Ещё

Немецкий писатель: Третий рейх сидел на наркотиках 

Третий рейх во главе с его фюрером — Гитлером был на наркотической игле. Этого еще не доставало, скажете вы. Я был того же мнения, пока не познакомился с книгой немецкого писателя Нормана Олера «Наркотики в нацистской Германии». Эта книга 46-летнего берлинского прозаика уже успела стать бестселлером в Германии и Англии. Скоро она будет издана и в США.
«Наркотики в нацистской Германии» не роман. Это документальная книга, основанная на доскональном изучении архивов, рассказывает The New York Times. Недавно писатель побывал в Нью-Йорке, где прочел лекцию в Ист-Виллидже, недалеко от Купер Юнион.
«Этот уголок Нью-Йорка хорошо известен мне. Здесь я написал мою первую книгу — детективный роман», — рассказывал Олер.
Но «Наркотики» потребовали от писателя пять лет кропотливой работы. Он повторно поднял документы, которые раньше оставались без должного внимания. Вскрылись и новые детали того, как солдат вермахта регулярно пичкали метамфетаминами в огромном количестве. Поставлялись миллионные дозы этого наркотика в виде пилюль, которые жадно поглощались в течение всей войны. Была даже установлена прямая линия «фабрики—фронты». Эта линия называлась «Кампанией против усталости».
Эта фармакологическая «стратегия» какое-то время действовала. Вторжение во Францию в 1940 году произошло не только на танках, но и на игле. Но когда вермахт напал на Советский Союз, началось похмелье.
Фюрер был в центре наркотических приливов и отливов вермахта. И не только как верховный главнокомандующий. Его личный врач вкалывал ему такие наркотики как эукодал. Поначалу Гитлера охватила эйфория. Ему вкалывали также кокаин и комбинированный наркотик, который то успокаивал, то возбуждал его.
Когда лидеры третьего рейха и военачальники вермахта жаловались фюреру на то, как союзники рушили их города с неба, Гитлер спокойно отвечал им: «Мы победим. Эти потери делают нас сильнее». Жалобщики удивлялись. Кое-кто говорил, что «фюрер знает то, чего мы не знаем». Имелось в виду новое «магическое оружие». Но у Гитлера были лишь «магические наркотики», которые заставляли его свиту думать о «магическом оружии».
По слова Олера, книга о фюрере, вермахте и наркотиках родилась весьма случайно. Как-то его берлинский приятель-диджей и любитель вещест, меняющих сознание спросил его: «А знаешь ли ты, что нацисты принимали наркотики в больших дозах?» Сам диджей слышал об этом от солдат-ветеранов в своем родном Мюнхене.
В интернете Олер нашел лишь невнятную документальную ленту. Он связался с ученым, который участвовал в создании этой ленты, и тот оснастил его «бесценными указаниями», как следует обращаться с военными архивами, не имевшими «наркотической индексации».
Олер поначалу собирал весь этот материал для своего четвертого романа. Однако его издатель сказал, что «вся эта история слишком запутана для романа», и лучше рассказать ее с документальной прямотой.
В плане написания документальной книги Олер был новичком, и его подстерегали весьма серьезные исторические препятствия. Но Олер выдюжил. Известный историк и биограф Гитлера Иэн Кершоу назвал книгу Олера «серьезным научным трудом». То, какими дозами Гитлер и его воинство поглощали наркотики, поразило даже исследователей, десятилетиями изучающих эпоху гитлеризма.
Неужели? Да.
«Это одна из старых проблем специализации, — говорит Энтони Бивор, автор нескольких книг о Второй Мировой войне. — Мало кто из историков знает что-нибудь о наркотиках. Когда приходит аутсайдер с новыми идеями и интересами, результаты могут оказаться фантастическими и показательными».
Олер знал, о чем он писал. Будучи 20-летним юношей, он приехал в Нью-Йорк и стал баловаться «веществами» «по полной» на Второй авеню…
Книга начинается с успехов немецкого воинства еще в ХIХ веке. Тогда Германия была в первых рядах изобретения, производства и экспортирование наркотиков, начиная от доброкачественных как аспирин, и кончая таким злом как героин. Некоторые наркотики, например, мет, продавались свободно в аптеках как средство против депрессии и как… жаропонижающее. Красно-бело-голубые таблетки под названием первитин привлекли внимание доктора Академии военной медицины в Берлине, и он стал руководить их поставками вооруженным силам. Накаченные первитином немецкие вояки стали штурмовать Арденны в начале Первой мировой войны. Эта «адренализация» повергла в уныние молодого Уинстона Черчилля, о чем он пишет в своих мемуарах. «Я думаю, что это было преувеличением, но мет был весьма важной частью этой кампании», — заметил Олер. (С помощью наркотиков некоторые немецкие генералы заставляли своих солдат не смыкать глаз до 17 суток подряд.)
В фокусе книги Олера один из «фарсовых игроков эпохи» Теодор Морелль, врач, который завладел доверием Гитлера в 1936 году, излечив фюрера от мучавших его несколько лет желудочных болей. Будучи «виртуозом иглы», Морелль «подчинялся» требованиям Гитлера, или как он величал его «Пациента А», и вкатывал ему лошадиные дозы витаминов, гормонов и стероидов, которые содержали экстракты из сердец и печени животных, хотя Гитлер и был вегетарианцем. Начиная с лета 1943 года, «коктейли Морелля» включали в себя щедрые порции опиума.
В 1944 году доктор с трудом находил у Гитлера вены для вкалывания. Когда союзники разбомбили предприятия, производившие немецкие наркотики, у гитлеровского эскулапа стали возникать проблемы с нахождением опиума для «Пациента А».
Историки пытались найти причины дрожания конечностей Гитлера, которые начались у него в 1945 году. Они утверждали, что это было проявлением болезни Паркинсона. Олер не исключает этого, хотя тому нет и явных доказательств. Он считает, что Гитлер страдал от «ломки».
По мнению автора, наркомания Гитлера способствовала продлению войны, поскольку помогла ему принимать решения. Однако в общем идея книги Олера не противоречит общепринятой интерпретации национал-социализма и психологии Гитлера.
Дед Олера по материнской линии был бывшим нацистом, который сильно переживал крах третьего рейха, в особенности в связке с победой демократических сил. Последнее приводило его просто в бешенство. Дед автора по отцовской линии сражался в рядах вермахта против Советского Союза. Автор удивляется, «почему мой отец никогда не проявлял своих чувств в моем присутствии?» Видимо, потому, что его отец (т.е. дед автора) делал то же самое. Немецкий народ вышел из войны эмоционально потрясенным. «Написав книгу, я как бы исключил себя из этой истории. Это было опытом избавления»…
Рука не поднимается написать такую пошлятину как «кто придет на нас с иглой, тот от иглы и погибнет». Мы победили фашизм, вооруженный самой передовой техникой, потому что в нас кипел адреналин патриотизма, любви к своей родине и свободе. Наш народ впитал эти чувства с молоком матери. Без иглы.
Мэлор СТУРУА.
Миннеаполис
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео