Ещё

Экстремизм был заперт в шкафу 

Экстремизм был заперт в шкафу
Фото: Коммерсант
Директор Библиотеки украинской литературы получила поддержку свидетелей обвинения
Свидетели по делу директора Библиотеки украинской литературы , дело которой слушается в Мещанском суде Москвы, выступили в ее защиту. Они пояснили, что библиотека не могла держать в открытом доступе экстремистскую литературу, в чем обвиняют госпожу Шарину. Обвинения в растрате денег ее коллеги тоже опровергли.
В пятницу состоялось очередное заседание по делу Натальи Шариной, директора Библиотеки украинской литературы, обвиняемой в разжигании национальной ненависти и растрате. «Сегодня главным было выступление директора библиотеки-читальни им. Тургенева Ромуальда Крылова-Иодко, который ранее был начальником управления культуры ЦАО Москвы. Он разбил обвинения в растрате, подтвердив, что траты на юристов шли под его контролем, — пояснил „Ъ“ адвокат госпожи Шариной . — Свидетели, которые были приглашены обвинением, заявили, что в действиях Шариной не было экстремизма».
28 октября 2015 года в Библиотеке украинской литературы в Москве прошли обыски, ее директор Наталья Шарина была задержана и помещена под домашний арест. Ее обвинили по ст. 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды). Поводом стали книги украинского автора , в частности, издание от 1999 года, попавшее в список экстремистской литературы в марте 2013 года. 5 апреля 2016 года Наталье Шариной было предъявлено еще одно обвинение — в растрате (ч. 4 ст. 160 УК РФ). По версии следователей, в 2011–2013 годах, когда госпоже Шариной впервые было предъявлено обвинение в экстремизме (позже дело было закрыто), она потратила на свою защиту средства библиотеки, а также фиктивно устроила на работу в библиотеку знакомых ее юриста, нанеся ущерб в 2,2 млн руб.
Ромуальд Крылов-Иодко сообщил, что проблемы у библиотеки начались в 2010 году, тогда в ходе двух обысков в ней были найдены книги с цитатами экстремистского характера, однако не внесенные в запрещенный список . «Я звонил в департамент культуры Москвы, мы решили, что нужен адвокат — и библиотеке, и директору, — рассказал господин Крылов-Иодко. — Заммэра просила дать максимальную защиту библиотеке». Он видел договор между библиотекой и адвокатом и ставил свое согласие на счетах оплаты. Кроме того, бывший чиновник лично обсуждал ставку юриста в штате библиотеки, на которую госпожа Шарина затем взяла двух человек. Господин Крылов-Иодко отметил, что «библиотеку используют в политических играх». В частности, он рассказал, что «представители просили оставить в штате библиотеки сотрудника Беспалько», который впоследствии «причинил много проблем».
, работавшая с 2004 по 2013 год в управлении культуры ЦАО, отметила, что в приказе о списании книг нет основания «экстремистская литература». «Попавшие в список Минюста книги списываются как непрофильные или ветхие. Но они не уничтожаются сразу. Этот процесс может затянуться на год», — пояснила госпожа Егорова. Как отметила бывший замдиректора библиотеки украинской литературы , подобные книги помещались в спецхран: шкаф, к которому у читателей нет доступа. Она присутствовала при обыске 28 октября 2015 года. «В открытой для читателей части библиотеки следователи изъяли журнал и около пяти книг. А большую часть книг они нашли в спецхране и в отделе комплектования, куда привозят поступившую литературу, но не обработанную», — пояснила Елена Ковалева.
Все свидетели подчеркнули, что никогда не слышали от Натальи Шариной каких-либо антироссийских или антирусских высказываний. Следующее заседание назначено на 22 декабря.
Видео дня. Археологические находки, встрепенувшие ученых
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео