Золото Колымы

О русском варианте Золотой лихорадки и о том, как один старатель сделал то, что не удалось ученым.
Золото Колымы

За время своего существования человечество перепробовало множество вариантов инвестирования: в начале богаче считался тот, у кого палка-копалка лучше, потом в ход пошли соль, мед и прочие продукты питания, скот и шкуры животных, разнообразные ракушки и камешки – перебрали почти все, что под руку попадалось, но в конце концов остановились на золоте.

Не подверженный коррозии и весьма полезный в производстве, этот металл стал важнейшим элементом мировой финансовой системы. Одна проблема: его непросто добыть. Золота в природе немного, да и то еще найти надо.

Бориска и мешочек золота

Когда в конце XIX века Америка сошла с ума на почве Золотой лихорадки и пыталась как-то справиться с тысячами человек, толпами прибывающих на берега реки Клондайк, российское правительство решило проверить, нет ли за Уралом тоже чего-нибудь интересного.

Однако отправленные на Чукотку и к Охотскому морю экспедиции вернулись с пустыми руками. (Северные земли осваивались трудно, «Моя Планета» писала об этом в материале «Немирные чукочи»)). Как это обычно бывает, все изменилось благодаря случайной находке.

Некто Шафигуллин (история не сохранила его имени — то ли Бари, то ли Сафи) по прозвищу Бориска сбежал сюда от ужасов Ленских приисков и, как гласит легенда, решил по старой памяти проверить, может, золото и тут есть. И нашел. А потом нашли и его самого — мертвого, полусидящего на краю шурфа, а рядом — мешочек золота.

Так один старатель сделал то, что не удалось ученым — обнаружил золотой пояс в верховьях Колымы.

В 1928 году после удачной экспедиции, подтвердившей, что золото здесь действительно есть, было принято решение о постройке Восточно-Эвенской культбазы.

Через полгода появились три жилых дома, школа, ветеринарный пункт, больница и интернат, а вверх по сопке протянулась улица — естественно, Октябрьская. Спустя десять лет обросшее новыми домами, школами и улицами это место стало городом Магадан.

Слухи о найденном золоте распространились с огромной скоростью, и сюда потекли старатели. До тех пор, пока государство не навело порядок, золотодобытчики бесконтрольно бродили по всей золотоносной территории, тайно намывали металл, нередко убивая друг друга из-за особо приглянувшегося самородка.

Народу становилось все больше. Пик золотой лихорадки пришелся на 1928 год, когда в селе Ола начался настоящий голод из-за чрезмерного количества людей, искавших в округе драгоценный металл.

Золотоносные бактерии

К 2016 году в Магаданской области лицензии на поиски, разведку и добычу драгоценных металлов имели 117 предприятий, притом большинство из них — 96— специализируется на золоте рассыпном, оставшиеся — на рудном.

Это и не удивительно, первое добывать гораздо легче: как понятно из названия, его россыпи обнаруживают в долинах рек, где благородный металл, на протяжении тысячелетий вымываясь из жил, оседает на дне.

С рудным придется повозиться — оно впрессовано в горную породу — руду. Есть несколько способов отделить одно от другого. Самый простой — промывка, минимум затрат и максимум тяжелого труда: отковыряв кусок породы, надо долго промывать ее водой, дожидаясь, пока золото осядет на дне.

Промышленные компании давно от этого каменного века отказались, предпочтя более современные технологии. Сегодня большинство предпочитает цианирование: для извлечения металла используются соли синильной кислоты.

Впрочем, технологии не стоят на месте, и сегодня каждый разрабатывает и внедряет свои, усовершенствованные методы извлечения золота, при подборе оптимального варианта опираясь прежде всего на природу, состав и состояние руды.

Одна российская компания даже вывела целую ассоциацию бактерий, научив их поедать примеси и таким образом освобождать золото.

Старатели — они повсюду

Вплоть до последнего времени легальное золото в России добывалось только юридическими лицами. На Колыме — тонну-две за месяц. Так за январь, самый холодный месяц, когда температура стабильно держится на отметке –40 °C, в этом году добыли 930,8 кг. Общая добыча прошлого года составила 27,9 т; 30,5 т планируют в 2017 году.

Впрочем, сегодня власти готовы идти на уступки: в законодательство внесли поправки, и теперь благородный металл могут добывать ИП после получения соответствующей лицензии.

Но в Магаданской области решили пойти еще дальше и поставить эксперимент: а почему бы не разрешить поиски желтого металла частным лицам? Фактически главная цель проекта — узаконить нелегальную добычу, популярную среди жителей маленьких поселков, где почти нет работы. (Смотреть фотопроект о браконьерах «Пираты сибирского леса». А по этой ссылке — рассказ о нелегальной золотодобыче в Буркина-Фасо.)

Новые поправки дадут возможность кустарным старателям, сейчас намывающим золото на заброшенных полигонах и обрастающих судимостями, получить лицензию без каких-либо конкурсов и аукционов и легально продавать добытое.

А пока законопроект о «вольном приносе» блуждает по кабинетам и проходит общественное обсуждение, можно испытать свою удачу и без всяких лицензий на «Старательском фарте» — соревновании по промывке золота, проходящем в Магадане с 2015 года.

Каждое лето участники встречаются в импровизированном лагере золотоискателей на берегу бухты Гертнера Охотского моря, получают золотоносный грунт и с помощью деревянных лотков пытаются намыть как можно больше драгоценного металла за 15 минут.

Правда, добытое потом придется отдать, но призеры не останутся обделенными — в 2017 году призовой фонд «Старательского фарта» составил 2,5 млн рублей.

Комментарии
Комментарии