Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Композитор Александр Сойников: «К Булгакову я добавил немного джаза»

У фестиваля в этом году уникальная и всеобъемлющая афиша: наряду с выдающимися музыкантами России, в нём примут участие признанные звЁзды мировой классической музыки.
Композитор Александр Сойников: «К Булгакову я добавил немного джаза»
Фото: АиФ – УльяновскАиФ – Ульяновск
На этот раз фестиваль будет посвящён 100-летию революции 1917 года. И это довольно символично, поскольку именно в нашем городе родились люди, которые были главными действующими лицами обеих революций – Февральской и Октябрьской: и .
Значительным событием фестиваля станет концерт 11 марта. На сцене Ленинского мемориала прозвучат произведения известного современного композитора Александра Сойникова: театрализованная симфония «Мастер и Маргарита», симфоническая поэма «Русь непобедимая», а также поэма «Приношение Востоку». Эти композиции заявлены как мировые премьеры. О том, как создавалась симфония «Мастер и Маргарита», нам в эксклюзивном интервью рассказал сам маэстро.
Работа длиною в жизнь
С. Юрьев: – Александр Леонидович, почему исполнение симфонии «Мастер и Маргарита» в Ульяновске объявлено как мировая премьера? Написанато она в 80-х годах прошлого века...
А. Сойников: – Бывает так, что автор работает над произведением всю свою жизнь. Сначала была создана первая редакция, которая неоднократно перерабатывалась. Я не раз возвращался к работе над этим произведением, и очередной этап начался три или четыре года назад. В итоге от первоначального варианта осталось не более пяти минут звучания, а всё остальное написано заново.
– Почему вы обратились к теме «Мастера и Маргариты»?
– Причин много. Во-первых, это мистический роман, а сам я мистик по природе. Мне очень близки темы, которые поднял . Прочёл я этот роман ещё будучи студентом, когда даже найти его текст было довольно сложно. И он оказался настолько притягательным, что я перечитывал его всю жизнь. И сам Михаил Булгаков необычайно интересен как личность, вся глубина которой раскрывается через его сложное, многослойное отношение к Сталину, к революции, да и к жизни вообще.
– А что послужило толчком для продолжения работы над этой симфонией?
– В 1991 году я увлёкся другой книгой – «Розой Мира» , через её призму поиному посмотрел и на Булгакова, и на его роман. Собственно, это и заставило меня начать перерабатывать симфонию. Так случилось, что в моей жизни два основополагающих произведения – «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова и «Роза Мира» Даниила Андреева.
На языке симфонии
– Можно ли назвать ваши произведения переводом этих книг на язык музыки?
– Нет. Литературный и музыкальный языки в корне отличны друг от друга. Я пишу и литературные тексты, так что имею возможность сравнить. Всё-таки в основе литературы лежит логика, которая может быть многоплановой, сложной, которая через мысли пробуждает чувства. В музыке всё иначе – она напрямую воздействует на эмоциональное состояние человека.
– Но «Мастер и Маргарита» – театрализованная симфония. Там происходит некое сценическое действо. Разве музыка не самодостаточна?
– У каждого композитора свои методы и свой путь. Моя способность писать музыку всегда сочеталась со многими другими жанрами искусства. Звуки рождают и зрительные образы. Я вижу то, что я слышу. Наверное, поэтому я очень много писал музыки для театра, телевидения и кино. Мне это очень близко. Когда я пишу музыку, у меня постоянно возникают зрительные образы. Для меня музыка – не только звук, но и цвет, и форма. И в «Мастере... » у меня сразу же возникло ощущение трёх пространств – верхнего, среднего и нижнего. В верхнем – Иешуа, в среднем – Земля и человечество, в нижнем – то, что называется Сатаной-Воландом. Я всё это сразу увидел – и в свете, и в цвете, и в движении. И из этого начала рождаться и форма самого произведения: первая часть – это Мастер, наша жизнь, материальный мир, вторая часть – это Иешуа и Свет, третья часть – Воланд. Я всех их увидел и прочувствовал. Мастер – это альт, человек-творец, антипод тем, кто его окружает, миру, где не понимают и не могут понять настоящего художника, считают, что он безумен. Поэтому на нём – смирительная рубашка... Вторая часть – орган, Иешуа, Бог. Божественное для меня связано с органом. Бог, космическое существо, пришедшее на Землю, чтобы помочь людям, сталкивается с таким же непониманием, ненавистью и жестокостью. И всё потому, что он не такой, как все, потому что он Бог, а не человек. И, наконец, третья часть – Воланд – антипод Иешуа. Я услышал его образ в фортепианном звучании по стилю, близкому к джазу. (В отличие от органной полифонии второй части «Иешуа»). Его образ неоднозначен (вспомним эпиграф к роману «Я – часть той силы...). Не случайно в четвёртой части симфонии, которая также называется «Мастер и Маргарита», фортепиано – Воланд аккомпанирует божественной теме любви. Форму третьей части я выбрал, идя за Булгаковым. В главе романа «Великий бал у сатаны» – два основных музыкальных жанра: полонез и джаз. Разумеется, у меня оба этих жанра гротескно утрированы.
– То, что мировая премьера последней редакции «Мастера и Маргариты» состоится в Ульяновске – это ваш выбор или просто так сложились обстоятельства?
– Когда я закончил эту вещь, возникла возможность исполнения именно в Ульяновске. Я согласился потому, что здесь очень хороший оркестр, один из лучших в России.
«АиФ в Ульяновске» – информационный партнёр фестиваля