«Спасибо, что не парафините и не форшмачите» Как стать популярным писателем

Писателя Данила Корецкого широкой публике представлять не надо. Вот уже более 20 лет автор «Антикиллера» радует поклонников своим творчеством. Но было время, когда его романы не хотели печатать, а рукописи годами пылились без дела.

«Спасибо, что не парафините и не форшмачите» Как стать популярным писателем
© АиФ Ростов

Как не опускать руки?

Юлия Панфиловская, « на Дону»: Данил Аркадьевич, вы - автор 50 художественных произведений, вышедших общим тиражом свыше 20 миллионов экземпляров. И, наверное, сразу стали любимцем публики и издателей?

Данил Корецкий: Популярным писателем я стал уже после сорока, хотя первый рассказ написал в 12 лет. А когда принёс свой первый роман в единственный на то время в области литературный журнал, редактор, даже не глядя, посоветовал сократить рукопись на треть. И после сокращения я почти год ждал ответа, который, был отрицательным. У меня до сих пор хранится листочек с графиком отправления текстов в разные журналы и газеты. Чёрным цветом заштрихованы клетки с отказом, а красным - публикации. Так вот из восьмидесяти четырёх попыток удачными оказались всего четыре.

- Другой давно бы опустил руки...

- А я никогда не думал о популярности или богатстве, интересно было именно писать. Однажды за мной прислали машину на Богатяновку, где я тогда жил с семьёй. Так молодой водитель подумал, что ему дали неверный адрес, развернулся и уехал. У него в голове не укладывалось, что подполковник милиции может жить в трущобах. Безусловно, с деньгами и почётом гораздо комфортней, чем без них. Но писал я всегда для своего удовольствия, и ради веяния времени никогда не менялся. Ведь был ещё один период: в 90-е пошла мода на иностранных писателей, и меня снова какое-то время не печатали.

Да и когда защищал кандидатскую диссертацию, знакомый профессор сказал, что теперь придётся сделать выбор между наукой и литературой. Мол, совмещать рассказы с кандидатской ещё можно, а вот писать романы уже не получится.

Сегодня я уже доктор наук, но на количестве строк это не отражается. Стараюсь работать каждый день. Раньше по несколько часов писал от руки, потом набирал тексты, а теперь надиктовываю отдельные сцены на диктофон, что колоссально экономит время. Поэтому удаётся выпускать в среднем по одной книге в год.

- А когда вы поняли, что вот он - писательский успех?

- Когда издатель рассказал, что в типографии наборщики стали делать копии моих романов и передавать их друг другу. Ну а вкус настоящей популярности я почувствовал в Чалтыре, заодно пробуя местный шашлык.

Мы сидели в кафе с друзьями, и со мной вдруг захотели пообщаться какие-то личности. Отвели в сторонку и говорят, спасибо, что не парафините и не форшмачите нас, книжки ваши читаем и считаем правдивыми. Оказалось, что на блатном языке парафинить и форшмачить - унижать и позорить.

А была ещё одна история. Как-то раз я принимал участие в съёмках программы «Культурная революция» . И вот в зале ко мне подошёл молодой человек и стал просить автограф. Правда, протянул он мне томик ...

Кому верит читатель?

- Данил Аркадьевич, если сегодня зайти в книжный магазин, то складывается впечатление, что детективы не пишет только ленивый, даже домохозяйки. А вы не боитесь утонуть в этом потоке?

- Да, сейчас выходят даже так называемые ироничные детективы, хотя ирония этому жанру противопоказана. А быть невостребованным совершенно не боюсь. Думаю, многомиллионным тиражам способствует и то, что я знаю криминальный мир изнутри. Писателей, которые пишут, опираясь на реальность, по пальцам можно пересчитать. Да, я помещаю героев в выдуманный мир, но их поступки не взяты с потолка, не высосаны из пальца.

Одна популярная сочинительница как-то призналась, что всю нужную информацию берёт из справочников. Но ни в одном справочнике не напишут про традиции преступного мира, как пахнет КПЗ и с чего начинают допрос. А именно детали заставляют читателя доверять писателю.

- Кому из собратьев по перу доверяете вы сами?

- . Он не только пишет интересно, но и знает милицейскую кухню, у него также всё списано с натуры. Люблю Карре, .

Но в последнее время читаю мало, в основном смотрю сериалы, которые сегодня научились снимать на высшем уровне. Например, из последних очень понравился фильм «Американцы» - шпионская драма о сотрудниках КГБ, которых под видом местных жителей заселяют в пригород Вашингтона сразу после того, как президентом избирают Рейгана.

- А как рождаются идеи, сюжет?

- Мне хватает жизненных историй. Сейчас работаю над новым романом, который будет называться «Большой куш». За основу взял подлинные события, пересказанные когда-то мне сотрудником МУРа. Речь пойдёт об оперативниках, которым удалось столкнуть лбами две крупные преступные группировки и завладеть очень крупной суммой.

Но становятся ли люди счаст­ливее, внезапно разбогатев? И какую цену приходится платить за «сладкую жизнь»?

Все секреты раскрывать не буду, уточню лишь, что случилось это давно, а в книге всё разворачивается в наши дни и не в Москве, а в знакомом читателям Тиходонске.

Что останется на плёнке?

- Возможно, эта история, как и многие другие ваши произведения, заинтересует режиссёров, и мы также увидим её на большом экране...

- Возможно. Хотя, откровенно говоря, мне самому такие картины нравятся редко. Из всех самым удачным, на мой взгляд, оказался фильм «Оперативный псевдоним», он был вторым по популярности после «Бригады», хотя у «Бригады» и бюджет был в разы больше. Неплохо сняли «Рок-н-ролл под Кремлём», где и я сыграл эпизодическую роль. А остальное экранизировали, почти перекроив весь сюжет.

Первый фильм по «Антикиллеру» более-менее похож на книгу, но я был соавтором сценария. Сценарий ко второму фильму писали уже без меня, и там началась мешанина. А когда вышла третья часть, и меня позвали на премьеру в Ростове, то актёр, играющий главного героя, - , ушёл из зала до конца показа. Как потом сказали, ему было неловко со мной встречаться после того, что получилось.