Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Он сотрясал мир: друг Евгения Евтушенко о последнем из могикан

В субботу, 1 апреля, в США на 85-м году жизни скончался поэт . Его друг, российский писатель и богослов , рассказывает о том, что поэт говорил перед своей смертью и почему Евтушенко будет всегда жить в сердцах других людей.

Он сотрясал мир: друг Евгения Евтушенко о последнем из могикан
Фото: ТАССТАСС

Всех моих друзей, выразивших сочувствие в тяжелые дни утраты великого поэта и моего друга Евгения Александровича Евтушенко, благодарю с любовью за ваши прекрасные слова утешения. Вы дали мне возможность пережить скорбные часы, когда ощущаешь, что это не просто потеря человека, а потеря целой эпохи. Ибо Евгений Евтушенко — олицетворение чистоты, смелости, доброты и высочайшего таланта.

Видео дня

Ушел последний из могикан, из той "шестидесятнической" плеяды замечательных поэтов России. Уходит вслед за , , , . Он оставался один, как огромная одинокая скала поэзии посреди жизни. Евгений Александрович, Женя, Женечка, вместе с вами ушла эпоха высоких стихов, отчаянной смелости и нежной любви. Рядом с ним была и будет Мария-Машенька Новикова (жена Евгения Евтушенко. — Прим. ), верная до конца.

Весь мир ощутил эту потерю. Все крупнейшие газеты мира сообщили о трагическом событии. За несколько часов до его кончины я говорил ему о том, что он прожил прекрасную жизнь под водительством Бога. Я говорил, что в его жизни были победы и потери, слезы и радость, но это была жизнь, полученная от Бога. И я сказал, что уход с Земли — это конец, но и начало! И он ушел в тишине сна, в спокойном состоянии духа, в надежде, что Господь по Своей милости и любви примет его в Свои пронзенные руки. В раскаянии он писал: "У бухты Золотого Рога просил прощения у Бога..."

Дружба с ним была не просто разговорами, а касанием его высокого интеллектуального уровня, колодца мудрости и одновременно детской чистой наивности. Совсем недавно говорил мне: "Ах, Миша, лицемерие делает наш мир уродливым. Если бы все сняли маски, как хорошо бы мир выглядел".

Он был у меня в часовне, с Машей, смотрели на картины замечательного художника Александра Ивановича Маковея. Картины иллюстрируют Библию. Написаны на холсте с золотом. Засмотрелся на "Тайную вечерю", вздохнул: "Хотел бы там побывать… А потом распинают и нас, как Христа…"

Я говорил: "Да чего вам думать о духовных пигмеях, которые бросают в вас копья. Вы же огромный камень в пустыне, их стрелы должны отскакивать от камня и ломаться. А вы продолжаете стоять посреди мира, и останетесь здесь навсегда".

Он написал предисловие к моей книге "Тоска по раю", и, когда на презентации он читал из нее отрывки, я вдруг подумал, что его постоянное стремление совершать добро, проповедовать любовь, быть мудрым и благородным и есть дар пророчества, полученный им с небес.

Я счастлив, что в этой жизни мы с ним увиделись, поняли друг друга душами и сплели наши духовные нити уважения и любви. Его знают и любят миллионы людей — человека, сумевшего понять планету, жизнь и человеческое сердце. По его книгам новые поколения людей будут узнавать, как мы страдали, радовались, верили, любили.

В молодости я слушал, как сотрясаются аплодисментами от его стихов сотни тысяч людей. Он сотрясал мир. Он написал "Бабий Яр", и я ему сказал: "Даже если бы ничего другого не написали, то только за эту поэму вы заслужили быть первым среди равных и стать великим праведником".

Вспоминаю его задыхающиеся строчки:

Дай Бог, чтобы твоя страна тебя не пнула сапожищем. Дай Бог, чтобы твоя жена тебя любила даже нищим.

Недавно он закончил гигантский труд — "Десять веков русской поэзии". С его знаменитыми словами на обложке: "Поэт в России — больше, чем поэт!" Четыре огромных тома, в каждом по 800–900 страниц. Здесь собраны все поэты, от Пушкина до тех, кто был убит во времена сталинского террора, всех, кто жил в СССР, всех, кто ушел за границу, тех, кто погиб на войне.

По этим книгам будущие поколения узнают, как мы жили, страдали, любили и радовались. И я знаю, что пока люди помнят стихи поэтов, поэты не умирают. Пока стихи звенят в сердце — поэты не умирают. И Евгений Евтушенко никогда не умрет, ибо он будет жить в сердцах российских людей и во всем мире!

До свиданья, Женя! Встретимся на небесах.