Ещё

Гадкие рейтинги на Табакове 

Новость выскакивает из потока, как черт из табакерки: «У Табакова — судороги».
Господи. Она явно перебьет предыдущую: «Табакова решили отключить». И даже: «Табаков в коме». Коротко и емко. Все понятно: бахнешь такую новость, и интерес к твоему изданию или интернет-ресурсу обеспечен. Ну, то есть, взлет посещаемости. Что бы придумать еще такого-эдакого?
Можно попытаться снять некое больничное окно, за которым — Он. Так когда-то сторожили «тень Гундаревой», когда она умирала. И «подсторожили». Никогда не забуду еле различимый абрис фигуры за стеклом и подпись: «Наталья Гундарева пытается ходить по больничной палате». Ее не стало на следующий день. А кое-кто еще и гордился «последним фото».
Происходящее ныне — хуже. Олег Павлович болеет, это известно. Он давно плохо себя чувствовал, и новостей о его здоровье все нормальные люди ждут с надеждой. Он — часть культуры и просто… И просто пожилой человек, который сейчас борется за жизнь.
Не знаю, страдают ли его близкие от подобных сообщений, а может, привыкли уже. Или, скорее, не читают ничего уже, не до того. Да и хорошо. Ему за восемьдесят, проблемы со здоровьем серьезные, все понимают, насколько все сложно и остро. Но чья-то рука выводит ничтоже сумняшеся: «Табаков умирает: СМИ нашли подтверждение смертельного состояния артиста». Тык-тык-тык. Полетели просмотры. Влезешь — и я влезаю с ужасом, чего скрывать! — а там нет ничего, никакой информации, дешевая «разводка», «привлекуха». Гадость!
Хочется взвыть от бешенства. Неужели вы не понимаете, что вытаскивать в новостной канал это — совсем не то, что трясти трусами звезд? Это — не трусы, это иное, это то, что находится вне нашей компетенции. И хотя золотое правило прессы — ставить скандал на первую полосу — никто не отменял, есть вещи, делать которые немыслимо, даже если ты представитель не желтой, а желтющей прессы.
Но другие новости, которых пруд-пруди, рейтингов не дадут. «Козырное» — это Табаков, любое известие о котором всегда вызывает интерес. Который высмеял бы, конечно, это гадание «умрет — не умрет», эту пакость. Да сил нет.
Некрасиво, господа. Запредельно погано, увы.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео