Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

На перекрестке театра и жизни

Мемуаристика ложится на душу лишь тем, кому и самому есть о чем вспомнить. До нее нужно дорасти. До новой книги Валерия Модестова «Не только о театре» дорастать не нужно: она вневозрастна, чем и замечательна. Пожалуй, у нее есть одно лишь ограничение: ее будут читать лишь те, кто понимает, что мир вокруг все-таки прекрасен.Скромность человека в наше время редко прямо пропорциональна его таланту и знаниям. Модестов, ходячая литературная, театральная и балетная энциклопедия, и в личном общении раскрывается не сразу. Лишь со временем начинаешь понимать, сколь профессионально разбирается он в театре и балете, как много видел и как много знает, как сильно любит то, чем занимается. То же самое — и его книга, написанная просто, с великим знанием искусства и любовью к нему. С первых страниц читателя берет за руку мальчик, родившийся в Кирове спустя три месяца после окончания войны, затем он потихоньку подрастает и ведет за собой в свой мир — скрытый тяжелым занавесом, мир сцены. К нашей радости, Модестов давно дружит с «Вечеркой», и благодаря ему читатели много раз первыми узнавали и о премьерах, и о событиях кулуарных.

На перекрестке театра и жизни
Фото: Вечерняя МоскваВечерняя Москва

Конечно, мемуары всегда немного опасны — ибо всегда в достаточной степени субъективны. Многим их авторам не удавалось преодолеть искушения и избавиться от лукавого сведения счетов. За примерами далеко ходить не надо: припомните самые «шумные» воспоминания известных людей и согласитесь — в них всегда кто-то припорошен черным, а кто-то и облит серной кислотой злопамятства. В воспоминаниях Валерия Модестова нет такого и близко, хотя оценки — своему детству, началу пути, людям, что встретились на непростой дороге жизни, — он дает субъективные. «Мне хотелось запечатлеть на бумаге короткие слова благодарности тем, кого я люблю и кто сыграл особую роль в моей жизни», — сказал Валерий Сергеевич.

Видео дня

И точно. От изначально позитивного, бескорыстного отношения автора к миру и родилась на свет книга, полная света, добра, местами — мягкого юмора и точных наблюдений. Но мемуарами дело не заканчивается. Они плавно перетекают в то, что стало жизнью автора. Вот перед нами череда портретов людей искусства.

Тут и беседы автора с и , и написанные им портреты , , , и обращение к персонам ушедшим (, Александр Пушкин и Авдотья Истомина). Далее — тонкие, высокопрофессиональные и неподкупные рецензии на премьеры в драматических театрах, и тонкое исследование балета — не мутнеющей со временем жемчужины нашего искусства, причем рецензии часто острые, без намека на комплиментарность. А потом — исследование танца и оперетты... И рассказы-зарисовки, сотканные из увиденного, мимолетного, но поднятого до головокружительной высоты.

Прекрасная книга. Умная, без снобизма. Послевкусие от прочтения — сожаление о малом количестве собственных знаний и уверенность, что все еще можно успеть.