Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

"Дневник войны" руководителя обороны Заполярья перевели на норвежский

МУРМАНСК, 8 мая – РИА Новости. Уникальный исторический документ – "Дневник войны" , первого секретаря Мурманского обкома ВКП(б) и ключевой фигуры обороны Заполярья в годы Великой Отечественной войны, переведен для норвежских читателей, интересующихся общими страницами войны в Советском Заполярье и на севере Норвегии.
"Дневник войны" руководителя обороны Заполярья перевели на норвежский
Фото: РИА НовостиРИА Новости
Страницы общей истории
"Дневник войны" легендарной личности для истории военного Заполярья Максима Старостина, который скрупулезно, день за днем описывал события военного времени в Мурманской области, был издан на русском языке в 2014 году. Познакомившись с ним, генеральный консул королевства Норвегии в Мурманске Уле Андерс Линдеман, решил обязательно перевести записки на норвежский, чтобы читатели королевства больше узнали о страшном военном времени и той роли, которую сыграли советские войска, освобождавшие северные территории Норвегии.
"События, описываемые в дневнике, — это страницы общей истории в жизни Советского Заполярья и Восточного Финнмарка. Борьба за освобождение в суровых северных условиях, исторические события и персонажи, — все это интересно и близко сердцу многим людям по обе стороны общей границы Норвегии и России", — уверен норвежский консул.
Генеральное консульство Норвегии в Мурманске в сотрудничестве с Арктическим университетом Норвегии в городе Тромсё, Институтом всеобщей истории , а также мурманским областным краеведческим музеем инициировало проект, результатом которого стало издание "Дневника войны" на норвежском языке.
На переднем крае борьбы с фашизмом
Максим Старостин родился в бедной крестьянской семье. По рассказам его внучки Ирины Хмелевской, которая приехала в Мурманск на презентацию норвежского издания, он был старшим из пятерых детей и был вынужден зарабатывать на жизнь. В 1933-м году Старостин поступил в Военно-инженерную академию имени Куйбышева, а с 1 января 1939-го по решению ЦК ВКП(б) был переведен в Мурманскую область, где его назначили первым секретарем Мурманского обкома ВКП(б).
До начала войны молодой руководитель много сил прикладывал для развития экономики северного края и укрепления заполярных рубежей. Благодаря его усилиям, в 1941 году не были эвакуированы оборудование и материалы, необходимые для обороны области. Он создал легендарную Полярную дивизию, которая защитила Мурманск осенью 1941-го, организовал выпуск боеприпасов, добивался доставки в Мурманск зениток и самолетов и многого другого.
На период руководства Старостина Мурманской областью пришлись самые трудные — военные годы. Мурманчане стояли насмерть, защищая северные рубежи – враг, намеревавшийся захватить Мурманскую область в считанные дни, не смог даже перейти границу. Мурманск не был ни оккупирован, ни блокирован в годы войны, порт принимал знаменитые полярные конвои, имевшие огромное стратегическое значение. За это северяне заплатили высокую цену, а город, разрушенный почти до основания, спустя годы получил гордое звание "город–герой".
Осенью 1944 года советская армия гнала противника не только на своей территории, войска Красной Армии в результате Петсамо-Киркенесской операции вошли на территорию Норвегии и освободили Восточный Финнмарк. Чувство глубокой благодарности к советским солдатам жители северной Норвегии пронесли через все времена и даже в годы холодной войны и осложнения отношений на высоком политическом уровне не забывали о том, кому обязаны миром на своей земле.
Долгий путь к читателю
Внучка Старостина Ирина Юрьевна Хмелевская признается, что после издания самой рукописи перевод дневников на норвежский язык стал одним из главных событий ее жизни.
Попытка издания дневника стала главным делом жизни отца Хмелевской Юрия Максимовича, который долгие годы пытался познакомить читателей с военной историей, рассказанной одним из главных фигур обороны Заполярья.
Однако издавать записки в том виде, в каком они существовали – с "ненужными" как тогда казалось чиновникам, деталями, несколько десятилетий никто не соглашался. А крупные издательства в то время публиковали мемуары крупных военачальников. Юрий Старостин так и не смог увидеть изданный "Дневник войны".
Дневник увидел свет только в 2014 году, благодаря мурманскому писателю . Он подготовил рукопись к изданию и убедил всех, от кого это зависело, в особой важности и ценности этих записок, которые, как он считал, "сохранили живое дыхание именно того, "порохового" времени".
Ирина Хмелевская задается вопросом – зачем ее дед, который до войны никогда не вел дневников, с такой тщательностью описывал события военного времени.
Хмелевская приводит фразу из дневника Старостина: "Думаю, что в будущем историки объективно исследуют работу областной партийной организации в годы войны, и народ по достоинству оценит вклад трудящихся Мурманска и области в дело достижения победы над фашистской Германией". "Значит, для будущих поколений, для истории писал", — делает вывод Хмелевская.
Она очень сожалеет о том, что ей не пришлось встретиться с дедом, и до определенного времени она не слишком много о нем знала. "Мой отец не посвящал меня в свою работу, он считал, что мне это неинтересно. Хочется пожелать нашему поколению — у нас есть дети, и когда мы делаем важные дела для мира, надо привлекать детей, рассказывать им больше, воспитывать их так, чтобы они понимали значение этих дел для истории", — считает Хмелевская.
Живое дыхание времени
Свидетели военных событий и историки, кажется, исследовали каждый день Великой Отечественной войны. Издано множество мемуаров, рассказов, писем и воспоминаний о том времени. Ценность дневникового жанра – в сиюминутности, в пойманном мгновении – живом, свежем, настоящем. Таких записок времен войны сохранилось совсем немного – возможно, потому, что поле боя – не лучшее место для литературных упражнений.
Максим Старостин фиксировал едва ли не каждый день, прожитый на войне. Как отмечает мурманский историк , это не мемуары, а дневниковые записи, сделанные в день события – карандашом и чернилами, в блокнотах и тетрадях.
"Простота изложения — не официальная, а чисто человеческая оценка происходившего. Старостин пишет обо всем – о сообщениях с фронтов Заполярья, о партизанском движении, о допросах немецких военнопленных, о почте из Москвы, телефонных звонках, встречах с товарищами, поездках на фронт, по области, в столицу и даже о погоде. В дневнике записи о здоровье, о жене и сыне, об отдыхе и бомбежках, о радостях и обидах", — отмечает историк, который уверен, что все это будет близко и интересно жителям Восточного Финнмарка.
Есть в "Дневнике" и одна загадка, которую историки и потомки Старостина до сих пор не разгадали. Записи об одном из главных периодов войны на севере – подготовке и проведении Петсамо-Киркенесской операции осенью 1944 года — исчезли. В свой приезд в Заполярье Хмелевская выяснила в архиве, что дед находился в Мурманске большую часть того времени. Куда подевались записи – неизвестно: то ли были изъяты органами, то ли потерялись, то ли сам Старостин отдал их кому-то на время.
Свидетельство эпохи
Как отметил председатель комитета по культуре Мурманской области , дневник выходит в сложное время, когда во многих странах происходит переоценка итогов Второй мировой войны, роли вооруженных сил Советского Союза в той войне.
"Генконсул Норвегии инициировал издание книги, которое будет неким откровением для западного читателя. Сам факт издания книги – событие международного уровня, это момент истины и для населения Норвегии, и в целом для западного мира", — считает Ершов.
Консул Йорген Йоргенсен также отметил, что в истории Норвегии есть страницы, которые не освещались должным образом и даже замалчивались. "Издание дневника Старостина является нашим вкладом в более полное и объективное освещение событий суровых военных лет. Это уникальный исторический источник. Это малоизвестные страницы истории в Норвегии", — отметил представитель норвежского консульства.
Норвежское издание дневников стало подарком Мурманску к 100-летнему юбилею. Свой подарок Мурманску сделала и внучка Старостина – она передала краеведческому музею ряд документов, в том числе подлинную метрику Максима Старостина, а также личный портсигар первого секретаря обкома.