Ещё
Любовь и внутричерепное давление
Жизнь. Продолжение следует
Оксана Крупка 13 лет ждала детей и наконец забеременела близнецами. Но после родов одна девочка умерла, а у второй, как выяснилось, сильно пострадал мозг. Лекарства, операции, шунты, в том числе сверхсовременные, купленные с помощью Русфонда, спасли Лизу Крупку, но девочка не говорит, не сидит, не ходит, почти не видит. Она бессильна и молчалива, но при этом загадочна и всесильна. Каждый день она меняет целый мир, как это делает настоящая любовь. О ней мы и разговариваем с Оксаной Крупкой:
"Долго у нас с мужем не было детей. Обследовались много раз. Все вроде хорошо, а деток нет. В конце концов пошли на ЭКО. С первой попытки получилось забеременеть, и с первой попытки получились близнецы. Но прямо с первого дня меня стали пугать. Говорили, близнецов трудно выносить: у них одна плацента — и один будет жить за счет другого. Я обследовалась по этому поводу в роддоме у профессора, который ведет сложные беременности. Он меня успокаивал: ничего страшного, доходим хотя бы до 34-й недели. Но потом я перестала к нему ходить — не могла добираться из-за огромного живота.
Нашла роддом поближе к дому, поехала на консультацию. Сделали они мне УЗИ и говорят: знаете, у вас начался обратный кровоток, срочно кесарево. Ну что делать? Всего 28-я неделя, глубокая недоношенность. Профессор мой был в отпуске. Я дозвонилась только до мужа. Он примчался в роддом, поговорил с врачами, ему сказали, что в течение суток ребенок умрет, а после него умру я и второй ребенок.
Нужно было на что-то решаться. Через полтора часа меня прокесарили. Лизоньку сразу забрали в реанимацию — она была самой слабенькой. Сашеньку, вторую девочку, почему-то положили со мной в одно отделение. Видимо, решили, что 700-граммовый ребенок здоров. Прихожу, ребенок лежит темно-синий. Стоит вокруг нее консилиум, говорят: ей почему-то стало плохо. Через час отнесли ее в реанимацию. А на пятый день она умерла от кровоизлияния.
Лиза выкарабкивалась с трудом. С переливанием крови ей занесли две инфекции — цитомегаловирус и герпес второго типа. Узнали мы об этом только через год, когда обследовались. Узнали мы и о том, что шунт, который поставили Лизе для откачивания лишней жидкости из мозга, оказался шунтом высокого давления, у ребенка начал атрофироваться мозг. Девочка, в сущности, медленно умирала.
Каким-то чудом выяснилось, что внутричерепное давление у Лизы зашкаливает, нужна операция по замене шунта. После этой операции, можно сказать, девочка стала идеальной, у нее появились эмоции, она показывает свои желания, реагирует. Американский шунт, который нам помог купить Русфонд, позволяет в любой момент правильно отрегулировать внутричерепное давление. Это дает нам надежду на то, что мы восстановимся.
Знаете, мне вот звонит моя мама и иногда жалеет меня. Говорит: «Бедная ты моя девочка». Я говорю: «Мама, да чего бедного-то? Я счастлива, мама. Счастлива, что могу помочь своему ребенку. Я чувствую ее любовь и отвечаю на нее любовью»".
Сергей Мостовщиков, специальный корреспондент Русфонда
весь сюжет
rusfond.ru/after
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео