Мировые звезды родом из России

В до- и послереволюционные годы Россию покинули более 10 миллионов человек. В этом потоке эмигрантов было немало известных красавиц — актрис немого кино, балерин и оперных певиц.
 Мировые звезды родом из России

О роскошных женщинах, которым удалось покорить весь мир, рассказывает «Культура.РФ».

АЛЛА НАЗИМОВА

Алла Назимова была одной из самых востребованных и экстравагантных актрис мирового немого кинематографа. Свою карьеру она начала в 17 лет в школе актерского мастерства МХТ, где брала уроки у самого Константина Станиславского. Очень быстро у юной артистки появились полезные знакомства: одним из ее друзей стал легендарный актер Павел Орленев, близкий приятель Антона Чехова и Максима Горького. Вскоре Назимова покинула МХТ, где она могла рассчитывать только на работу статистки, и вместе с Орленевым и его театральной труппой отправилась в гастрольный тур по Европе и США.

Иностранная публика с восторгом приняла Назимову, и вскоре она стала одной из театральных прим эпохи. В 1906 году Орленев и его труппа вернулись в Россию, но Назимова осталась в США: она понимала, что в России актрисе с ее экзотической цыганско-испанской внешностью практически невозможно состояться.

Интересная работа не заставила себя долго ждать — театральный продюсер Ли Шуберт предложил артистке выгодный контракт. Быстро выучив язык и практически избавившись от акцента, Назимова стала единственной русской англоговорящей звездой Бродвея 1910-х.

В 1916 году 37-летняя Алла Назимова дебютировала в немом кино. За съемки в ленте «Невесты войны» она получила гонорар в 30 тысяч долларов, что сделало ее самой высокооплачиваемой актрисой Америки. Сразу после съемок этого успешного в прокате фильма Назимова подписала контракт с крупнейшей кинокомпанией Metro-Goldwyn-Mayer. Она снялась в нескольких десятках фильмов, получила звезду на Аллее славы Голливуда и стала крестной матерью Нэнси Лакетт — будущей супруги 40-го президента США Рональда Рейгана.

АННА СТЭН

Актриса Анна Фесак больше известна под именем Анна Стэн. Она попала в кино почти случайно — на 15-летнюю актрису любительского театра обратил внимание Константин Станиславский и устроил девушку в Московскую киноакадемию.

Уже к 1929 году Фесак успешно снималась в советском немом кино: блистала в комедии «Девушка с коробкой» Бориса Барнета, в фильмах «Земля в плену», «Мой сын» и «Белый орел» Якова Протазанова. Некоторые из этих картин были тепло приняты и за рубежом — кинокритики называли актрису «Верой Холодной советского кино».

Поэтому в 1930 году Стэн получила приглашение от международной киноорганизации Межрабпомфильм на съемки в Германии. Актриса предложение приняла, уехала — и в послереволюционную Россию не вернулась.

Всемирную известность Анне Стэн принесла роль Грушеньки в картине Федора Оцепа и Эриха Энгельса «Убийца Дмитрий Карамазов», снятой по мотивам романа Федора Достоевского.

Продюсер Сэм Голдвин обратил внимание на платиновую блондинку Стэн и предложил ей работу в Голливуде. Так русская эмигрантка стала звездой мирового масштаба. Анна Стэн прославилась не только как талантливая актриса, но и как икона стиля. Режиссер Дороти Арзнер, работавшая со Стэн на съемках фильма «Нана», поставила ее в один ряд с Гретой Гарбо, Кэтрин Хепбёрн, Мириам Хопкинс и Рут Чаттертон в своем списке самых стильных киноактрис.

АННА ПАВЛОВА

Анна Павлова, ведущая танцовщица главной балетной сцены Российской империи, совершила настоящую революцию в балете и покорила зрителей по всему миру. После «Умирающего лебедя», поставленного в 1907 году хореографом Михаилом Фокиным, переманить Павлову мечтали постановщики балета первой величины, но удалось это лишь Сергею Дягилеву. С 1909 года балерина исполняла партии в Русских сезонах в Париже.

В 1911 году из-за разногласий с Дягилевым Павлова ушла из Сезонов и вместе с танцовщиком Адольфом Больмом основала собственную труппу из 20 артистов. В 1908 году они отправились в большой гастрольный тур по Европе, Северной и Южной Америкам. Танцевали артисты и на главных сценах Австралии, Новой Зеландии, Индии, Бирмы, Египта, Сингапура — и везде их встречали овациями толпы новообретенных поклонников.

Пластичность и актерское мастерство Павловой настолько впечатлили австралийскую публику, что в ее честь свою продукцию называли многие бренды — так появился, например, легендарный торт «Павлова».

Балерина создала собственный жанр, названный театральным критиком Юрием Беляевым «хореографической мелодекламацией». В начале 1910-х годов Павлова организовала «русские гастроли» — вернулась на родину и дала несколько выступлений в Санкт-Петербурге и Москве. Когда началась Первая мировая война, легенда балета навсегда уехала из России и поселилась в Англии: ее смелое импрессионистское творчество не соответствовало канонам зарождавшегося советского искусства.

ТАМАРА КАРСАВИНА

Как и Анна Павлова, балерина Тамара Карсавина начала свою карьеру на сцене Мариинского театра, быстро стала его примой-балериной. Но мировая слава пришла к Карсавиной, когда она вошла в труппу Русских сезонов Сергея Дягилева. После ошеломляющего успеха парижского выступления Карсавину буквально засыпали предложениями: звали в Англию, Италию, Америку, Австралию.

Балерина подписала контракт с труппой Ballet Rambert в Лондоне. Поначалу она чувствовала себя там чужой, но обаяние, талант и интеллигентность Карсавиной покорили англичан — у нее появились и поклонники, и друзья.

После Лондона Карсавина несколько лет жила в Санкт-Петербурге, танцевала в Мариинском театре. Но из-за чрезмерной любви к Европе и брака с английским дипломатом Говардом Брюсом Карсавина стала неугодна новой советской власти, и ей пришлось навсегда покинуть страну. Поселившись в Париже, она тосковала по родине. В одном из писем брату балерина сокрушалась: «Пришли мне в письме листьев рябины с Островов… Хочу подышать родным, далеким, хмурым Петербургом».

Став изгнанницей, Карсавина не прекращала гастролировать с труппой Дягилева. Когда ей было уже далеко за 30, она покинула сцену, но не покинула балет: балерина стала авторитетным педагогом в Англии. Она даже удостоилась чести быть вице-президентом Британской королевской академии танца. Карсавина регулярно консультировала ведущих балетмейстеров, разработала новый метод записи танца и написала несколько ценных трудов по балету.

МАРИЯ КУЗНЕЦОВА

Оперная певица Мария Кузнецова дебютировала в роли Татьяны в «Евгении Онегине» на сцене Санкт-Петербургской консерватории в 1904 году. Но уже в следующем году она стала солисткой Мариинского театра — ей и оставалась вплоть до революции 1917 года.

Она по праву считалась одной из самых значимых оперных певиц дореволюционной России. Эта красивая женщина в совершенстве владела не только голосом, но и телом: Кузнецова была ещё и балериной. Композитор Игорь Стравинский отмечал, что ее можно было «лицезреть и слушать с одинаковым аппетитом».

После революции Кузнецова, как и многие другие деятели искусства, эмигрировала. Она отправилась в Швецию, чтобы стать примой Стокгольмской оперы. Через некоторое время певица получила предложение от оперного театра «Ковент-Гарден» в Лондоне. Несмотря на всеобщее восхищение, она тосковала: Кузнецовой не хватало друзей из России. Поэтому в 1921 году она переехала в Париж, который к тому времени стал столицей русского зарубежья. Ей быстро удалось крепко встать на ноги на чужбине: она регулярно давала частные концерты, в программу которых входили французские, русские, испанские и цыганские песни и оперы.

Салон Кузнецовой считался одним из самых фешенебельных в Париже, а попасть в него было большой честью. В передней ее квартиры толпились писатели, балетмейстеры, промышленники и министры. Художники Александр Головин, Константин Коровин и Осип Браз писали ее портреты, а издатели печатали ее фотопортреты в мехах, перьях и жемчугах на обложках модных журналов.

В начале 1930-х певица выступала в парижской «Русской опере», которую сама же и основала вместе с князем Алексеем Церетели и баритоном Михаилом Каракашем. Даже оставив певческую карьеру, Кузнецова не бездействовала: она переехала в Испанию, где занималась педагогической работой и консультированием местной оперы.

ЛИДИЯ ЛИПКОВСКАЯ

Карьера оперной певицы, обладательницы редкого колоратурного сопрано Лидии Липковской началась в Мариинском театре. Благодаря урокам пения дирижера миланской оперы «Ла Скала» Витторио Ванзо, она освоила сложную итальянскую технику пения, исполняла самые трудные партии без потери мягкости и певучести голоса. Артистическая репутация Липковской была необычайно высока — американские журналисты считали, что только итальянская оперная певица Амелита Галли-Курчи могла состязаться с Липковской в совершенстве вокальной техники.

В поисках лучшей жизни Липковская в 1919 году покинула послереволюционную Россию. Горячими аплодисментами встретили артистку в Париже, куда она отправилась по приглашению мецената и филантропа Александра Манташева. Во Франции покровителем певицы стал Сергей Дягилев, предложивший ей принять участие в третьих Русских сезонах, где сценическим партнером Липковской оказался сам Федор Шаляпин.

Триумфальными были и американские гастроли певицы: ее желали видеть на сцене самые престижные театры, а гонорары артистки возрастали с каждым новым концертом. Только в период с 1927 по 1929 год она дала 160 концертов! Организовала Липковская гастроли и по СССР, где ее талант высоко оценили и зрители, и критики.

Даже уйдя на заслуженный отдых и поселившись в Молдавии, Липковская не оставила сцену — она сама стала воспитывать талантливых учеников. Среди них были видные певцы Тамара Чебан, Алексей Сирча, Анна Даскал и многие другие. Позже Липковская работала профессором в Парижской консерватории, а в последние годы жизни — директором Бейрутской консерватории в Ливане.

Комментарии
Комментарии