Мир24 1 июля 2019

Где сейчас дневник Тани Савичевой

Фото: Мир24
872 самых страшных дня истории. Более миллиона погибших и пропавших без вести. Немыслимое преступление против человечности. Блокада Ленинграда занимает особое место в истории как Великой Отечественной войны, так и страны в целом. Это событие невозможно игнорировать, а над деталями жизни и мучения людей в те два с половиной года тяжело не плакать.
Одним из главных символов блокадного Ленинграда стала маленькая девочка школьного возраста, которая попала в жернова войны и перенесла тяжелые события, так и не сумев от них оправиться. В общем-то, у тысяч детей в те годы сложилась похожая ужасающая судьба. Но  всегда стоит особняком: она оставила после себя записную книжку, где скрупулезно описывала происходящий кошмар.
«Мама в 13 мая в 7:30 час утра 1942 г; Савичевы умерли; Умерли все; Осталась одна Таня» — это знаменитые на весь мир строки, последние, которые были записаны рукой школьницы. 1 июля исполнилось 75 лет со дня смерти Тани Савичевой. «МИР 24» рассказывает о том, что стало с самой известной жительницей блокадного Ленинграда и ее дневником.
Дистрофия, цинга, туберкулез
Судя по всему, сразу после того, как девочка справилась со смертью матери и сделала последние записи в своей книжке, Таня собралась с силами и пошла к своей ближайшей родственнице. Это была племянница бабушки, которая жила чуть ли не на другом конце города. Савичева уже давно недоедала и была невероятно слаба, но все же смогла доковылять до тети Дуси и рассказать ей о случившемся.
Конечно, в невероятно тяжелых условиях блокадного Ленинграда родственница не была рада лишним заботам. Она довольно строго приняла Таню и так и не смогла до конца впустить в семью, хотя и оформила над ней опекунство. Тетя Дуся забрала большинство вещей Савичевых себе в квартиру, а вот наследнице проводить время с хозяйством своих родителей не давала. Когда женщина уходила на работу, она выгоняла девочку на улицу и заставляла ее гулять до вечера. Делиться едой приемная мать тоже не собиралась, поэтому у Тани начала прогрессировать дистрофия, наряду со своей верной спутницей — цингой. Не сумев справиться с обязанностями, тетя отдала ребенка в детский дом №48 Смольнинского района. Впрочем, вряд ли стоит осуждать женщину. В конце концов, не каждый человек достаточно силен, чтобы в таких экстремальных ситуациях жертвовать собой в пользу чужого ребенка.
Тот самый детдом, в который отправилась Таня, решили эвакуировать при первой же возможности — там были в основном тяжело больные воспитанники. С июля по середину августа 1942 года проходила подготовка к переезду в Горьковскую область. Из-за постоянных обстрелов выезд эшелона задерживался. Но в результате 140 детей смогли вывезти на свободную территорию. Там их выходили и вылечили. Всех, кроме Тани Савичевой. Она была слишком больна, да еще и туберкулез кишечника застал ее крайне не вовремя. 1 июля 1944 года она скончалась.
Судьба дневника
У Тани остались всего два родственника, о которых она просто ничего не могла знать. Сестра Нина эвакуировалась вместе с работниками завода, но на протяжении длительного времени от нее не поступало никаких вестей. В семье даже говорили, что она могла погибнуть. Брат Михаил и вовсе ушел в леса в качестве партизана, о нем ничего не слышно было аж до 1944 года.
Когда они смогли вернуться в Ленинград после снятия блокады, искать младшую Савичеву было уже поздно: к тому времени она доживала последние дни в Горьковской области. Зато ребята пошли разбирать личные вещи своих родителей, среди которых обнаружили в том числе и тот самый дневник.
Нина смогла показать блокнот кандидату исторических наук, работнику Эрмитажа и политруку Льву Ракову. Он сумел разглядеть в записях девочки огромную ценность для формирования правильного представления о происходившем во время блокады Ленинграда. Именно он впервые помести дневник первой экспозиции, посвященной обороне города.
В 1953 году дневник передали в музей истории Ленинграда, где он и хранится до сих пор. При этом широкой публике оригинал показывали всего два раза. Первый — в 1964 году, на выставке, посвященной 20-летию снятия блокады. Тогда же единственный раз посетители смогли увидеть страницы записной книжки. С тех пор ее стараются не открывать — чтобы не испортить светом довольно хрупкие страницы. Второй же раз блокнот показали уже исключительно в закрытом виде в 2010 году. Впрочем, с книги сняли копии, и теперь каждый может ознакомится с тем, как выглядят знаменитые страницы.
Самое эмоциональное знакомство с дневником Тани Савичевой происходит, конечно, в поселке Шатки Нижегородской области. На местном кладбище, рядом с могилой девочки, расположены запечатленные в металле страницы ее дневника на красной кирпичной стене, которая символизирует разрушенный дом в Ленинграде. Одна из улиц неподалеку также названа именем девочки.
Нюрнбергский миф
Удивительно, но даже о такой простой и трогательной для человеческого сердца вещи умудряются запускать слухи и легенды. Одна из самых распространенных — будто бы дневник Тани Савичевой был чуть ли не главным доказательством вины нацистов во время Нюрнбергского процесса. Безусловно, история красивая. Сразу кажется, что и девочка страдала не просто так, а своими девятью страничками помогла наказать виновных в страшных преступлениях против человечности.
Но все это лишь легенда. На самом деле никакого дневника в делах Нюрнбергского процесса быть не могло. Во-первых, это далеко не тот документ, который могли бы принять на серьезном судебном разбирательстве, а во-вторых, абсолютно все материалы дела так и остались в Нюрнберге. Там тоже есть свой музей. Если бы записная книжка Тани попала на трибунал, то хранилась бы она наверняка в Германии, а не в современном Санкт-Петербурге.
Природа такого мифотворчества понятна. Все-таки история слишком трогательная и эмоциональная, чтобы не довести ее до абсолюта. Не хочется верить, что пережившая столько сложностей школьница так и погибла ни за что. Но так в жизни в основном и бывает. Да и в конце концов память о Тане до сих пор живет и в нашей истории, и в мире, и даже в далеком космосе. Ведь еще в 1971 году ее именем назвали одну из малых планет Солнечной системы.
Стоит отметить, что дневник Тани Савичевой — далеко не единственный подобный документ в истории блокадного Ленинграда. На самом деле в местных музеях хранятся десятки записных книжек и тетрадей, в которых дети описывали ужасы, происходящие рядом с ними. Но именно лаконичные — и от этого еще более страшные — записки Тани вспоминают и спустя многие десятилетия.
Комментарии
Вещи , Таня Савичева , Эрмитаж
Читайте также
Находки, которые напрасно нашли
Зачем нужен «узор» на консервных банках
2
Последние новости
Житель Урала нашел клад с царскими деньгами во время ремонта
На Земле почти неделю будет бушевать магнитная буря
Смекалка спасла рыболова из зубов крокодила