Русские музы великих европейских художников

Русские женщины, которые долгие годы были спутницами величайших художников ХХ века.
Русские музы великих европейских художников

Кем вдохновлялись Дали, Матисс и Пикассо? Ольгой, Еленой и Лидией. Взглянем на портреты удивительных русских женщин, которые долгие годы были спутницами величайших художников ХХ века.

МУЗА ЗАКОННОГО БРАКА

Имя: Ольга Степановна Хохлова

Место рождения: Нежин

Годы жизни: 1891–1955

Профессия: балетная танцовщица

Муж: Пабло Пикассо

Брак: с 1918 до 1935 (разрыв) и 1955 (официально)

Картины: «Портрет Ольги в кресле» (1917), «Ольга Хохлова в мантилье» (1917), «Портрет Ольги 1» (1919), «Ольга» (1921), «Ольга с меховым воротником» (1923), «Голова женщины (Ольга Хохлова)» (1935) и т. д.

«Портрет Ольги в кресле» Пикассо написал в самом начале их знакомства. Хрупкая, изящная, замкнутая, меланхоличная — такой была Хохлова, балерина легендарной труппы Сергея Дягилева. Она увлекла Пикассо настолько, что ради нее 37-летний абстракционист на время изменил своему стилю и вернулся к реализму. Ведь она просила его: «Я хочу узнавать на портретах свое лицо…» И она выходила узнаваемой — и на других портретах, и на этом — самом, пожалуй, известном.

Картина основана на фотографии Ольги в мастерской Пикассо, поэтому у нас есть редкая возможность сравнить, как видел ее влюбленный художник и как — беспристрастная камера. На всех портретах ранних лет их брака Ольга такая же, как на этом, увиденная через призму влюбленности, — задумчивая, воздушная, идеальная. Настоящая «русская душа».

Однако может ли гений довольствоваться одной-единственной музой? Пикассо хватило на целых десять лет. Чем дальше, тем больше жена раздражала его. И вот — никакой нежности, художник пишет Ольгу то в виде старухи, то в виде лошади (в серии картин, посвященных корриде). Или рисует ее в том самом абстрактном стиле, который Ольга так не любила. У Пикассо появилось новое увлечение, и в конце концов Ольга не выдержит и уйдет. Развода он ей не даст — чтобы не делить картин. До самой смерти она останется официальной женой Пикассо. А вот музой быть перестанет…

МУЗА ВНУТРЕННЕГО МИРА

Имя: Елена Ивановна (Димитриевна) Дьяконова

Псевдоним: Гала

Место рождения: Казань

Первая работа: школьный учитель

Годы жизни: 1894–1982

Муж: Сальвадор Дали

Брак: с 1934 (гражданская церемония), 1958 (церковная) до 1982 (ее смерти)

Картины: «Портрет Галы с омаром» (1934), «Галарина» (1944–1945), «Тройное появление лица Гала» (1945), «Атомная Леда» (1949), «Портрет Гала с носорогическими признаками» (1954), «Мадонна Порт-Льигата» (1950) и т. д.

«Атомная Леда» — одна из самых растиражированных работ Дали, была написана спустя несколько лет после атомной бомбардировки Японии. Но для великого сюрреалиста происходящее в реальном мире — лишь повод для разговора о том, что происходило в его внутреннем мире. А там царила его жена, его величественная Гала. В полотне она становится новой Ледой, а сам Дали — Юпитером, лебедем, парящим рядом и почти не касающимся возлюбленной. «Возвышенное переживание либидо» — так будет объяснять изображение художник. Наверное, их отношения можно охарактеризовать и так.

«Гала» — прозвище, которое переводится как «праздник». И его обладательница была для своих мужчин настоящим фейерверком. До встречи с Дали успела побыть музой французского поэта Поля Элюара (и даже выйти за него замуж) и немецкого художника Макса Эрнста. Но она не задумывась бросила всех ради Дали, который на тот момент был моложе ее на десять лет и еще не очень знаменит.

И он с восторгом ей покорился.

Его книга «Дневник одного Гения» начинается так: «Я посвящаю эту книгу МОЕМУ ГЕНИЮ, моей победоносной богине ГАЛЕ ГРАДИВЕ, моей ЕЛЕНЕ ТРОЯНСКОЙ, моей СВЯТОЙ ЕЛЕНЕ, моей блистательной, как морская гладь, ГАЛЕ ГАЛАТЕЕ БЕЗМЯТЕЖНОЙ».

Гала станет для Дали женой, секретарем, управляющим и даже нянькой — словом, всем. Но, главное, она станет его музой. И если у художника на картине мы видим женский образ, можно быть почти уверенным в том, что это она. Удивительно: какой бы безумный мир он вокруг нее ни навертел, сама она почти всегда написана реалистично. Можно поэтично предположить, что Гала и была единственной настоящей реальностью Сальвадора Дали.

МУЗА СЧАСТЛИВОЙ СТАРОСТИ

Имя: Лидия Николаевна Делекторская

Место рождения: Томск

Годы жизни: 1910–1998

Образование: медицинское

Партнер: Анри Матисс

Знакомство: с 1932 до 1954 (до его смерти)

Картины: «Портрет в синем манто» (1935), «Дама в голубом (1937), «Одалиска. Голубая гармония» (1937), «Девушка в голубой блузке» (1939), «Интерьер с этрусской вазой (1940) и др.

Портретов Лидии Делекторской настолько много, что выбрать самый знаменитый трудно. Сам Матисс признавался: «Когда мне скучно, я делаю портрет мадам Лидии. Я знаю ее, как какую-нибудь букву». Вот, например, портрет 1939 года, написанный в самом начале Второй мировой.

Золотистые волосы, голубая блуза (судя по другим полотнам, художник любил писать ее в голубом). Спокойное, одухотворенное юное лицо, на котором улыбаются не губы, а глаза. Именно этот портрет Лидия когда-то сама привезла в Советский Союз и отдала в Эрмитаж. Картина 1947 года, также подаренная Эрмитажу, на первый взгляд более абстрактна, линии лица упрощены — но милое лицо девушки остается узнаваемым.

Русская эмигрантка Лидия, вынужденная после неудачного брака искать средства к существованию, постучалась в двери мастерской Матисса в поисках работы в 1932 году, когда ей было 22. Ей повезло стать помощницей мастера, секретарем, а вдобавок и сиделкой у его жены-инвалида.

Вряд ли тогда, познакомившись с 65-летним мэтром, она могла предположить, что станет его любимой моделью, музой и настолько близким человеком, что, как впоследствии признавалась, «я была в продолжение 20 лет «светом его очей», а он для меня — единственным смыслом жизни».

«Друг и помощница», которую художник обожал, получала от него не только зарплату, но и подарки, ставшие со временем бесценными, — свои работы.

После его кончины Лидия прожила еще долгую жизнь, но никогда не могла забыть Матисса. И пусть она покинула Россию еще в детстве, именно родине Лидия Делекторская подарила свою «матиссовскую» коллекцию: не только его картины и рисунки, но и блузы и украшения, в которых она позировала мастеру, а также его личные вещи. На ее надгробии в Павловске начертано: «Матисс сохранил ее красоту для вечности».

Комментарии
Комментарии