Выбор Игоря Гулина Эрик Хобсбаум Разломанное время. Культура и общество в двадцатом веке Эрик Хобсбаум — автор знаменитых томов о «долгом девятнадцатом» и «коротком двадцатом» веках, исследователь грандиозной широты интересов и твердых левых убеждений, много десятилетий бывший членом британской компартии и наживавший тем самым бесконечных врагов в западной науке. Хобсбаум умер в 2012 году, в возрасте 95 лет. Через год вышел этот сборник статей о культуре и обществе. Важно понимать, что «Разломанное время» — не концептуальный сборник. Оно состоит из текстов далеко не главных: это публичные лекции, небольшие полемические статьи, рецензии. Почти все они написаны относительно недавно — в 1990-2000-х — старым уже человеком (есть пара текстов 60-х, и они сильно отличаются по интонации). Поэтому чтение этой книги может немного не оправдать ожиданий. Вместо больших концепций и решительных прорывов, здесь ученый человек говорит с высоты своих лет и знаний понятные умные вещи, особенно не присматриваясь к частностям — будто слегка страдая от дальнозоркости. В книге есть несколько текстов, посвященных конкретным персоналиям и феноменам, но Хобсбаум видит за ними прежде всего медленные сдвиги эпох и интересуется этой тектоникой больше, чем содержанием отдельных текстов и судеб. Эти подземные пласты и объединяют книгу в единое целое. Это — выживание «высокой» культуры в мире массового потребления, крах претензий авангарда на управление социальной реальностью, вызов, который поп-культура бросает интеллектуалам, и способы ответить на него. Но прежде всего — судьба самих интеллектуалов, появившегося в XIX веке привилегированного слоя буржуазии, освобожденного от необходимости выживания и посвятившего себя заботе об обществе, жизни для других — как они, эти хорошо устроенные, но беспокойные люди, ее понимали. Позиция Хобсбаума в этом смысле довольно парадоксальна. Как марксист, он понимает и обнажает всю историческую обусловленность, сконструированность ценностей и вкусов прогрессивной буржуазии — от просветительской позиции ученого до культа оперы (которой тут посвящено немало страниц). Но как представитель этого класса, влюбленный в свою культуру, он знает, что его миссия — сохранить ее, спасти, оживить. Что живопись всегда будет лучше, чем инсталляция, а Моцарт — чем The Rolling Stones. И общество, в котором культура теряет свое высокое служение, в опасности. Те разломы во времени, которые описывал Хобсбаум на исходе прошлого века, уже будто бы зарубцевались или, наоборот, стали слишком очевидны. Но разлом в самом авторе делает его сборник интересным и теперь. Издательство Corpus Перевод , 30: 70. Архитектура как баланс сил Книга известного архитектора Сергея Чобана и искусствоведа Владимира Седова представляет собой одновременно компактную историю европейской архитектуры и своего рода градостроительный манифест, попытку извлечь из этой истории уроки. Архитектура описывается здесь как постоянно колеблющийся баланс двух отношений. С одной стороны — между конструктивной основой, строительным каркасом здания и украшающими его изобразительными элементами. С другой — между главными, «иконическими» строениями, задающими стиль эпохи и облик города (соборами, дворцами, музеями и т.п.), и окружающей их фоновой постройкой. Книга эта полезная и довольно странная. Это действительно внятная сжатая история, написанная вовлеченным, неакадемическим языком, позволяющая дилетанту наконец разместить в одном пространстве готические соборы и конструктивистские клубы, Парфенон и постмодернизм. При этом личные симпатии Чобана и Седова отличаются от распространенных среди основной массы любителей архитектуры. Если коротко, они не влюблены в модернизм. Авангардный отказ от вековых форм, от украшений и имитаций в пользу новой технической поэзии выглядит в их описании не только прорывом, но и кризисом, разрушающим органику города, обрывающим диалог эпох и отнимающим у людей необходимую их телам и взглядам уютную соразмерность и красоту. Наверное, главная проблема книги в том, что история архитектуры в изложении Чобана и Седова выглядит автономным процессом, предстающим взгляду обитающего вне времени эстета и почти полностью оторванным от социальной истории. И тем не менее остроумная «контрреволюционность» их книги может работать освежающе. Издательство НЛО Футуризм и безумие Артефакт для ценителей авангардных редкостей. Издательство магазина «Циолковский», активно взявшееся за исследование темных уголков истории русского футуризма, выпустило под одной обложкой сразу три забытые книги. Написаны они независимо друг от друга, но практически одновременно, и все посвящены вопросу об отношениях творчества и сумасшествия. Брошюра «Рыцари безумия» 1914 года Александра Закржевского — апология Хлебникова, Бурлюка и компании как «бесстрашных разбивателей скрижалей, на которых тяжелая рука времени начертала свою мертвую ложь». Антитезой этих ницшеанских восторгов выглядит «Футуризм и безумие» Евгения Радина, предлагающего скептический анализ новой поэзии с точки зрения психиатрии ("сами творцы нового завесили мир от себя, надели шоры на глаза и заблудились в колодце своего «я»"). Наконец, «Безумие, его смысл и ценность» Николая Вавулина — своего рода любительская история сумасшествия, написанная, однако, с целью не обезопасить общество от безумцев, а наоборот — увидеть в творчестве душевнобольных зерна грядущей духовной свободы человечества. Книга Вавулина не имеет специального отношения к искусству авангарда, но порождена той же волной сомнения в силе разума. Издательство Циолковский
Видео дня. Что будет, если выстрелить в космосе
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео