Ещё

«Кланы Дагестана идут, как рыцари, „свиньей“, сметая все на своем пути 

Фото: РИА "ФедералПресс"
— Дмитрий Анатольевич, действительно, почему именно сейчас? Ведь о коррумпированности и клановости Дагестана ходят легенды уже не первый десяток лет… — Широкомасштабная зачистка в Дагестане — это естественно, раз произошла смена руководства. А в таких республиках любые изменения возможны только сверху вниз. Пришел новый глава — меняется конфигурация. С той же установкой приходил и его предшественник, но он с задачей не справился. А у господина генерала получается, отчасти потому, что он не так глубоко вписан в местную элиту, как Абдулатипов, он все-таки не из Дагестана родом, и отчасти из-за его силовых привычек и умений, из-за контактов, которые позволяют ему контролировать местных силовиков и находить общий язык с федералами — что всегда было непросто.
— Т.е он занят разгребанием доставшегося ему наследия?
— Да, конечно, но главное, он обладает для этого возможностями, которых не было у его предшественников. Трудно сказать, хотели ли предшественники разгребать или нет, но точно можем сказать, что Абдулатипов-то не сильно и мог — слишком плотно он был на кровном уровне завязан с республиканскими структурами
— Вы имеете ввиду пресловутую дагестанскую клановость?
— Именно. И это — от рождения. Не зависимо от того, «плохой или хороший». Хотя Абдулатипов мне не очень симпатичен, но я понимаю, что если бы даже у него крылья выросли, далеко ему было бы не улететь.
— А Васильев — человек из другой среды и начав зачистки — не остановится?
— Думаю да. Другой вопрос, что понимать под зачисткой. Можно избавиться от зарвавшихся людей, от преступников, от людей, настолько неэффективных, что если даже сами преступления не совершают, под их руководством их совершает кто-то другой. Но саму структуру зачистками изменить нельзя. Просто освобождается место «для посадки новых деревьев». Но деревьям еще придется вырасти.
— Но уже сейчас можно ли говорить о хороших новостях в плане оздоровления экономики и быта, насколько это возможно при сложившемся режиме?
— Скорее, хорошие новости для политико-социальной жизни. Потому что главное — это доверие людей. Я бывал в Дагестане, и мне там совершенно лояльные люди говорили о том, что в лес уходят молодые мальчишки, потому что они уже не верят никому и ни во что. Не потому, что они стали исламистами, а потому, что они не верят официальной власти, видят, что что бы власть ни делала — получается «калашников» и «золотой пистолет». Такие посадки вселяют надежду на то, что что-то может качественно изменится. Это может быть даже важнее, чем экономические результаты.
— На местных дагестанских форумах превалирует мнение, что все это показушные и отвлекающие временные мероприятия до выборов, а не долгосрочные действия, направленные на предотвращение беззакония и клановости…
— Такое мнение имеет право на существование, но я не согласен. Именно потому, что человек чужой. Он просто прийти и сесть между клановыми группами не сможет— не усидит. Если он хочет хоть как-то занять свое место в Республике— ему придется заниматься зачистками. Не ради выборов, не ради 18 марта, а ради того, чтобы через пару месяцев его фамилию в Дагестане кто-то еще помнил.
— А сил хватит? Тяжело чужому среди своих. Рука руку…
— Он сам восточный человек. Хотя тут речь даже не о восточной ментальности, а о самой клановой структуре. Ведь в чем специфика восточных кланов? Бедные не воспринимают богатых, как врагов. Они воспринимают их, как своих лидеров. В рамках одной семьи, одного народа, они идут как рыцари «свиньей», сметая все на своем пути. С ними действительно очень трудно бороться. Ты не можешь апеллировать к каким-то социальным вещам. Но шансы у Васильева есть — чужой, силовик, влиятельный в Москве человек.
— Многие подмечают, что врио главы республики Владимир Васильев в настоящее время работает на территории региона с президентом Татарстана Рустамом Миннихановым, и параллельно идут посадки и обыски первых лиц республики. Это совпадение?
— Трудно сказать, совпадение ли. Татарстан — это особая республика, она не соотносится даже с другими поволжскими. Там прямо противоположные социально-экономические показатели. Для Минниханова главный вопрос — сохранение роли Татарстана, как одного из самых влиятельных и богатых регионов. А для Дагестана — дырки бы в бюджете залатать, свести воровство хоть к сколько-то приемлемому уровню. В Татарстане еще со времен Шаймиева особо не поворуешь — дадут по рукам. Хотя там тоже восточная ментальность, районные группировки. Но там всегда настолько велик паритет первого лица, что район-районом, а сильно руки запустить не дадут, оборвут по локоть. Поэтому, если и была демонстрация, то не по отношению к Минниханову, скорее демонстрация по отношению к местной элите. А Минниханова посадками не напугаешь, у него и сажать-то особо некого.
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео