Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Почему председатель конституционного суда РФ встал на защиту меньшинств

Цитата , если ее брать целиком, очень глубока. Судья указывает на существование не только «сексуальных», но и «гендерных» (!) меньшинств.
Почему председатель конституционного суда РФ встал на защиту меньшинств
Фото: РидусРидус
Для любого не предвзятого наблюдателя очевидно, что в мире есть только одно гендерное меньшинство — мужчины. Их меньше, они слабее, менее выносливы, эволюционно бессмысленны и даже вредны, если вспомнить про существование, скажем, X-сцепленных болезней, склонны к суицидальным формам поведения.
Таким образом, историческое «неравенство» меньшинства «мужчины» по отношению к сильным, развитым, эволюционно незаменимым женщинам — есть сложившаяся форма т. н. «позитивной дискриминации» мужчин в абсолютно женском мире.
Вот сейчас создают условия для «национальных», «культурных», «сексуальных» меньшинств предпочтительные, а раньше мир знал только одно меньшинство — то самое «гендерное». Которое попросту бы погрузилось бы в полное ничтожество, не создай для него искусственного режима наибольшего благоприятствования человеческое общество.
Слова Зорькина — это клич истинного современного либерала, поборника меньшинств и их защитника.
Ему бы на форуме ЛГБТ выступать с этими идеями, в штабе Клинтон записки писать про необходимость позитивной дискриминации, с «черными пантерами» брататься.
Тезис то прост и изящен, если на него издали и исторически смотреть: «Так называемый „мужской мир“ — это первый в истории пример позитивной дискриминации в интересах слабого и малоосмысленного меньшинства, в противном случае не имевшего бы сопоставимых с большинством шансов на успех в обществе».
Ну и докручивая, мизогины — это первые в истории активисты гражданской справедливости. Идейные и технологические предшественники ЛГБТ-активистов и борцов за национальное и религиозное равноправие.
Так называемая «мужская шовинистическая свинья» — есть «феминистка» предшествующей эпохи. Зорькин — пожилой и уже уставший от борьбы — требует в мире, где все научились быть меньшинствами, сохранить долю «привилегий» своего меньшинства.