Как живут люди с синдромом Аспергера

«Благодаря моей «особенности», мне было очень трудно понимать окружающих меня людей. Сложно понимать хитросплетения человеческих взаимоотношений».
Как живут люди с синдромом Аспергера

Приветики, я человек с синдромом Аспергера и сейчас расскажу Вам как живётся мне.

Отчасти, «особенность» была выявлена в детстве моим школьным психологом, которая звала моих родителей на беседы в школу, но куда же мы «без с нашим ребёнком всё в порядке, он просто скромный». Сам я значения этому не придавал, да и зачем? Есть я и есть, какая разница.

Помню, в детстве у меня не было интереса к изучению своего тела, так скажем. То есть до лет 11 я не знал в чём отличие девочек от мальчиков - мне это было банально неинтересно, мне глаза открыла мама.

Благодаря моей «особенности», мне было очень трудно понимать окружающих меня людей. Сложно понимать хитросплетения человеческих взаимоотношений - их обиды на что-то, напрягала надобность тщательно подбирать слова, чтобы не обижались лишний раз.

Все ступени социализации мне пришлось проходить самостоятельно, т.к. родители не считали, что со мной что-то не так. За подростковый период, пообщавшись с людьми, почитав Пола Экмана и его Психологию лжи, я выявил для себя несколько вещей, которые старался прокачивать тогда, прокачиваю и сейчас:

1) Людям важна мимика в ответ. Со мной не особенно любили идти на контакт из-за моей «нулевой» мимики, тут спасли тренировки у зеркала и кино, по которому я сверялся как и на что реагируют люди внешне.

2) Интонация. Тоже пришлось работать над этим, как с зеркалом, но у меня была лояльная подруга, которая поправляла меня, если я перебарщивал.

3) Формулировки — пришлось учиться формулировать предложения в нейтральной форме. Описать сложно, приведу пример: мои знакомые обижались, когда на вопрос: Чем занимаешься? я отвечал: Не твоё дело. Пришлось учиться, тут помогли книги с большим количеством диалогов.

4) Смотреть на собеседника. Смотреть ему в глаза. Пожалуй, самое сложное, что приходится преодолевать и по сей день. Я могу смотреть на своих друзей, родных и старых знакомых, а если говорить с продавцом в магазине, с каким-нибудь малознакомым человеком в принципе, то тут сложно: когда-то я могу смотреть ему на лоб и это спасает, но чаще я смотрю куда-нибудь на его плечо или стараюсь отвернуться.

5) Принятие тактильных контактов — ещё одна из сложных вещей, с которой пришлось долго бороться. Но тут уже банально давать себя обнимать, хлопать по плечу и т.д. Мне-то нормально ни к кому не прикасаться, но когда меня решили обнять и я просто закричал и вырвался — это сильно обидело человека.

Вообще, люди считали(ют), что у меня просто характер такий(с), да и только. Те, кто знают давно, привыкли не обижаться. Мне самому бывает тяжело именно внутри, когда от каждого второго слышишь о том, что ты безразличный до всех говнюк, не эмоциональный, тебе плевать, да и вообще. Когда кто-то ругается со мной и на спокойные ответы начинает кричать еще больше, требуя эмоционального участия - вот это дно. Потому что единственное, что мне хочется в такие моменты, так это развернуться и уйти.

Ошибочно считать, что у меня нет эмоций - я и сам так думал, но со временем пришёл к выводу, что мне просто трудно их распознать, отсюда на нервной почве у меня развился гастрит, одаривающий меня рвотной желчью во время сильных эмоциональных потрясений, а год назад пришлось обращаться к неврологу с астенией. Вот такие дела.

Писать можно долго о том, как живётся, но если сделать общий вывод, то это примерно как если бы всех людей в мире позвали на собрание, где подробно рассказывали про эмоции и взаимоотношения, а ты был у стоматолога в этот день.

Комментарии
Комментарии