«Время первых»: первый отечественный космический экшен

Совсем скоро на большой экран выходит фильм о легендарном полете корабля «Восход-2» с Алексеем Леоновым и Павлом Беляевым – «Время первых».
«Время первых»: первый отечественный космический экшен

Совсем скоро на большой экран выходит давно и усиленно рекламируемый фильм о легендарном полете корабля «Восход-2» с Алексеем Леоновым и Павлом Беляевым – «Время первых». О картине много говорили, обещали первый отечественный фильм про космос в формате 3D, причем с Алексеем Леоновым в качестве главного консультанта. Продюсер – Тимур Бекмамбетов, в главных ролях – Евгений Миронов, Константин Хабенский и Владимир Ильин. А вот режиссером стал Дмитрий Киселев – человек из команды Bazelevs, пока что отметившийся в основном «Елками». Что же из этого вышло?

С самого начала фильма в нем ощущается жесткая рука Леонова, не давшего коммерческому кино скатиться в область антинаучной ереси: ни вам астероидов, ни космического мусора в глаз, ни пришельцев. Юмор присутствует, но уместно, драмы – чуть больше, чем следовало бы...

А главное – о счастье! – роковая проблема современного российского кинематографа, заключающаяся в не поддающихся никакой логике сценариях, его не коснулась. Сценарий максимально близок к истории, многие сцены, судя по всему, снимались не в павильонах, а в РКК «Энергия», Звездном городке и ЦУПе, которые внешне мало изменились с советских времен.

Конечно, достоверность достигалась и художниками, создавшими, например, точную копию «Восхода-2», и актерами, которые, хорошо представляя разницу в психологии «тогда» и «сейчас», в своих образах не вызывают диссонанса восприятия.

С 18 на 19 марта 1965 года советские космонавты Алексей Леонов (Миронов) и Павел Беляев (Хабенский) совершили невероятно сложный и важный полет в истории космонавтики. Несмотря на множество неучтенных проблем, с которыми встретился экипаж, Леонов стал первым в мире человеком, вышедшим в открытый космос и вернувшимся на Землю – только представьте!

Перед нами три основных персонажа: Леонов, Беляев и «товарищ Главный» – сам Сергей Павлович Королев (Владимир Ильин), двигатель советской космонавтики, чьи уникальные плечи только могли выдержать подобную ответственность. И тут уж никуда не скрыться от темы патриотизма.

Для руководства страны этот полет – новая победа в Холодной войне. Для главных героев – мечта, дело профессионализма – и, несомненно, служба родине. Несмотря на доносы и тюремные сроки, которые пережил Королев, несмотря на раскулачивание семьи Леонова. Психология людей, прошедших Великую Отечественную войну, была совершенно другой.

«Я хотел расщепить на атомы свойства героя, понять, откуда берется героизм, они же не сумасшедшие люди, но летят в неведомое, практически на смерть. Откуда это берется? Мне хотелось понять, как играть героя, – рассказывал Миронов в интервью «МИР 24». – Природа героя – очень простая, и она стала для меня понятна, когда я спрашивал Леонова о его детстве. Для него это желание вырваться куда-то. Когда ты восьмой ребенок в семье, у которого было место под кроватью – почти такое же маленькое и тесное, как капсула, в которой космонавт приземляется. Эти и другие детали из жизни Алексея Архиповича мне очень помогли понять, кто такой настоящий герой».

Можно было опасаться, что кино про советские подвиги скатится в патетику, но этого не произошло. Хотя иногда под драматичную музыку звучат-таки фразы про «народ, летающий в кандалах». Эмоции иногда переливаются через край там, где этого не требуется, – например, когда врачи обнаруживают в палате Беляева с травмированной ногой, тягающего койку, чтобы не терять форму. Выражение лиц профессиональных врачей, скорее всего, было бы спокойно-скептическим, а не полным ужаса, как будто на их глазах из живота пациента вылез Чужой. Эти недостатки, конечно, портят, но не затмевают фильм.

«Время первых» апеллирует именно к российскому зрителю и его болезненной ностальгии по великим делам. Вместе с национальной гордостью ему придется пробудить и печаль, когда этот самый зритель вдруг вспомнит о регулярно падающих «Прогрессах», не выплаченных зарплатах строителей космодрома «Восточный», коррупционных делах в отрасли. Только и остается, что ностальгировать по людям масштаба Королева.

Чего хочется пожелать хорошему, а не просто «качественному» российскому кино? Возможно, забыть о стереотипе со златовласой маленькой девочкой, заученно произносящей фразы типа «мама, а в космосе сейчас тоже ночь?», а также о стереотипном образе бабы-дуры, которой наплевать на все в мире, кроме своих инстинктов – не будем спойлерить.

А еще надо отметить, что «архетип» ежика в тумане в российской культуре пополнился новым образом – Евгения Миронова в космическом корабле после возвращения из открытого космоса. Если бы кто-то вздумал снимать кино по знаменитому мультфильму Норштейна, эту роль следовало бы отдать именно ему.

Комментарии
Комментарии