Светские салоны Санкт-Петербурга XIX века

Чем заняться вечером, если вы — русский дворянин первой половины XIX века, к тому же холостой?
Светские салоны Санкт-Петербурга XIX века

Чем заняться вечером, если вы — русский дворянин первой половины XIX века, к тому же холостой? Можно отправиться в театр или на бал, но на первый вам понадобится абонемент, а второе случается не так уж часто, как хотелось бы. Лучше всего пойти в какой-нибудь из светских салонов — как это делала культурная интеллигенция и известные гости Санкт-Петербурга. «Культура.РФ» представляет гид по знаменитым салонам XIX века.

КАК ВЫБРАТЬ ПРАВИЛЬНЫЙ САЛОН?

Если вы уже известный писатель или поэт, то вашим выбором, вероятно, будет прием у какого-нибудь влиятельного чиновника. Например, в доме директора Публичной библиотеки и президента Академии художеств, должность эту в начале XIX века занимал Алексей Николаевич Оленин.

Особое внимание стоит обратить на хозяина салона, который слывет знатным меценатом и содержит дачу где-нибудь под Петербургом, например с характерным названием «Приютино». О ней вы, вероятно, уже слышали как о «приюте русских поэтов».

Там вы получите собственную комнату и будете полностью свободны в выборе досуга: сможете гулять, кататься верхом, петь, плясать, участвовать в ярмарках и, конечно же, любоваться природой. Как Василий Жуковский, Александр Грибоедов, Александр Пушкин или Константин Батюшков.

А Ивану Крылову в приютинском парке отведена личная беседка, куда его буквально запирают, чтобы заставить работать. В этой «Крыловской келье» и были написаны многие его знаменитые басни.

Если вы литературную карьеру только начинаете, немного не уверены в себе и, быть может, совсем не владеете иностранными языками, поезжайте к Карамзиным: в красной гостиной с соломенными креслами вы познаете домашний уют и сможете отведать горячего чаю из самовара, заваренного барышней, сыграть в карты и попрактиковать родную речь.

В гостиной истинно дворянской

Чуждались щегольства речей

И щекотливости мещанской

Журнальных чопорных судей.

Хозяйкой светской и свободной

Был принят слог простонародный…

И новичка-провинциала

Хозяйка спесью не смущала:

Равно для всех она была

Непринужденна и мила…

Александр Пушкин, из черновых набросков к роману «Евгений Онегин»

У Карамзиных вы поймете, что действительно правят бал в великосветском обществе женщины: умные, красивые, талантливые. Выбирать салон, проводимый женщиной, можно по самым разным критериям. Если умные мысли и вдохновение приходят к вам лишь в ночное время, а сон, по вашему мнению, для слабых духом, то поезжайте к Евдокии Голицыной, которую называют «принцессой ночи» за страх умереть в это время суток.

Здесь вы встретите Петра Вяземского, Василия Жуковского, Константина Батюшкова, в беседе с которыми ночь пролетит незаметно. Если гуманитарные темы вас не увлекают, отличным собеседником станет сама Евдокия Ивановна: она неплохо разбирается в высшей математике и метафизике. А в 1835 году под руководством профессора Михаила Остроградского даже выпустила сочинение на французском языке «Анализ силы».

Адреса:

• Дома Оленина: 1793–1813 — набережная реки Фонтанки, 10; 1813 — осень 1819 года — набережная реки Фонтанки, 97; осень 1819 — осень 1827 года — набережная реки Мойки, 67. Дача Приютино: город Всеволожск.

• Дом Евдокии Голицыной: ул. Миллионная, 32.

• Дом Карамзиных: набережная реки Фонтанки, 25.

Григорий Мясоедов. Пушкин и его друзья слушают декламацию Мицкевича в салоне княгини Зинаиды Волконской (фрагмент). 1899–1905. Всероссийский музей А.С. Пушкина, Санкт-Петербург

ДЕЙСТВУЙТЕ ВО ИМЯ СВОЕЙ КАРЬЕРЫ

Используйте дружбу с хозяйками и хозяевами салонов по максимуму. Если Алексей Оленин любит украшать стены своей дачи картинами, предложите ему лучшие из своих работ, как это делали Орест Кипренский, братья Брюлловы и Сильвестр Щедрин.

Вы музыкант и хотите услышать мнение о своем новом творении? Отправляйтесь в салон князя Владимира Одоевского: почти все известные зарубежные исполнители, дирижеры, композиторы, будучи проездом в Петербурге, посещают его: Роберт и Клара Шуман, Ференц Лист, Гектор Берлиоз и другие.

Александр Грибоедов впервые представил публике комедию «Горе от ума» в салоне уже знакомой вам Евдокии Голицыной в 1825 году. А вот Михаил Лермонтов и Николай Гоголь считали, что нет места, более подходящего для презентации произведений, чем салон Карамзиных. Именно там они впервые читали «Демона» и «Мертвые души».

Там же и делились своими мыслями в альбомах барышень — только с их личного разрешения или просьбы. Так, Лермонтов писал в 1841 году в альбоме уже 39-летней Софьи Карамзиной, дочери Николая Карамзина от первого брака:

Люблю я больше год от году,

Желаньям мирным дав простор,

Поутру ясную погоду,

Под вечер тихий разговор,

Люблю я парадоксы ваши

И ха-ха-ха, и хи-хи-хи,

Смирновой штучку; фарсу Саши

И Ишки Мятлева стихи…

Или в альбоме Евдокии Ростопчиной в том же году:

Я верю: под одной звездою

Мы с вами были рождены;

Мы шли дорогою одною,

Нас обманули те же сны.

Если вы остро чувствуете призвание к литературе и испытываете потребность целенаправленно и упорно работать, не расточая время на комплименты дамам, отправляйтесь в исключительно мужской салон Василия Жуковского — известного наставника молодежи и душеприказчика Пушкина.

Здесь вы встретите Николая Гнедича, Петра Вяземского и видного сановника, реформатора Михаила Сперанского с уже известным вам Алексеем Олениным. Кроме того, если Жуковский распознает в вас талант и проникнется к вам симпатией, то, вероятно, сделает все, чтобы уберечь от царского гнева, если вдруг вы станете писать оппозиционные стихи.

Адреса:

• Дома Одоевского: 1826–1838 — Мошков переулок, 1; 1838–1841 — набережная реки Фонтанки, 35.

• Дом Василия Андреевича Жуковского: ул. Миллионная, 35.

БУДЬТЕ ГОТОВЫ ВЛЮБЛЯТЬСЯ И ГРУСТИТЬ

Особенно если вы подвержены впечатлительности и в любви ищете вдохновение, подобно Пушкину или Батюшкову.

Загляните в салон Евдокии Голицыной в 1817 году — и вы увидите, что у ног ее — 18-летний Пушкин, о котором Карамзин пишет не без иронии: «Поэт Пушкин у нас в доме смертельно влюбился в Пифию Голицыну и теперь уже проводит у нее вечера: лжет от любви, сердится от любви, только еще не пишет от любви…»

Будучи у Алексея Оленина, обратите внимание на его воспитанницу Анну Фурман: именно в нее сначала влюбился переводчик Гомера Николай Гнедич, а затем и сам Константин Батюшков, написавший о ней одно из своих самых известных стихотворений:

Я помню голос милых слов,

Я помню очи голубые,

Я помню локоны златые

Небрежно вьющихся власов.

Моей пастушки несравненной

Я помню весь наряд простой,

И образ милый, незабвенный

Повсюду странствует со мной.

Однако будьте осторожны с хозяйкой литературного салона Зинаидой Волконской, когда она возвращается в Петербург из Москвы: будь вы трижды Адам Мицкевич, вы все равно останетесь ей, уже вдове, лишь другом. Даже молодой и пылкий поэт Дмитрий Веневитинов так и не смог добиться ее расположения.

Сдержанному восхищению в отношениях с женщинами, по крайней мере внешнему, вас научит Михаил Лермонтов. Свое признание Александре Смирновой-Россет — блистательной хозяйке салона — он выражает мягко, почтительно и немного ностальгически:

В простосердечии невежды

Короче знать я вас желал,

Но эти сладкие надежды

Теперь я вовсе потерял.<…>Что делать? — речью безыскусной

Ваш ум занять мне не дано…

Всё это было бы смешно,

Когда бы не было так грустно.

1840 год

Адреса:

Дом Смирновой-Россет: Литейный проспект, 48.

Комментарии
Комментарии