Почему якутяне отказываются работать в угольных шахтах 

Почему якутяне отказываются работать в угольных шахтах
Фото: Российская Газета
На совещании, которое провел в Нерюнгринском районе вице-премьер — полномочный представитель президента страны в ДФО , в подробностях рассмотрели достижения и проблемы «Южной Якутии». По оценке полпреда, обустройство площадки идет значительно быстрее, чем было запланировано. К примеру, объем инвестиций в полтора раза превышает плановые индикаторы. А заместитель министра по развитию Дальнего Востока и вовсе заявил, что якутяне держат первое место по всем показателям среди 18 созданных в федеральном округе территорий опережающего развития.
Основные предприятия ТОР — строящиеся горно-обогатительные комбинаты «Денисовский» и «Инаглинский» — будут добывать (собственно, уже добывают) и обогащать коксующийся уголь. При этом сама площадка весьма компактна: из второго по величине населенного пункта района, поселка Чульман, до любого ГОКа можно доехать на машине за 25 минут.
Внутренних проблем здесь пока не существует — запущенный механизм работает исправно. Все производственные объекты возводятся в соответствии с графиками, денег хватает, угольщики наладили добрые отношения с местными властями и строят общие планы по развитию района. Правда, в компании «Колмар», которая является якорным инвестором ТОР, уже отмечают надвигающийся кадровый голод.
— Все сложнее становится найти работников среди населения района, — рассказал «РГ» заместитель генерального директора . — Если на открытые разработки люди еще идут, то в шахту завлечь якутян очень непросто.
Компания обучила в местном колледже шахтерским профессиям 160 человек. Закрепились на угольных предприятиях только десять
По данным правительства республики, на предприятиях ТОР трудоустроено более 800 местных жителей. Однако в самом Нерюнгринском районе кадровый потенциал исчерпан. В советские годы его население достигало 125 тысяч человек. После волны сокращений оно ужалось в полтора раза. Люди продолжают уезжать, хотя появились новые угледобывающие предприятия, и с весны прошлого года число вакансий стабильно держится на уровне 1,5 тысячи. Официально зарегистрированных безработных на весь район — всего около 300. Да и вряд ли заманишь в шахты людей, которые идут за пособием по безработице, зная, что есть масса свободных мест с зарплатой до 120 тысяч рублей в месяц.
Власти региона делают ставку на то, что в угольную промышленность удастся перетянуть сельскую молодежь из районов с избыточной рабочей силой.
— На базе Нерюнгринского технологического колледжа планируется сформировать центр компетенций и подготовки кадров из числа жителей республики, в первую очередь молодежи, не только для компании «Колмар», но и для других, в том числе действующих и потенциальных резидентов ТОР «Южная Якутия», — отметил на совещании председатель правительства республики .
Но и тут не все просто.
— Сельские жители в колледже учатся, однако на производстве их задерживается очень мало. В основном сотрудничаем с учебным заведением по переподготовке своих работников. Эта схема у нас выстроена очень хорошо. А привлекать молодых людей к тяжелому горняцкому труду не получается. Может, молодежь сейчас пошла такая, что больше экономистами да юристами хотят стать. А в шахте — грязь, пыль, вода ледяная капает, — рассказывает Артем Левин.
Он приводит цифры. Компания обучила в местном колледже 160 специалистов для подземных работ. Закрепились на угольных предприятиях только десять выпускников.
Сейчас на площадке «Южной Якутии» трудятся три тысячи человек. Через два-три года число рабочих мест будет доведено до семи тысяч. Не особо надеясь на местные кадры, угольщики ищут специалистов в других регионах, где сильны горняцкие традиции.
Чаще всего горнодобывающие предприятия в таких случаях ориентируются на вахтовый метод. Однако резиденты ТОР «Южная Якутия» вахту не приемлют категорически.
— Оборудование дорогое, а вахтовики за состоянием техники, как правило, не следят. Если что-то выходит из строя, нередко уезжают, даже не предупредив сменщиков, — отмечает Артем Левин.
Здесь собираются «выращивать» новые шахтерские династии, и производственники не видят особой разницы в том, станут их основателями приезжие или местные кадры. Для этого компания-инвестор уже начала строительство в Чульмане жилого комплекса на 1000 человек, а в райцентре, городе Нерюнгри планирует возвести для шахтеров коттеджные поселки.
Между тем Южная Якутия богата не только запасами коксующихся углей. На границе Нерюнгринского и Алданского районов открыты огромные месторождения железных руд. Для обеспечения их разработки энергией несколько лет назад была спроектирована Канкунская ГЭС. Однако впоследствии расчеты показали, что развивать в этом регионе металлургию пока невыгодно — прокладка коммуникаций в глухие края влетит в копеечку. Готовый проект электростанции положили под сукно.
Концентрат с «Денисовского» и «Инаглинского» ГОКов через терминал в порту Ванино пойдет на экспорт и послужит развитию металлургической промышленности и машиностроения в странах АТР. При этом на самой площадке ТОР оснащение сплошь импортное, поскольку подобной качественной отечественной техники попросту нет. Шахтеры используют машины польского и британского производств. На открытых выработках задействованы белорусские гиганты-самосвалы, японские бульдозеры и экскаваторы. А на обогатительной фабрике мастера из Поднебесной завершают монтаж китайского оборудования. На вопрос, эксплуатируют ли угольщики что-нибудь российское, Артем Левин ответил коротко: «КамАЗы».
Видео дня. Принц, 15 лет лежавший в коме, подал признаки жизни
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео