Ещё

«Татарам мешает застенчивость». Рамис Аймет о родном языке и поэзии 

«Татарам мешает застенчивость». Рамис Аймет о родном языке и поэзии
Фото: АиФ Казань
В декабре прошлого года татарский поэт Рамис Аймет стал лауреатом XII Международного фестиваля тюркской поэзии, одного из самых значимых событий в тюркоязычном литературном мире. Он рассказал, почему творчеству мешает застенчивость и когда родится второй Тукай.
Опечаленный
Венера Вольская, «АиФ-Казань» — Рамис Киямович, из сотни поэтов из 25 стран выбрали трёх победителей, и один из них — вы.
Рамис Аймет: Наверное, это благодаря моему увлечению турецким языком. На конкурсе я выступил со своими стихами на татарском, а затем с их переводами на турецком, прочёл и произведения известного турецкого поэта Орхана Вели на татарском языке в своём переводе. Видимо, что-то получилось.
Вообще, перевод — отдельная очень сложная отрасль. Тяжело сохранить музыкальность слога, звучание языка, найти похожие образы. Многие фразы присущи только языку оригинала.
— Что побудило вас, деревенского парня, связать судьбу с поэзией?
— Я из простой семьи: папа работал комбайнёром в колхозе, мама — на заводе. Я десятый ребёнок в семье. Но бабушка сочиняла баиты к событиям в деревне, а ещё любила читать внучатам «Сказание о Юсуфе» на арабском и татарском. Чтение предваряла красивым народным напевом. Мы, ребятня, сидели на полу и слушали, переживали за героя и очень ждали продолжения.
Но главную роль сыграла, конечно, школа. Первые стихи я показал своей учительнице Фаузие Хайрутдиновой в 3 классе. Она объяснила мне, где не хватает рифмы, где ритма. Я начал ходить в литературный кружок, который она вела. Она же отправила мои творения в районную газету, потом переживала за меня, когда я стал участвовать в конкурсах республиканских изданий. После первых моих публикаций весь класс начал посылать свои сочинения в журналы (смеётся). Вот такой интерес к поэзии смогла вызвать учительница в обычной деревенской школе! Иногда и мама радовала своим творчеством, её творения отличали душевность, музыкальность, которые, кажется, мне удалось перенять.
А во взрослой жизни моим наставником стала народная поэтесса, лауреат Тукаевской премии . Хвалила, когда получалось, ругала, мол, не повторяй никого никогда.
— Сейчас любой может выложить свой опус в Интернет и считать себя поэтом.
— Доступность — двоякая вещь. Интернет-ресурсы публикуют и хорошую литературу, но и плохую тоже. Я в Союзе писателей Татарстана занимаюсь приёмом в объединение новых членов, и к нам приходит огромное количество людей: «Я же публикуюсь, примите меня в Союз». Приносят и бумажные книги. Но сейчас книгу издать недорого, это не аргумент.
Тем не менее мы с коллегами общаемся с ними деликатно: если человеку нравится писать, пусть пишет. А когда видим способности, помогаем проявиться. Не только среди пришедших — мы и сами разными путями ищем необычных людей с образным, метафорическим мышлением. Таких мало.
Где новый Тукай?
— Есть ли сегодня среди татарских литераторов личности, сравнимые с Тукаем?
— Мне нравится поколение тридцатилетних: Луиза Янсуар, Юлдуз Миннулина, , Булат Ибрагимов, Эльвира Хадиева. Это такой серебряный век, но в современном звучании. Как говорила , «в поэзии должна быть скрыта тайна». У этих авторов она есть. Из русскоязычных я бы посоветовал почитать Ахата Мушинского, Булата Безгодова, Булата Ханова. В мистическом жанре хорошо пишет Альбина Нури.
А что касается Тукая, сегодня на поэтическом небосклоне равного ему не вижу. Если нация сама «призовёт», то такой гений родится. Как и второй Пушкин.
— Кабмин РТ подписал постановление о сохранении идентичности татарского народа, собираются запустить детский татаро­язычный канал. Что ещё могло бы помочь сохранению языка?
— Для полноценного знания родного языка просто пары уроков в неделю недостаточно. Нужна языковая среда — чтобы дома разговаривали на родном языке, в детсаду и школе. Родители не должны возлагать эту задачу только на школу и ждать результатов. Ну а если взрослые уже не владеют языком своих предков, то пусть хотя бы дети три дня в неделю занимаются его изучением. Эта категория ребят и их пап и мам испугалась трудностей: зачем учиться, если в это время можно отдыхать. Но ведь изучение любого языка — дело непростое. А вот методики необходимо улучшить.
— Много ли людей в Татарстане говорят на литературном татарском языке?
— К сожалению, немного, даже среди интеллигенции. Но книги читают, причём интерес в последние годы заметно повышается. Люди возвращаются к настоящему — и в литературе, и в искусстве. Недавно в Казани на фестивале новой татарской культуры «Печэн базары — Сенной базар» послушать поэзию молодых авторов и альтернативную музыку собралось пять тысяч человек.
— Всегда считалось, что поэты и писатели — нерв эпохи. Это и сейчас так?
— Что касается поэтов — да. Когда началась история с татарским в школах, люди массово откликнулись: писали стихи о родном языке в социальных сетях. Если же говорить о прозе, ей нужно время на осмысление происходящего. Любопытно, что есть большой интерес к историческому роману, например, написала трилогию о правительницах Казани. Этому жанру посвящено творчество Вахита Имамова, Марата Амирханова.
— История татарской городской культуры сохранилась хуже, чем деревенской. А поэзии какой больше?
— Конечно, «деревенской». Отчасти это вызвано тем, что природа сама настраивает на поэзию. Во-вторых, если люди по происхождению из села, они и пишут о том, что хорошо знают — о деревне, шире не берут. Все-таки у сельчан меньше доступа к культурным ценностям, и это сказывается. «Городских» в поэзии меньше, но зато читать их большое удовольствие.
Многое зависит от трудоспособности, конечно. Часто не слишком талантливые, но трудолюбивые превосходят одарённых, но ленивых.
Если говорить о татарах, им иногда мешает застенчивость, в некоторой степени предопределенная национальной культурой. Например, считалось, что петь должны, открывая губы лишь на ширину лепестка. Как-то татарский писатель Камиль Мутыги (брат актрисы ) запел на одном из вечеров широко, привольно. Критики было! Его голос слышали даже на последнем ряду! Драматург Фатих Амирхан выразил неудовольствие по этому поводу. Но теперь лишняя застенчивость будет мешать человеку проявить свои таланты. Как ты будешь завоевывать мир, если очень скромен?
Пробить дорогу
— Что может стать подспорьем для татарской литературы?
— Вопросами литературы в ведомстве культуры должны заниматься компетентные специалисты. А у нас некоторые не прочитали ни одного татарского автора. Они и о классиках могут спросить: «А кто это?» Может быть, тогда начнут замечать таланты в своём Отечестве. Многим татарстанским авторам приходится пробивать себе дорогу в Москве, чтобы потом заметили в Казани. Возьмите хотя бы . Литераторы получают очень низкие гонорары, поэтому они вынуждены где-то работать. Каждый день с 8 до 5 работать в офисе, а вечером вместо домашних дел писать роман — такой режим не располагает к созданию шедевра.
Хорошей литературе на первых порах надо помогать. Ширпотреб, как сорняк, сам себе пробьёт дорогу, а высокая, сложная литература — не всегда. А ведь художественное слово — часть культуры. Кем бы мы стали без неё?
Видео дня. Факты о Древнем Египте, которые не раскрывают в школе
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео