Титанический труд в эпоху «Твиттера» 

Титанический труд в эпоху «Твиттера»
Фото: Областная газета
В пятницу 14 апреля в Москве объявлен короткий список одной из самых престижных литературных премий России — «Национальный бестселлер». В шорт-лист вошла и книга известного литературного критика, историка, заместителя главного редактора журнала «Урал» «Тень Мазепы», вышедшая в издательстве «АСТ». Произведение, заслуживающее самого пристального внимания и серьёзного разговора.
, прозаик, литературный критик — специально для «Областной газеты».
Не знаю, сколько лет потратил автор на этот, без всякой иронии, титанический труд, но появился он на свет как нельзя вовремя. Очень многие проблемы, скрытые, вроде бы прочно забытые в советское время, когда РСФСР и УССР (Украина) казались по-настоящему одной территорией, населённой одним народом, проявились в конце 80-х вспышками ненависти, которые продолжают разрастаться уже кровавым озером войны сегодня… Большинство людей и на Украине, и в России в недоумении. «Тень Мазепы», на мой взгляд, способна это недоумение перевести в осмысление.
У книги есть подзаголовок — «Украинская нация в эпоху Гоголя». С одной стороны, автор поскромничал. Он стал копать из глубины, по крайней мере с конца XII века, когда в Ипатьевской летописи появилось «Украина» — правда, без точного определения значения этого слова… Важно, что термин «Малая Русь» возник в Греции в XIV веке, когда была образована новая митрополия в Галицко-Волынских землях. Митрополию эту вскоре упразднили, а «Малая Русь» осталась, превратившись в «Малороссию», которую местные жители понимали как наименование, уничижающее их по отношению к Великороссии… (Всё это я сейчас передаю упрощённо, «вульгарно» — конгениальной хорошему оригиналу рецензия бывает крайне редко).
С другой стороны, показать украинскую нацию автору, по-моему, при всех усилиях (а он задействует и историю, и геополитику, и этнографию, и кулинарию) так и не удалось. По крайней мере, нацию в том значении, к какому мы привыкли. Впрочем, по этому моменту книги в прессе уже возникли учёные полемики, в которых принимает участие и сам Сергей Беляков…
Повествование «Тени Мазепы» построено не в хронологическом порядке, а разбито на тематические части, которые в итоге создают настоящую энциклопедию малороссийской жизни. Поразительно, что всё это собрал, систематизировал и попытался осмыслить человек нашей — «твиттер»-эпохи.
Но ключевыми являются две части. Где речь идёт о гетмане Мазепе и его тени. И о Гоголе. И если о Гоголе, которого автор рассматривает то как русофоба, любившего при этом русский язык, то как фаната России и её величия, её «необоримой силы», которая в то же время внушает Гоголю ужас (на примере оригинальной трактовки последних строк первого тома «Мёртвых душ»), написано, если и не исчерпывающе, то убедительно (хотя жирной точки в этом вопросе автор не ставит), то часть о Мазепе показалась мне спорной.
Впрочем, эта спорность — не слабость автора-исследователя. Здесь нечто другое… Недаром Мазепа стал одной из самых популярных фигур художественной литературы и не только её (Сергей Беляков подробно перечисляет произведения, посвящённые этому историческому персонажу). Его действия, ярчайшим из которых стало предательство, очень сложно объяснить. Предательство так и вовсе видится чем-то иррациональным, самоубийственным.
Документов, способных помочь нам понять этот поступок, почти не осталось, да их наверняка и не было, а поэтические крылья у автора то ли отсутствуют, то ли плотно сложены… Вообще, автора — а вернее, повествователя — в книге почти нет. К сожалению. Несколько раз он вроде бы появляется — «автору доводилось слышать…» — и тут же укрывается за документами, датами, цитатами. Но, например, чем сильны документальные книги , чем так подкупила очень и очень многих его «Зимняя дорога», удостоенная нескольких престижных премий? По моему мнению, главным образом — фигурой автора-повествователя, который пытается разобраться в ничтожном вроде бы эпизоде Гражданской войны, понять второстепенных её участников Пепеляева, Строда… Ни в коем случае не хочу давать советы, но насколько бы расцвела книга Белякова, если бы он сам в ней присутствовал и не стеснялся бы рассказывать, как искал материал, признаваться, что то-то или то-то не в состоянии понять, объяснить…
Мазепа, а скорее, его тень, которая возникла десятилетия, а точнее, столетие спустя после смерти самого гетмана, действительно очень сильно повлияла на отношение украинцев к России. Уточню — на часть украинцев, которые видели в Мазепе (по преданиям о нём, по написанным за него «речам») строителя украинской государственности. И никакие доказательства обратного, включая труды историка-украинофила (опять же упрощаю, простите) Костомарова, не могли этого поколебать…
Много позже тень Мазепы потеснит тень — опять же тень — Бандеры, о котором у Белякова, замечу, нет ни слова. Впрочем, каждый народ, «придавленный» другими народами, видимо, нуждается в таких тенях, — в моей родной Туве (Республика Тыва в составе России) очень густа тень Субедея, соратника Чингисхана и Батыя, которому в столице республики даже установлен памятник из металла жёлтого цвета.
Да, тень Мазепы, то бледная, то жирная, несомненно, была и есть, но последнее предложение огромной книги Сергея Белякова меня все-таки покоробило. Предложение эффектно, спору нет, но слишком просто, топорно для столь сложного и тонкого исследования, какое провёл автор, — «Тень Мазепы лежит между русскими и украинцами, навеки разделяет две нации». Это утверждение хочется оспорить, но для этого нужно написать такую же большую и подробную книгу, какую написал Сергей Беляков. Не являясь специалистом, буду ждать её от других. Не появится — придётся, видимо, признать правоту автора «Тени Мазепы».
Опубликовано в №66 от 15.04.2017
Видео дня. Страны, которым предрекли скорое исчезновение
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео