Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Олекминскую бабушку никто не бьет. Проверка ватсапных слухов.

Бабушка умирает

Олекминскую бабушку никто не бьет. Проверка ватсапных слухов.

Приводим сообщение без изменений. Стилистика и орфография автора сохранены. Забегая вперед сообщу, что данный текст написала невеста племянника упомянутой здесь «злодейки». Ныне ее телефон отключен.

Видео дня

«Привет всем! Издеваются над старенькой бабушкой! Начну с начало, надеюсь мне помогут У моего молодого человека есть родственица, которая взяла опекунство над пожилой бабушкой которой очень много лет, и в замен ей останется квартира после смерти бабушки Ничего против я не имею Это родственница живёт вообще в олекминске, она врач терапевт, любит выпивать. Приехала она в Якутск по своим делам и привезла с собой эту бабушку, у них тут есть частный дом. Сами все живут в большом доме а бабушку поселили в избушку, где нет света, нет отопления, (правда поставили туда обогреватель и на том спасибо но в наши то морозы обогреватель не поможет!), есть диван и простыня, но на кровати она не спит так как нет одеяла и все равно холодно, там есть железная скамья с поролоном она лежит на ней рядом с обогревателем, укрывается она то ли курткой то ли дублёнкой кушать ей выносят в пластмассовой посуде, или даже не посуде а из под чего то, раз в день а иногда и не кормят дверь внутреннюю придавили шлакоблоком, а наружную на ключ что бы она не могла сбежать или кричать она все время плачет. Она умирает. Я умираю от этих мыслей, звонила в милицию а мне не верят, говорю родственникам, они говорят что не хотят на неё жаловаться а я взяла грех на душу и не понимаю что мне делать помогите и посоветуйте добрые люди»

Что двигало молодой особой перед тем, как она решила анонимно отписаться о жуткой истории? Остается только гадать.

Ватсапным вечером

Группа оказалась довольно популярной, и сообщение перекочевало в олекминские ватсапные группы, где собрало немало отзывов. Одним из самых активных «осуждальщиков» был некто В., живший по соседству с бабушкой – Матреной Иннокентьевной Карамзиной. Его телефон также в эти дни недоступен. Этот В. и раскрыл имя «похитительницы старушек», нехорошей женщины: Наталья Иванова из села Абага. Народ возмутился и попросил товарища В., судя по обращениям, журналиста районной газеты, провести собственное расследование.

Журналист озвучил свою точку зрения: «Она одинокая и беззащитная, страдает старческим маразмом. Жила одна и с двумя собачками, мы, соседи, помогали ей. А Иванова, пользуясь белым халатом, забрала ее к себе, бабушка все время называет Иванову Октябринкой по имени ее матери, путает их. Нет у нас управы на мошенницу».

Естественно, обсуждение расплылось по всей республике. И журналистское расследование решили сделать мы, да не обидятся на нас коллеги из районки.

Найдите бабушку

В Министерстве труда и социальной защиты первыми отреагировали на ватсапные вести сотрудники управления соцзащиты. Связались с районом, узнали имена, контакты, поговорили с «мошенницей» и выехали делать проверку.

Когда мы созвонились с Натальей Николаевной, она была взволнована, сразу согласилась встретиться, назвала адрес.

Живут они в Якутске в небольшом деревянном добротном доме.

Теплый пристрой – просторная кухня, на которой и ждала меня «умирающая» (тьфу-тьфу-тьфу) бабушка. Чистенькая, в мягком халате, уггах и с белым платочком на голове

Приехали за слуховым аппаратом

Оказалось, что Наталья забрала из Олекминска Матрену Иннокентьевну два года назад. Это жена ее покойного родного дяди. Был у дяди сын, которого Матрена Иннокентьевна усыновила, но он, к сожалению, заболел раком и умер. Осталась она одна

— Долгое время бабушка жила одна, — рассказывает Наталья Николаевна. – С ней жили разные родственники. Она приглашала к себе, потом могла неожиданно выгнать. В доме собирались пьющие люди, все вещи были вынесены.

Чтобы прекратить эти сборища, она с согласия Матрены Иннокентьевны забрала ее к себе в Абагу. Никакого опекунства она не оформляла и социальных выплат за бабулю не получает.

В Абаге у Натальи есть дом ее матери. Там они и живут с бабушкой, а семья Натальи, дети, муж, внук – живут в их прежнем доме.

— От мамы осталось большое хозяйство, за которым надо смотреть, фактически мы все живем у матери, просто муж и дети уходят ночевать к нам домой. А мы с бабушкой остаемся в доме моей матери.

— А в Якутск вы зачем приехали? – спрашиваю.

— За слуховым аппаратом, — отвечает Наталья. – Бабушка должна получить хороший слуховой аппарат, но вот уже год бегаем, и данные устарели, приехали заново делать аудиометрию. Я уж думаю сама купить этот аппарат, пока дождешься бесплатного государственного, еще год пройдет.

Никто меня не бьет

Матрене Иннокентьевне скоро 90 лет. Она медленно, но ходит, жалуется на ногу. Видит хорошо, читает без очков, но не слышит. Чтобы поговорить с ней, надо кричать ей прямо в ухо.

— Вас бьют?

— Кто? Никто меня не бьет! – машет руками Матрена Иннокентьевна.

— А голодаете?

— Да что ж такое! Я же ем вот сижу! Что за люди! Пусть оставят меня в покое! – возмущается бабушка.

А тем временем Наталья открывает передо мной холодильник, набитый соленьями, вареньями.

На плите вскипает суп. Бабушка любит только суп.

Мне неловко, но хозяйки показывают и кедровые орехи в мешке

и замороженное молоко

и картошку в подполье

Матрена Иннокентьевна немного путается, называет Наталью Надей, все время спрашивает, когда они вернутся домой, и просит свой пиджак с медалями.

Приезжайте в полицию!

Во время разговора вдруг собеседницы засобирались. Оказалось, что их вызывают в полицию.

— Нашлась родственница бабули, которая написала на меня заявление, надо поехать.

В итоге одеваем бедную бабулю и везем ее в участок. Ей трудно передвигаться, еще когда она жила одна, сломала ногу, и теперь ей трудно ходить.

Ну и возраст, конечно же. Родственницы, к счастью, не заставили нас подниматься на третий этаж и спустились на второй. Наталью увели давать показания, а мне выпало понаблюдать за встречей родственниц.

Бабушку расцеловали две женщины: одна постарше, другая помоложе. Выяснилось, что бабушка не видела одну из них около двадцати лет, а вторую тоже довольно давно. Женщины рассказали, что, прочитав ватсап, они испугались и поэтому написали заявление.

А Матрена Иннокентьевна расчувствовалась. Мне пришлось выдавать «инструкцию» по кричанию в ухо.

— Хотите ко мне переехать? – спрашивает родственница.

— А ты возьмешь? – лукаво улыбается бабуля. – Могу и переехать. Мне иногда скучно

Может, аппарат купят родственники?

Пока Натальи не было, выпытывали у меня про условия проживания. Я рассказала о том, что видела. Показала фотографии. Через полтора часа общения мы все распрощались. Родственницы обещали приехать в выходные.

— Тесто поставим, — обещает Наталья и показывает жестами. – Пирожков напечем.

— Да, пусть приезжают! Тесто обязательно поставим, — распоряжается Матрена Иннокентьевна.

— А вы отдадите бабушку другим родственникам? — спрашиваю.

— Если будут хорошо смотреть, то почему бы и нет?

— Я им предложила купить бабушке аппарат слуховой. Вы же говорили, что он 70 тысяч стоит.

— А они?

— Сказали, что положен государственный, — вздыхаю.

Скоро Наталья с Матреной Иннокентьевной вернутся в Олекминск. Позже по ватсапу отписались и другие люди. Со словами хорошими и добрыми. О том, что она помогает многим людям и даже ребенка усыновила, которого молодая мама оставила в больнице.

— Не знаю, как возвращаться, как люди в глаза будут смотреть после всего этого Но нет худа без добра, — немного успокоившись, говорит Наталья. – Нам обещали оформить опекунство, если будут квоты. Если родственники хотят забрать Матрену Иннокентьевну – пусть забирают, но делают это сейчас.

Мораль сей басни – семь раз проверь, один раз сделай репост!

http://ysia.ru/wp-content/uploads/2016/11/WhatsApp-Video-2016-11-24-at-14.22.31-1.mp4