Ещё

Как 23-летняя девушка пилотирует Sukhoi Superjet 

Если вы набьете в любом поисковике «самая молодая в мире девушка-командир воздушного судна», то узнаете, что это британка Кейт Макуилльямс. Управляет самолетом с 13 лет, а первый же свой самостоятельный полет совершила в 16. Сейчас Кейт 26 лет, она пилот авиакомпании EasyJet, летает на пассажирских самолетах А319 и А320. Это, безусловно, неординарный случай, но все-таки есть женщины и в наших селеньях.
Кейт пилотирует не самые современные эрбасы в бюджетной (т.н. лоукостер) авиакомпании. У нас на самом современном среднемагистральном лайнере летает Мария Федорова. Она пока не командир, а второй пилот, но какие ее года. Ей ведь всего 23.
С другой стороны, на той же Украине одна ровесница Марии уже начальником департамента минюста назначена, а другая вообще до замминистра МВД дослужилась. Но опять же — у нашей Маши все еще впереди.
Федорова — выпускница Санкт-Петербургского университета гражданской авиации. В "Аэрофлоте", где 19 женщин-пилотов, она пока единственная, которая летает на «Суперджете».
Первые сообщения об очаровательном пилоте буквально взорвали массмедия и соцсети. Число желающих взять интервью и сделать селфи с Марией превысило рамки разумного. В связи с чем многие жалуются на ее недоступность. Дошло до того, что блогер Анашкевич, которого авиакомпания по какому-то недоразумению допустила до Федоровой, попытался торговать ее фотографиями: «Всего-то 70 тысяч», — оповестила «РГ» его представитель (есть, оказывается, и такая работа) из PR-агентства.
Впрочем, речь не об этих жуликоватых персонажах, а о загруженности пилотов. Фотосессии и интервью — в свободное от службы время, а у летчика гражданской авиации такого времени мало.
Кроме того, те, кто жалуется на «закрытость» пилотесс, просто не знают жизни. Одними из первых женщин-пилотов новых «Суперджетов» стали… мексиканки. ОАК предоставила группе журналистов возможность лично оценить, как эксплуатируются наши самолеты в Мексике. По стечению обстоятельств, мы летели на лайнере, командиром которого была сеньорита. Кэп разрешила снимать на борту, в полете брать интервью у пассажиров и стюардесс, но по приземлении закрылась в кабине и наотрез отказалась предстать перед нашими объективами. Просто из-за девичьих эмоций: не ожидала, не накрашена, не помыла голову…
Самое сложное в работе — ночные полеты, особенно обратный рейс
А для «РГ» была предоставлена возможность не только пообщаться с Марией Федоровой, но даже «слетать» с ней. Полет, правда, был на земле: на полнопилотажном тренажере в Шереметьеве.
Удивительная техника: таких в мире всего четыре. Посадив лайнер, Мария Федорова ответила на мои вопросы.
Мария, вероятно, два самых банальных вопроса, которые приходится часто слышать, — это «стать пилотом было детской мечтой?» и «почему выбрали мужскую профессию»?
Мария Федорова: Да, мне задают эти вопросы. В детстве стать пилотом я не мечтала, это мечта моего отца.
После окончания школы поступила в Санкт-Петербургский университет гражданской авиации. Окончила в 2015 году, а с ноября прошлого года работаю в «Аэрофлоте». Прошла переподготовку, сдала экзамены, три месяца в качестве пилота-стажера. Этим летом совершила первый рейс как второй пилот.
Почему пошла, как меня спрашивают, в «мужскую профессию»? Я выбирала что-то неординарное, необычное и нестандартное. И выбор пал на профессию пилота. Я считаю, что управлять самолетом — интересно и романтично.
Что сложнее всего в вашей работе?
Мария Федорова: Ночные полеты, особенно обратный рейс. Конечно, перед полетом мы хорошо отдыхаем, высыпаемся, но все равно бывает сложно. Надо быть собранным и очень внимательным, особенно на посадке после бессонной ночи. Без этого вообще никак, это залог успеха. Отвлекаться нельзя ни в коем случае. Хотя для меня взлет и посадка — это самое интересное в полете.
Вы летали на разных типах самолетов, включая и те, которыми летчик управляет с помощью хрестоматийного штурвала. Пилот старой школы от одного вида кабины нового самолета испытывает массу эмоций. Вроде все как раньше: два летчика в креслах, но у каждого вместо штурвала теперь по сайдстику (напоминает компьютерный джойстик). Причем, если у второго пилота он в правой руке, то командир управляет самолетом левой! Как такое вообще можно освоить после штурвала?
Мария Федорова: Вообще-то за штурвалом я сидела крайний раз, когда я летала на «Цессне». Трудно уже и вспомнить, давно это было (заразительно смеется). Управлять «Суперджетом» мне больше нравится. С сайдстика команды управления не напрямую воздействуют на управляющие поверхности, а через электронные сигналы. Система исключает команды, которые угрожают безопасности полета. На мой взгляд, она упрощает управление.
В какие аэропорты летать любите, а куда — нет?
Мария Федорова: Люблю полеты в Минск — из-за оптимального, на мой вкус, времени полета. В Тюмени отличная взлетно-посадочная полоса, приземляться — одно удовольствие. А не очень люблю Саратов и Ставрополь.
Во время учебы в университете прыгала с парашютом?
Мария Федорова: Нет, у меня ни одного прыжка.
А на чем летали?
Мария Федорова: На Cessna 172S, на Як-18Т и на Diamond-42. В университете налетала 150 часов. На «Суперджете» — 250.
Стрессовые ситуации случались?
Мария Федорова: У меня не было каких-то стрессовых ситуаций, но перед посадкой да, волнение было. Немножко потели ладошки.
Одна из ваших старших коллег, командир лайнера Мария Уваровская, как-то призналась, что зимой в пальто (когда не видно летной формы) ее принимают за стюардессу. Но, с другой стороны, после посадки пассажиры часто хотят посмотреть на командира-женщину: познакомиться, сфотографироваться, выразить восхищение. У вас не было ли забавных случаев: скажем, пассажиры пытаются после приземления подарить цветы и конфеты?
Мария Федорова: Нет, цветов и конфет пассажиры не дарят, у меня такого не было. Бортпроводники после полета рассказывают, что пассажиры в салоне удивляются, восхищаются, начинают обсуждать, что девушка в кресле пилота. Но никто не возмущается и не пугается.
Представьте: вот 12-14-летняя девочка увидела ваше фото в газете, прочитала интервью и загорелась — тоже хочу летать. Дайте пару практических советов тинейджеру.
Мария Федорова: Стоить обратить особое внимание на физику, математику и английский язык. Следить за здоровьем. Медкомиссия при поступлении — одно из самых серьезных испытаний. Общефизическая подготовка тоже определенно не будет лишней. Даже если ты не станешь пилотом. Здоровье — самое важное в жизни.
Каким-то видом спорта увлекались?
Мария Федорова: С самого детства занималась конным спортом.
Ого, это что-то связанное с казачьими традициями? Может, совмещали с фланкировкой, то есть искусством владения шашкой?
Мария Федорова (смеется): Нет, я без оружия прекрасно обходилась. Просто конный спорт — занималась выездкой.
Ну и напоследок: как вы относитесь к аплодисментам в пассажирском салоне после приземления?
Мария Федорова (и все пилоты, находившиеся в кабине тренажера — хором): Мы же их не слышим!
Но вы знаете, что большинство пассажиров усердно бьют в ладоши. Чисто русская, надо сказать, традиция. За рубежом не хлопают.
Мария Федорова: Людям, наверное, так спокойнее. Если пассажирам нравится, то почему нет? Кстати, у меня мама после приземления всегда аплодирует пилотам.
Кстати
По данным Международного общества женщин-пилотов, в мире женщины составляют 5% пилотов гражданской авиации. В таких европейских компаниях, как Air France и Alitalia, — до 20%.
В США 27 тыс. женщин обладают лицензией пилота.
Первая женщина-летчик в мире — француженка Элиза Дерош. Поднялась в небо осенью 1909 года, а 8 марта 1910 года получила удостоверение пилота. Погибла в 1919 году в авиакатастрофе.
Первые русские женщины-авиаторы. Домникия Кузнецова-Новолейник в 1911 году в Санкт-Петербурге поднялась на самолете «Блерио-ХI», но не смогла удержать его в воздухе и рухнула на землю. Осталась жива, в дальнейшем стала успешной актрисой и режиссером.
Лидия Зверева — в 1911 году получила диплом пилота-авиатора. Участвовала в испытании разведчиков «Фарман XVI». В Риге открыла свою школу пилотов.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео