Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Активист засудил психиатрическую больницу

В Чите суд взыскал с краевого 20 тыс. руб. за незаконное помещение в психиатрическую больницу гражданского активиста . В общей сложности он провел в лечебнице 23 дня, попав туда после жалоб сотрудников областной администрации. Ранее активист выиграл суд, доказав, что его незаконно лишили свободы.

Психиатрическую больницу засудили за принудительную госпитализацию
Фото: КоммерсантъКоммерсантъ

Забайкальский краевой суд Читы 3 октября обязал краевое министерство финансов выплатить гражданскому активисту Николаю Лиханову компенсацию за принудительное помещение его в краевую психиатрическую больницу им. В. Кандинского. Истец просил выплатить ему 800 тыс. руб., но суд снизил эту сумму в 40 раз, до 20 тыс. руб. Господин Лиханов отметил, что сумма непринципиальна для него, важно признание факта применения карательной психиатрии в отношении правозащитников. Ранее Центральный районный суд Читы отказал активисту в иске к лечебнице, сочтя недоказанным незаконность действий сотрудников больницы, а также причинение какого-либо вреда истцу, напомнил адвокат господина Лиханова Роман Сукачев. В апелляционной жалобе он указал, что, рассматривая иск о помещении господина Лиханова в больницу, судебная коллегия по гражданским делам Забайкальского краевого суда нашла недостаточно обоснованными пояснения врачей о возможности лечения активиста только в условиях стационара. Также он напомнил, что законодательство запрещает удерживать гражданина без оснований на срок более 48 часов. Господин Лиханов пробыл в больнице 23 дня. «Суд прислушался к нашим доводам и отменил решение райсуда как незаконное и необоснованное»,— сообщил господин Сукачев.

Видео дня

В стационар 44-летний активист и тренер по боксу попал после заявлений сотрудников краевой администрации, куда он часто приходит, чтобы подать жалобу. Господин Лиханов начал бороться за справедливость в 2010 году, когда помещение детского спортклуба , в котором он работал, передали в ведение и клуб закрылся. С тех пор он вместе с братом проводит акции, в том числе против отмены прямых выборов мэра Читы. Братья также расследовали работу энергетических компаний и , которые через суды взыскивали с властей края долги и упущенную выгоду в миллиарды рублей. Николай Лиханов, имеющий специальность «бухучет и аудит», провел проверку и пришел к заключению, что долги могут быть фиктивными. Чиновники посчитали, что постоянный посетитель, требующий справедливости, может быть опасен. А в краевом МВД передали жалобы чиновников в психиатрическую больницу. Господина Лиханова задержали и доставили в стационар, где врачи провели обследование и сделали вывод, что он «может представлять опасность для себя и окружающих». На этом основании районный суд отправил его на госпитализацию. Позже Забайкальский краевой суд отменил решение нижестоящего суда. Сами врачи уверены, что ошибки не было. Они указывали суду, что господин Лиханов хотя и не получал в стационаре специальных препаратов, но прошел «лечение средой» и благодаря этому не смог никому причинить вреда. «Получается, что люди боятся совершать преступления, чтобы не угодить в тюрьму, а тут сразу отправляют фактически в тюрьму, чтобы человек не совершил чего»,— комментирует адвокат активиста Роман Сукачев.

Напомним, что в России нередки случаи помещения активных граждан в психиатрические лечебницы. 20 сентября прокуратура Иркутской области сообщила о направлении на принудительное лечение жителя Ангарска, который призывал в интернете «к действиям, направленным на создание отдельной республики от Урала до Тихого океана». А этим летом из психиатрической клиники освободился житель Магнитогорска Алексей Морошкин. В 2015 году он написал пост в соцсети «ВКонтакте» про идею создания Уральской республики. На него вышли спецслужбы. После психиатрической экспертизы, которая признала «бредом реформаторства религиозного толка» его посты в интернете, в том числе заявления о создании «секты Челябинского метеорита», его направили на лечение. В больнице господин Морошкин провел 1,5 года, где его лечили медикаментами. признал его «политическим заключенным».