Ещё

Шесть главных книг — 2016: все о финалистах «Большой книги» 

Шесть главных книг — 2016: все о финалистах «Большой книги»
Фото: ИД "Собеседник"
Sobesednik.ru знакомит читателей с фаворитами «Большой книги-2016» и некоторыми номинантами, не получившими премию.
Выбор лауреатов премии во многом очевиден и понятен: лучшими книгами названы действительно знаковые произведения уходящего года. Три книги, развернутые на первый взгляд в прошлое, на самом деле куда больше говорят о настоящем.
Первое место «Зимняя дорога»
Удивительная, страшная и страстная по накалу история белогвардейского генерала Анатолия Пепелева и анархиста Якова Строда, которые сражаются за крохотный клочок земли в Якутии — последний оплот белой армии. Сделанный технически сложно (текст представляет собой сочетание писем, дневников и воспоминаний) и писавшийся необратимо долго (книга была задумана в самом начале 2000‑х), текст представляет собой не просто литературный подвиг (а конструкция подобного текста — всегда подвиг автора), но еще и результат долгого и кропотливого исторического исследования. Однако не всегда благопристойные и откровенно тяжелые исторические события складываются у Юзефовича в гармонически сплетенный роман, читающийся на одном дыхании и дающий сто очков форы любому самому захватывающему фикшену. Именно так — с невыразимой откровенностью и неизбывной любовью к отечественной истории — и надо писать подобные книги.
Второе место «Авиатор»
Еще одна вариация на тему истории первой половины прошлого века: Иннокентия Платонова, узника Соловецкого лагеря, заморозили в жидком азоте (что поделаешь, такие времена — порой лучше стать участником эксперимента, чем быть просто жертвой режима), и он приходит в себя спустя 60 лет, в Москве 1997 года. Пытливый читатель попытается построить параллели с нашумевшим романом Тимура Вермеша «Он снова здесь» — но у Водолазкина история совсем о другом: это личная трагедия человека, потерявшего собственную историю и усиленно прорывающегося к ее обретению. Часть намеков здесь отнюдь не прозрачны, а откровенно явны — начиная с имени главного героя («Иннокентий» означает «невинный»), но это совершенно не идет тексту во вред. Пожалуй, один из лучших романов не просто года, а десятилетия.
Третье место «Лестница Якова»
И снова тема воспоминаний: главная героиня Нора находит сундучок с письмами и дневниками своего деда Якова Осецкого, и с этого момента судьбы Норы и ее деда (которые в жизни толком не виделись) начинают невероятным образом параллелиться и переплетаться. Но самая пронзительная вещь заключена в финале романа — и это, конечно, не станет спойлером: книга заканчивается переворачивающей все впечатление от прочитанного фразой «В романе использованы письма Якова Улицкого». Собственно, после этого про «Лестницу Якова» не нужно никому ничего объяснять.
Финалист «Автохтоны»
В первом приближении роман может проходить по категории фантастической литературы — в нем главный герой ищет следы некой авангардной группы 20-х годов, поставившей феноменальный спектакль, от которого не осталось практически ничего, кроме воспоминаний. Но чем глубже герой погружается в поиск следов далекого прошлого, тем острее на эти поиски реагирует окружающий его город, странное и живущее своей жизнью место на границе Восточной и Западной Европы. Удивительный, плотно спрессованный текст, полный аллюзий и полунамеков, но не отпускающий до самого конца.
Финалист «Рассказы о животных»
Роман наполнен болью и тоже уходит корнями в прошлое. Солоух продолжает историю выдуманного города Южносибирска. На этот раз в центре повествования — водитель-дальнобойщик, а по тексту «коммивояжер с правами категории В». Страшная, злая и откровенная книга, не исполненная ни жалости, ни политкорректности, ни даже толерантности — и все под девизом «собаки, возьмите к себе человека». Но читать этот горький текст, без сомнения, необходимо. Хотя бы для того, чтобы лучше понять тех животных, которых мы именуем людьми.
Финалист Саша Филипенко «Травля»
Еще одно жесткое и бескомпромиссное повествование о столкновении двух миров, о мире влияния и мире справедливости, фактически — о новых инкарнациях власти и добра. Впрочем, довольно условной власти и весьма условного добра. Но вместе с тем это довольно точная фиксация современного состояния общества и вполне четкое пре­дупреждение об уже сделанных ошибках, которые допускать не следует ни в коем случае. «Травля» — короткий и быстрый текст, но концентрация действий и событий на страницу здесь совершенно чудовищна и оттого захватывающе интересна. Да, в «Травле» много актуализации (читай: политики), но, полагаю, и через десять лет, когда все современные страсти подернутся пылью, эта книга будет читаться ничуть не менее увлекательно.
Видео дня. Мрачная жизнь крестьян, о которой молчат историки
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео