Ещё

Чтобы похудеть, Ким Кардашьян в огромных количествах ела щи 

Чтобы похудеть, Ким Кардашьян в огромных количествах ела щи
Фото: Комсомольская правда
Книга «Ким. Голая правда» — рассказ об удивительной девушке, которая знаменита только тем, что знаменита. , дочь адвоката Роберта Кардашьяна, сделавшего себе имя на процессе О. , прославилась участием в реалити-шоу, многочисленными романами (и порнографическим любительским видео, просочившимся в интернет), браком с  и тысячами селфи. Больше, строго говоря, она ничего выдающегося в жизни не сделала (пыталась стать киноактрисой, но начавшаяся карьера быстро закончилась премией «Золотая малина» за худшую роль второго плана). И тем не менее, в дивном новом мире Ким Кардашьян — живая легенда, за жизнью которой следят миллионы людей.
В книге подробно описывается ее еще не длинный жизненный путь. Равно как и биография ее родственников (знали ли вы, что прабабушка и прадедушка Ким бежали из Армении в 1915 году, незадолго до того, как турки устроили массовый геноцид — бежали, потому что уверовали в пророчество неграмотного провидца Ефима Клубникина, призвавшего армян эмигрировать за океан и осесть в Лос-Анджелесе? К слову, предки эти были русскими армянами, и фамилия их изначально звучала как Кардашовы. В США их потомки разбогатели, и Ким родилась, как выражаются американцы, с серебряной ложкой во рту…)
С разрешения издательства ОДРИ мы публикуем фрагмент из первой части книги, где рассказывается о юных годах будущей знаменитости.
В отрочестве Ким не была любительницей ночных клубов и дискотек. В то время, как ее более бойкие подружки охотились за приключениями, Кимми, как ее все называли, предпочитала тусоваться с подругами друг у друга дома — а красоты этим домам не занимать.
Она была счастлива с Ти-Джеем, своим постоянным бойфрендом, хотя могла бы перебирать парней (Ти-Джей Джексон — племянник , участник бойз-бэнда 3T. — Прим. ред.). Ким всегда была очень красивой и сексапильной — притом простодушно не придавая этому значения. Ее няня, Пэм Бехан, отмечала, что Ким не позволяла множеству сыпавшихся на нее комплиментов вскружить себе голову и никогда не кичилась своей внешностью. «Она знала, что красива, поскольку все говорили ей об этом, однако оставалась такой же милой девочкой», — писала Пэм.
Хотя неприятные взрослые проблемы вторгались в ее жизнь — взять хотя бы некрасивый развод родителей, громкое дело О. Джея Симпсона (отец Ким был адвокатом спортсмена, обвиненного в убийстве жены. — Прим. ред.) и убийство матери ее бойфренда, — она сумела вкусить все радости отрочества, не «слетев с катушек». Ее самая близкая подруга, Никки Лунд, вспоминала: «Мы пекли маленькие кофейные тортики, красили ногти и разговаривали об очередной диете».
Девочки перепробовали все модные диеты, в том числе популярную диету Аткинса и «диету Южного Пляжа» (согласно этой диете, «плохие», быстроусваиваемые углеводы заменяются «хорошими» углеводами (злаки и бобовые), а «плохие» жиры (трансжиры и насыщенные) «хорошими» ненасыщенными жирами. — Прим. переводчика). Они также оккупировали кухню, чтобы в огромных количествах готовить щи, когда этот суп стал новейшим увлечением в области снижения веса.
Вступая во взрослую жизнь, Ким осознала, что все популярные девочки в ее окружении были худенькими блондинками. Она же была «антиблондинкой» — небольшого росточка, пышная, с тяжелыми бедрами и проблемой, характерной для женщин-армянок, — избыточным количеством темных волос на теле. С тринадцати лет Ким регулярно посещала салон красоты для восковой эпиляции зоны бикини.
В школе ее героиней была не какая-нибудь модная модель, тощая, как стручковая фасоль, а Джей Ло — фигуристая латиноамериканская актриса и певица. Начиная с середины 1990-х  была обладательницей самой фотографируемой и высоко ценимой попы в мире.
Как и у всех подростков, у Ким было немало кумиров. Наряду с Дженнифер Лопес и Дженет Джексон она была поклонницей ведущих ритм-н-блюзовых артистов, в том числе Бэбифейса, Мэри Джей Блайдж и вокальной группы Jodeci. Особую любовь она питала к Spice Girls, которые принесли в школу «Мэримаунт» идею «власти девчонок». Ей было шестнадцать, когда в феврале 1997 года они ворвались на музыкальную сцену США со своим революционным дебютом, песней «Wannabe». В том году первый альбом «перчинок» под названием «Spice» был самой продаваемой пластинкой в мире.
Ким была поклонницей и ее образа «перчинки-аристократки». Одна ее подруга доверительно говорила: «Ей нравилась идея быть аристократичной, и она считала Викторию самой красивой из перчинок». Ким в то время носила стрижку «укороченный боб», как у Виктории, и пыталась копировать ее макияж, чтобы имитировать всем известные чувственные «губки бантиком».
Время от времени в ее школе устраивали «свободный день», когда можно было на один день позабыть о школьной форме. Ким и ее подруги подражали стилю «перчинок». У нее было кожаное платье с коротким рукавом и разрезом на боку, напоминающее того рода наряды, которые могла бы носить шикарная и модная «аристократка» Бекхэм. Каждая из девочек выбирала себе за образец одну из «перчинок» и часами готовилась к исполнению своей роли. Они наслаждались этим переодеванием и актерством больше, чем собственно музыкой, хотя изображать перед зеркалом исполнение «Wannabe» или «Spice Up Your Life» тоже было здорово. На то, чтобы устроить такое шоу на публике, им никогда не хватало смелости.
На шестнадцатилетие Ким подарили новый белый «BMW-318». Это был своего рода ритуал для каждой из сестер: девушке дарили машину по достижении возраста, когда она могла начать водить. Отец нередко составлял для детей различные письменные контракты, чтобы научить их ответственности. Хотя для Роберта это был один из способов шутить с детьми, такие шутки преследовали и серьезную цель. И автомобильный контракт не был исключением.
Через четыре дня после празднования Роберт вручил Ким такой документ. В нем он называл себя «замечательным и добрым» отцом. Кимберли, названная в контракте полным именем, должна была согласиться возить своих младших сестру и брата на занятия, гарантированно поддерживать хорошую успеваемость в школе «Мэримаунт», не употреблять наркотики, не курить ни табак, ни марихуану, не напиваться.
Она была одной из немногих девушек в своей школе, у которых не было в личном пользовании кредитных карт. Однако по случаю вручения машины отец снабдил ее картой, предназначенной исключительно для оплаты бензина на заправках «Стэндард Ойл», чтобы она могла заправляться, как только это понадобится. В контракте было прописано, что Ким должна соблюдать сроки платежей по карте. Она также должна была мыть машину раз в неделю. И последнее, но немаловажное требование: любой ремонт — за ее счет. Ким поясняла: «Если бы я разбила машину, я сама должна была платить за ее ремонт».
Этот контракт был скорее показателем отцовской любви, нежели чем-то еще. В седьмом параграфе Роберт даже заверяет: «Твой папа очень тебя любит». Это было свидетельство чудесных и драгоценных отношений между отцом и дочерью. Правда, у Ким, которая разбила машину почти сразу же, было иное мнение.
Она медленно ползла по улице в пробке, «бампер к бамперу», уронила помаду, потянулась за ней, чтобы подобрать… и въехала в бампер передней машины. Она вспоминала: «Я с кем-то поцеловалась. Не такой уж большой вышел ущерб, но мне пришлось за него заплатить». Еще больше усугубило ситуацию то, что водитель пострадавшего автомобиля увидел в ее документах фамилию Кардашьян и понял, что она, должно быть, является дочерью адвоката О. Джея Симпсона. «Он подал на меня иск на большую сумму», — вздыхала Ким.
В результате этой неприятности Ким пришлось найти себе работу по субботам, чтобы иметь на руках наличные для разных надобностей. Она шагала по центру Энсино в тот день, когда у нее не было занятий в школе, и увидела объявление: местному бутику под названием «Боди» требовалась продавщица на неполный рабочий день.
«Это был крутейший магазин одежды в Долине», — с гордостью вспоминала Ким. Ей нравилось соприкасаться с одеждой, отвечающей последнему писку моды, и она часто заезжала в магазин после занятий, чтобы поработать лишние час-два, прежде чем вернуться в отцовский дом.
В эпоху до появления мобильных телефонов у всех школьников были «биперы» с чехольчиками разных цветов, которые крепились на ремень или сумку. «Бипером» назывался пейджер, который дети носили с собой, чтобы быть на связи с родителями — или, чаще, с друзьями. Ким меняла цвета своего «бипера» каждый уикенд. Ей уже тогда нравилось экспериментировать с модой, и она подолгу уединялась в своей комнате, создавая разноцветные ободки для волос. С помощью проволоки она нашивала на них цветы, заботясь о том, чтобы они гармонировали с цветом ее подводки для глаз и оттенком надетого топа. Предпринимательский характер родителей передался Ким в полной мере, поскольку она, помимо того что носила эти аксессуары сама, демонстрировала их в маленьких бутиках в Голливуде, пытаясь продавать свои поделки за пару-тройку долларов. Специфика ее рабочего места означала опыт продаж; а это маленькое хобби явилось ее стартом в бизнесе. (…)
Ким, как и многие подростки, испытывала на себе влияние всего, что было на тот момент модным и популярным в школе. Все они смотрели «Мелроуз-Плейс», чтобы назавтра можно было обсудить очередную серию. Этот популярный сериал рассказывал о жизни молодых мужчин и женщин, живущих в Западном Голливуде. Он был очередным проектом , последовавшим за чрезвычайно популярным «Беверли-Хиллз 90210». Так совпало, что Ким в то время, когда шел этот сериал, действительно училась в школе «Эль-Родео», имевшей почтовый код 90210. (…)
Опыт работы готовил Ким к жизни после завершения учебы в «Мэримаунт». Перед тем как она в семнадцать лет окончила школу, ее родители должны были написать напутственное письмо с советами на будущее. Они, не сговариваясь, написали о том, что нужно требовать уважения к себе и уважительно относиться к людям в ответ, не терять головы и не поддаваться давлению среды. Наиболее памятной была фраза Роберта: «Помни о самоуважении». (…) К тому же Роберт, который всегда был любящим отцом, не мог не добавить, что Ким следует знать, какая она красавица.
Ким с нетерпением ожидала своего выпускного бала. Она сумела убедить отца, что ей нужно платье от ее любимого в то время дизайнера, Марка Вонга Нарка. Она любит его платья и по сей день. Ее выпускное платье было белым, длиной в пол, с квадратным вырезом и разрезом спереди. Ее спутником был Ти-Джей, который выглядел безупречно и элегантно в своем черном смокинге. Ким убрала волосы наверх, и они смотрелись как роскошная юная голливудская пара — какой они, разумеется, и были. На официальных фотографиях они улыбаются, являя миру жемчужные зубы, которыми мог бы по праву гордиться даже самый дорогой из дантистов Беверли-Хиллз. Было видно, что молодые люди очень счастливы вместе.
Однако, как ни печально, вскоре после выпускного они расстались. Их отношения шли на спад, поскольку необходимость ездить в туры с 3Т все больше отдаляла Ти-Джея от Ким. Однако он остался любимцем ее семьи. В том маленьком мирке, в котором все они обитали, Кардашьяны мудро не стали обрывать связи с кланом Джексонов. (…)
А Ким тем временем предстояло сделать важный жизненный выбор. Она должна была покинуть безопасный кокон Беверли-Хиллз и вылететь в реальный мир.
Видео дня. Предсказания на будущее, в которые верится с трудом
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео