Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Хрупкий мир искусства Василия Кандинского

Вслед за Русским музеем юбилей решил отметить и в ГМИИ им. А.С. Пушкина. Выставка «Багатели» отчасти перекликается с петербургской экспозицией — оба проекта посвящены творчеству художника до его эмиграции в 1921 году. Есть и пересечения по конкретным работам. Но по духу московская ретроспектива получилась совсем иной — камерной и в чем-то даже более утонченной, изысканной.

Хрупкий мир искусства Василия Кандинского показали в Пушкинском музее
Фото: Известия.РуИзвестия.Ру

Вместо огромных холстов и всем знакомых шедевров Пушкинский музей выводит на первый план малоизвестные миниатюры и деликатно напоминает об увлечении Василия Васильевича лубком и символизмом. Главная ценность экспозиции ГМИИ — девять рисунков маслом на стекле, созданных в 1917–1918 годах. На них мы видим куртуазные сценки — кавалеров и дам в пышных платьях на фоне наивно-примитивных пейзажей (сложно поверить, что их автор к тому времени уже написал свои знаменитые «Композиции», возвестившие полный отказ от предметности).

Видео дня

Организаторы выставки гордятся тем, что впервые удалось так широко продемонстрировать эту малоизвестную широкой публике сторону творчества художника.

— Стекла — очень хрупкий материал, поэтому каждый музей, конечно, очень неохотно отдает такие вещи, — призналась куратор проекта . — Особенно непросто было договориться с Национальным музеем искусств Азербайджана, у которого девять этих произведений. Когда я делала выставку Кандинского в 1989 году, то они даже не приняли нашего фотографа. Но сейчас удалось договориться, она специально для этого ездила в Баку, и мы в итоге получили несколько работ.

Помимо бакинского собрания стекла поступили из Русского музея, частных коллекций и собственного фонда ГМИИ. Увы, некоторые из них серьезно повреждены. Трещины и утраченные осколки не позволяют увидеть изображение в первозданном виде, но придают какое-то особое очарование этим уютным декоративным панелям, как будто найденным на чердаке бабушкиного дома.

Кандинский действительно делал их в большей степени для себя — в качестве творческого эксперимента и одновременно для украшения своего московского жилья. И увлечение этой сложной техникой стало семейным: вместе с Василием Васильевичем маслом на стекле начала рисовать его молодая жена Нина. Несколько ее работ тоже можно увидеть в экспозиции.

История этой любви — еще один сюжет выставки. Будущие супруги познакомились как раз в стенах Пушкинского музея в 1916 году (тогда он назывался Музеем имени Александра III). А уже в феврале 2017-го Василий и Нина обвенчались и отправились в свадебное путешествие в Финляндию, в местечко Иматра. Там была написана акварель «Иматра», по стилю перекликающаяся с рисунками на стеклах. Мы видим двух томных барышень в кринолинах, а сзади — замок на горе, омываемой рекой.

Художник сознательно нарушает перспективу, делает изображение наивно-примитивным, создавая атмосферу сказочной идиллии. В похожем ключе решены и некоторые другие работы этого периода. Например, превосходная «Жар-птица» (1916). Из потока линий и штрихов взгляд выхватывает горы, реки, персонажей (Иван-Царевич, Жар-птица). А вот серия графических «Композиций», обозначенных буквами (Г, Д, Е, З), — уже полная абстракция.

Не навязывая зрителю конкретного представления о творческой эволюции Кандинского, нам предлагают подумать о том, как из глубоко национального по своей природе искусства вырос интернациональный абстракционизм. И, что еще более интересно, как они одновременно уживались в творчестве одного художника. Но, пожалуй, это размышление не должно быть слишком серьезным, о чем свидетельствует название выставки, позаимствованное у самого живописца.

В музыке багатели — небольшие легкие пьесы, безделушки. Создавая свои «багатели», Кандинский хотел на время отвлечься от гремевших тогда революций — и в живописи, и в реальной жизни. Пытался спрятаться в уютном, прекрасном и наивном «мире искусства» от царившей вокруг дисгармонии. Спустя век мы можем последовать его примеру благодаря Пушкинскому музею.