которой было чуть больше двадцати лет, получила диплом пилота-авиатора. В углу документа стоял 31-ый номер. Это означало, что Зверева стала 31-м в Российской империи авиатором, получившим подобный диплом.

Женщин же в этом списке до нее и вовсе не было. Вслед за Лидией в 1911 году дипломированными авиатрисами стали Евгения Анатра, Любовь Голанчикова и Евгения Шаховская.

«Вот она, судьба авиаторская»

Были в жизни Лидии и крайне опасные полеты. Однажды, когда Зверева взмыла в воздух на уже упомянутом «Фармане», порыв ветра опрокинул аэроплан. Девушка вылетела из летательного аппарата, и ее накрыла груда обломков. В местной газете писали: «У всех невольно вырвался крик ужаса. Никто не сомневался, что авиатриса погибла. К счастью, этого не случилось, но последствия аварии были серьезные».

Зверева с группой авиаторов, участвовавших в перелете Петербург − Москва

Сама же Лидия в одном и писем рассказывала об этом случае так: «Еле жива. При падении чуть не сломала ногу. До сих пор чувствую боль. Совершенно плохо обстоит дело с легкими. Врачи во что бы то ни стало требуют поездки на юг, а я хочу летать. При непослушании сулят скоротечную чахотку. Вот она, судьба авиаторская».

В «Гамаюне» Лидия познакомилась с авиатором-инструктором Владимиром Слюсаренко, вскоре ставшим ее вторым мужем. В 1911 — 1912 годах молодожены вместе принимали участие в демонстрационных полетах во многих российских городах, а затем задумали организовать семейное предприятие.

Они открыли в Риге мастерские, в которых ремонтировались и создавались летательные аппараты, а также небольшую авиашколу, где сами давали уроки. Когда началась Первая мировая, их предприятие, разросшееся до масштабов завода и получившее соответствующий статус, было переведено в Петроград.

Яркая жизнь Лидии Зверевой завершилась крайне скоротечно. В 1916 году женщина, которой было немногим более 25 лет, умерла от тифа. Ее похоронили на Никольском кладбище Александро-Невской лавры. Во время похоронной церемонии над скорбящими кружили «Фарманы» — так авиаторы отдавали почести бесстрашному пилоту.

Комментарии
Комментарии