Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

«Гений века» обосновался в Казани

Открывшаяся в Казанского кремля выставка «Гений века» — результат сотрудничества Государственной Третьяковской галереи и Государственного музея изобразительных искусств Республики Татарстан. Экспозиция из 73 живописных полотен и восьми скульптур представляет детальный срез русского искусства первой трети XX века.

«Гений века» обосновался в Казани
Фото: пресс-служба Третьяковской галереипресс-служба Третьяковской галереи

— «Гений века» — начало нашего долгосрочного сотрудничества с коллегами из Татарстана. Основная цель выставки — объединение усилий для внедрения в музейную жизнь республики новейших технологий, максимального привлечения внимания зрителя и разговора с ним на самом современном языке, — рассказала «Известиям» генеральный директор Третьяковской галереи .

Видео дня

Стилистическое многообразие живописи начала века легло в основу трехчастной драматургии экспозиции. Первая часть, представленная картинами , , , Василия Денисова, экспонирует работы русских художников-символистов и импрессионистов. Вторая — с полотнами , , — лучшие образцы неопримитивизма и общества «Бубновый валет». Третья, раскрывающая творчество , Константина Истомина, Аркадия Рылова, посвящена реалистическому постреволюционному искусству. Объединяет же части выставки знаковое для эпохи торжество прекрасного.

— «Гений века» — история о поисках красоты. Размышление о том, как авторы понимали этот феномен. Каждое художественное направление порождает свою красоту, наша задача — представить ее во всем разнообразии, — подчеркнула куратор экспозиции .

— Этой выставкой мы открыли новую эпоху, которая задает иной уровень профессионализма наших выставочных проектов — отметила в беседе с «Известиями» помощник президента Республики Татарстан .

В числе явных удач оформления — приглушенный рассеянный свет, позволяющий по-новому взглянуть на уже известные шедевры, в том числе на знаменитую «Царевну-Лебедь» Михаила Врубеля. На портрете изображена супруга художника певица в роли Царевны-Лебедь в опере Римского-Корсакова «Сказка о царе Салтане». Однако о внешнем сходстве говорить не приходится. «Царевна-Лебедь» Врубеля — не воспроизведение облика артистки, а символистская метафора, запечатлевшая процесс превращения девушки в лебедя.

Метафора превращения — излюбленный прием символистов — буквально рассыпана по залу. Взять, например, полотно Василия Денисова «Грех», на котором порок предстает в виде чудовища, преследующего падших. Или «Любителей бури» , где силуэты путников сливаются с никнущей от ветра ивой.

Залы неопримитивизма с картинами авангардистов Михаила Ларионова и Натальи Гончаровой, напротив, полны конкретики, суровой архаики, воплощенной в резких графичных линиях. Монументальные сцены массовых пиршеств, хороводы танцовщиц словно помещают зрителя внутрь расписанного фресками античного храма.

В Казани встретились полотна, которые задумывались художниками как парные, но долгие годы были отдалены друг от друга. Например, «Провинциальный франт» Ларионова из Третьяковской галереи и его «Провинциальная франтиха» из музея изобразительных искусств Татарстана. Или диада Гончаровой «Шабат» и «Еврейская лавочка», тоже хранящиеся в разных экспозициях.

Трагическая кульминация проекта — период постреволюционного искусства. Ощущение болезненной тревоги проступает в контрастных сочетаниях плоскостей, доминанте алых красок. Некоторые детали — стертые лица на картинах Истомина «Лето» и «Зима» — заставят вздрогнуть даже искушенного зрителя. Другие полотна, например «Натюрморт с фарфоровыми статуэтками» Ильи Машкова, поначалу кажутся вполне невинными. Однако при ближайшем рассмотрении очевидно, что фигурки в париках и кринолинах — напоминание о роскоши дореволюционной эпохи и ее кровавом завершении.

В финале драму побеждает идиллия. То самое торжество красоты. Главный образ «Голубых просторов» Аркадия Рылова, венчающих экспозицию, — бескрайнее море с парусом надежды вдали...