Ещё

Российские клады, которые могут озолотить любого 

Фото: Don't Panic
Эти загадочные клады объединяет одно: их существование не подлежит сомнению, оно подтверждается документами, и практически невозможно, что они уже обнаружены, поскольку не получится сохранить в тайне находку столь крупных и уникальных ценностей.
Россия — не Карибское море, но у нее огромная территория и бурная история со множеством войн и смут. Золотые кони хана Батыя, клады короля Сигизмунда и императора Наполеона, и Емельяна Пугачева ждут своего часа. И будущих миллиардеров, которые их найдут.

Чемодан с боспорскими драгоценностями

В 1926 году в захоронении на Керченском полуострове были найдены и переданы в областной историко-археологический музей сокровища III–V веков нашей эры, среди которых — золотые и серебряные монеты времен понтийского царя Митридата VI Евпатора, пантикапейские и боспорские золотые монеты, ювелирные украшения и многое другое.
В сентябре 1941 года, когда возникла серьезная угроза оккупации Крыма немецкими войсками, директор музея и секретарь горкома сложили готскую коллекцию в фанерный чемодан и вместе с остальными эвакуированными экспонатами на пароме перевезли его через Керченский пролив, затем на машине в Краснодар и, наконец, в Армавир. В «золотом чемодане» было 719 предметов из золота и серебра общим весом около 80 кг. Здание, в котором хранились эвакуированные ценности, было полностью разрушено при бомбардировке, когда вермахт уже полностью окружил район. В 1980-х годах исследователи установили, что хранители успели вновь вывезти чемодан — на этот раз к партизанам, в станицу с говорящим названием Спокойная. Драгоценный чемодан ищут в Краснодарском крае до сих пор.

Золотые кони хана Батыя

По легенде, два золотых коня с рубиновыми глазами украшали главные ворота столицы Золотой Орды. После смерти своего любимого арабского скакуна хан Батый приказал отлить его в золоте, в натуральную величину. Как и его прославленный дед, Чингисхан, Батый брал любимого коня во все походы, но не ездил на нем: на стремительном скакуне хана незримо сопровождал бог войны.
Коней два потому, что Батый решил: две конные статуи у ворот столицы будут смотреться лучше, и плененный в Киеве русский колокольных дел мастер отлил из собранной за год монголами дани точную копию первого скакуна.
Преемник Батыя его брат хан Берке перенес статуи в свою столицу, находившуюся в нынешней Волгоградской области. Они исчезли при Мамае: после Куликовской битвы Орда стала отступать на юго-восток и далеко утащить их не смогла. Считается, что один золотой конь захоронен вместе с Мамаем, и искать его надо в одном из бесчисленных курганов волгоградских и астраханских степей. Но где второй конь? В заволжских казачьих станицах бытует легенда о похищении золотого коня казацким отрядом, который асов захватил ханскую столицу, но не смог ее удержать и отошел, прихватить золотое изваяние. С такой ношей далеко уйти было невозможно, и казаки, прежде чем погибнуть от рук ордынцев, спрятали ее — вероятно, в ближайшей реке.

Клад Сигизмунда III

В Смутное время на Руси было зарыто огромное количество кладов, что подтверждается многочисленными находками, датируемыми XVI–XVII веками.
«Я отправил из Москвы с разным добром 923 подводы в Калужские ворота на Можайск…» — начало «кладовой записи», составленной, по преданию, королем Польши Сигизмундом III. Считается, что оригинал записи, выполненный «на медной доске» на латинском и польском языках, находится в Варшаве, а тайно сделанный список с нее широко распространен в среде русских кладоискателей.
Поляки с согласия боярской заняли Москву, а вся Можайская дорога от столицы до Смоленска контролировалась польскими гарнизонами. Короткий период «мирной» оккупации закончился восстанием в марте 1611 года — поляки жестоко подавили его, а Москву сожгли и разграбили. Добыча — деньги из царской казны, короны, драгоценные камни, сосуды, оклады икон — отправилась в Польшу, но по дороге была зарыта на каком-то Никольском погосте.
Клад Сигизмунда спрятан в небольшом подземелье. Приметы весьма подробные: в 650 метрах от погоста Николая Чудотворца Лапотного, который стоит на реке Хворостянка, поблизости насыпной зал, суходольный луг, колодец с родником и валуны. Однако клад до сих пор не найден. Полагают, что искомое место находится либо под Можайском, либо ближе к Москве, в окрестностях Апрелевки.

Клад в Орлином гнезде

Во второй половине XVIII века богатый тульский заводчик Андрей Баташев основал в Рязанской области поселок Гусь-Железный для разработки залежей железной руды, построил завод и грандиозную усадьбу, названную Орлиным гнездом. Еще больше разбогатев, Баташев передал управление делами брату и сосредоточился на постройке усадьбы. Он также часто наведывался в Москву — по свидетельству современников, откровенно соря деньгами. Возможно, он занимался разбоем: несмотря на заявленное Баташевым искоренение всех шаек на его землях, грабежи проезжих обозов продолжались и дороги губернии считались одними из самых опасных. Триста крестьян, согнанных на работы внутри усадьбы — как полагают, для строительства подземных ходов и тайников, — бесследно исчезли.
Баташеву покровительствовал князь Потемкин, второй человек в государстве во времена Екатерины II. После смерти Потемкина в Орлиное Гнездо прибыла правительственная комиссия, которая в числе прочего искала ни много ни мало тайный монетный двор. Не было обнаружено ни нелегального производства, ни значительных денежных средств. Комиссия уехала ни с чем, а Баташев сократил контакты с внешним миром до минимума. Он умер в 1799 году, не оставив после себя почти никаких материальных ценностей, — а ведь современники были убеждены, что он скопил огромное состояние. Сейчас Орлиное гнездо имеет статус государственного исторического памятника, и проведение раскопок там невозможно. Впрочем, сокровища могут быть спрятаны вне территории усадьбы.

Клад Наполеона Бонапарта

В конце октября 1812 года Наполеон покинул разграбленную и сгоревшую Москву. Офицер французской армии писал: «Император велел вывезти все кремлевские трофеи, забрать бриллианты, жемчуг, золото и серебро из церквей. Он приказал даже снять позолоченный крест с купола Ивана Великого. Самые элегантные и роскошные кареты ехали вперемешку с фургонами, дрожками и телегами с провиантом». По официальной оценке российского , «московская добыча» составила около 18 пудов золота, 325 пудов серебра и неопределённое количество церковной утвари, икон в золотых окладах, старинного оружия и мехов. Собственные обозы с добычей имели наполеоновские маршалы.
В первые дни после выхода французов из Москвы стояла сравнительно ясная погода, но вскоре дожди размыли дороги. Даже не дойдя до Можайска, Наполеон приказал бросить часть обозов и сжечь оставленные повозки. С золотом и серебром расставаться пока не спешили. Весь поход до границы сопровождался непрерывными атаками казаков и партизан, а с наступлением суровой зимы пришлось срочно прятать награбленное. Считается, что основная часть сокровищ была затоплена в одном из озер на западе Смоленской области. По свидетельству адъютанта Наполеона — возможно, заведомо ложному, — это Семлевское озеро.
Поиски в озере ведутся с середины XIX века, когда смоленский генерал-губернатор погнал сотни крестьян баграми обшаривать дно. Безуспешные поиски прервали, но с тех пор и по сей день на озере буквально живут поколения энтузиастов, пытаясь обнаружить ценности под водой или обшаривая берега в надежде наткнуться на какую-то примету клада. При максимальной глубине Семлевского озера в 21 метр последние 15 метров приходятся на ил, и видимость с отметки пяти метров уже нулевая.

Богатства графа Ростопчина

Подмосковная усадьба Вороново во время Отечественной войны 1812 года была резиденцией генерал-губернатора Москвы графа Ростопчина, который, по свидетельству современников, сделал из своего поместья «маленький Версаль». Из Европы сюда привозили картины, статуи, вазы. По приказу Кутузова Ростопчин сдал Москву войску Наполеона, а при отступлении поджег свой дворец и приложил такое послание: «Французы! В Москве оставил я вам два моих дома и движимости на полмиллиона рублей, здесь же вы найдете один пепел».
Считается, что Ростопчин уничтожил все свое состояние, однако современники указывают на необычное поведение графа: он славился гостеприимством, но в последние дни перед отступлением не приглашал в свое имение никого из штаба, расположенного неподалеку от усадьбы. Также странно, что Ростопчин не отослал никаких ценностей со своими дворовыми и крестьянами, отправленными в другое его имение в Липецкой губернии. Он лично поджег усадьбу, и в огне погибли даже мраморные статуи.
В 1980-х годах на территории Вороново открыли длинный подземный ход высотой два с лишним метра. Своды со временем грозили обвалиться, и во избежание происшествий ход засыпали землей. Таким образом, в Вороново точно есть подземные ходы, но масштабные поиски на территории усадьбы до сих пор не проводились.

Золото с теплохода «Варягин»

Грузопассажирский пароход теплоход «Варягин», названный по фамилии владельца, затонул в Уссурийском заливе недалеко от Владивостока 7 октября 1906 года. Причиной стала морская мина, дрейфовавшая со времени Русско-Японской войны. Спаслось лишь 15 человек из 250, включая капитана. В прошении к генерал-губернатору представители Варягина просили в силу исключительных обстоятельств компенсировать перевозившиеся на судне 60 тысяч рублей золотом, а также другой «особо ценный груз»