Ещё

Длинная полка для «Больших книг» 

Длинная полка для «Больших книг»
Фото: Областная газета
Совет экспертов «Большой книги» объявил Длинный список двенадцатого сезона премии. В него вошли 34 произведения, среди которых и роман свердловского поэта и прозаика «Петровы в гриппе и вокруг него». «ОГ» вместе с литературными критиками России, членами совета премии и критиками Урала рассказывает, на какие произведения из этого списка читателям обязательно стоит обратить внимание.
Коллекция «избранного»
Более двухсот книг и рукописей в этом году были присланы на рассмотрение экспертного совета. В итоге осталось 34 книги — вполне уместится на книжную полку. Вообще, длинный список — это такой «первичный отсев» — или, как председатель Литературной академии премии, директор Государственного литературного музея отметил: «Длинный список — это коллекция „избранного“. Что ж, перед нами — очередной список лучших книг и рукописей последнего года, по мнению весьма уважаемых экспертов премии. Готовый список для чтения, а ещё — пища для размышлений: о чём пишут, о чём читают?
Цифра
203 книги и рукописи были выдвинуты в этом году на соискание премии. Работы пришли из разных городов России и мира, в том числе из Одессы, Берлина, Чикаго, Миннеаполиса.
Сальников —это открытие
Литературный критик, член Совета экспертов „Большой книги“ отмечает: „Определённо в Длинном списке этого сезона малоизвестные „имена“ смогут составить конкуренцию именитым писателям. У многих молодых авторов серьёзные перспективы, и они пойдут дальше“. Будет ли это именно так, мы увидим уже в коротком списке премии, а пока лишь выявим тенденцию: длинный список этого года действительно очень пёстр. Длинный список мы открыли вместе с литературоведом, профессором, заведующим кафедрой русской литературы XX века УрФУ , и для него, как оказалось, в этом списке тоже было много сюрпризов.
— Номинирован Алексей Сальников? За роман? — искренне удивлён Леонид Петрович. — Я, увы, его прозу не читал. И вообще знаю его исключительно как поэта, причём очень хорошего поэта. Рад был бы увидеть его в списке соискателей любой поэтической премии, а то, что он в „Большой книге“ — для меня открытие. Ну что ж, справедливо заметим, что такие литературные премии, с одной стороны, рассчитаны на то, чтобы поддержать авторов, а с другой — простимулировать читателей самого разного уровня — познакомить с новинками не только простых читателей, но даже, казалось бы, очень начитанных литературных критиков. А что длинный список в этом году довольно пёстр, я рад. Хотя нужно отдавать себе отчёт, что в длинных списках зачастую появляются и совершенно случайные вещи…
Небольшие факты о „Большой“
Национальная литературная премия „Большая книга“ учреждена в 2005 году Центром поддержки отечественной словесности.
Председатель Литературной академии премии — директор Государственного литературного музея Дмитрий Бак.
Генеральный директор премии — директор Центра поддержки отечественной словесности . Интервью с ним читайте в номере „ОГ“ от 28.10.2016.
Право номинировать на премию имеют авторы, издательства, творческие союзы, СМИ.
Список финалистов огласят до 31 мая, лауреатов — до 30 ноября.
Ежегодно присуждается три премии, денежное содержание главного приза — 3 млн рублей, второго — 1,5 млн рублей, третьего — 1 млн рублей. Комплект наград состоит из памятного знака и диплома.
Надо думать о репутации
Из авторов Длинного списка, мимо которых пройти никак нельзя, выделим прежде всего новые книги — Дины Рубиной, , , ,
— Я бы ещё обратил внимание на книгу „Соколиный рубеж“ , — отмечает Быков. — Мне всегда интересно то, что делает этот автор. Его книги не так резонируют, как новые книги Пелевина или Сорокина, но это не случайные книги. Это тот случай, когда автор не мог не написать. Отдельно скажу про книгу Вадима Месяца „Стриптиз на 115-й дороге“ — ну не могу я себе представить, чтобы книга с таким названием что-то получала. Независимо от содержания конфеты фантик говорит сам за себя. Да, современная литература часто пользуется приёмами масскульта, но надо думать о репутации.
Болезненные точки
Что касается содержания номинированных книг, то здесь авторы вторят один другому.
— В список вошли те, кто „зацепил“ самые болезненные точки современности, — считает , председатель совета экспертов „Большой книги“.
И это утверждение ничуть не противоречит тому факту, что вновь большое количество книг посвящено историческим темам.
— Повышенное внимание к историческим событиям всегда свидетельствует о том, что современность или бедна на сюжеты, или неподатлива. Или же невозможна по разным причинам для честного переосмысления, и поэтому авторы обращаются к истории, чтобы иметь возможность высказаться о сегодняшнем дне, — говорит Леонид Быков.
Фото: из личного архива Алексея Сальникова
Алексей Сальников: новое имя „Большой“
В длинном списке этого года привычных нам имён свердловских авторов нет: ни завсегдатая „Большой книги“ , ни … Наш регион представит ещё не очень знакомый широкой публике свердловский поэт и прозаик Алексей Сальников.
Сальников родился в Тарту. С 1984 года жил в посёлке Горноуральский Свердловской области, затем в Нижнем Тагиле, с 2005 года живёт в Екатеринбурге. Публиковался в альманахе „Вавилон“, журналах „Воздух“, „Урал“, „Уральская новь“ и других, в двух выпусках антологии „Современная уральская поэзия“. Автор трёх поэтических сборников и одной книги прозы. Лауреат премии „ЛитератуРРентген“ (2005) в главной номинации.
— Я сейчас в растерянности, если честно, — поделился Алексей с „ОГ“. — Я надеялся, конечно, на попадание хотя бы в Длинный список, но особо ни на что не рассчитывал. С моим-то везением…
— А что с вашим везением не так?
— Не знаю. Грешу на него… Хотя в общем-то есть у меня крупные награды — тот же „ЛитератуРРентген“, например. Но в год, когда я его получал, денежная премия была совсем крошечной, а уже годом позже её значительно увеличили. Вот какой я везучий человек (смеётся).
— Как оцениваете авторов, которые вместе с вами оказались на „длинной полке“?
— Это, скорее, я оказался вместе с ними на одной полке. Вот, собственно, так и оцениваю… Их и себя.
— Если были бы в жюри премии, кого бы включили в короткий список? Ну, видимо, себя…
— Нет. Себя вряд ли включил бы, есть более достойные величины. Непременно — новую книгу „Манарага“ Владимира Сорокина. Это уже само по себе событие. У него герои интереснее, ярче, их больше узнаёшь и понимаешь, чем героев того же Пелевина, например. Ещё одна величина в „Длинном списке“ — Александр Генис.
— Сейчас — самый томительный и сложный момент — ожидание…
— Я уже спокоен. Всё, что от меня зависело, я сделал. Волноваться не буду.
Опубликовано в №69 от 20.04.2017
Видео дня. История красавицы, 25 лет просидевшей взаперти
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео