Ещё

«Хороша девка!» — сказала нянька, приехав из Москвы. Памяти Е. Н. Холодилиной 

Фото: АиФ – Ульяновск
В понедельник, 5 февраля, исполнилось девять дней, как не стало Елены Николаевны Холодилиной-Пластовой, замечательного человека, художника, невестки Аркадия Александровича Пластова.
Литератор Геннадий Дёмочкин, бывая с коллегами в Прислонихе, неоднократно записывал воспоминания Елены Николаевны. Сегодня с частью из них мы предлагаем познакомиться читателям «АиФ».
Отца спасла эмаль
— Мой отец работал на эмальзаводе в Луганске, а потом преподавал в институте, оставаясь на заводе консультантом. Ему принадлежали рецепты эмалирования. Отца знали и чтили (Луганск — город маленький). Но я помню, как в 37-м году отец с матерью до глубокой ночи сидели одетые, а у отца была сумочка, с лекарствами и сухариками.
Ждали, что отца арестуют. Потому что были уже арестованы директор завода и главный инженер. Но как-то обошлось. Видимо, не стали трогать знатока эмалирования.
«Враг народа», «шпион» — всеобщие подозрительность и доносительство тогда были привычным делом. Откровенно говорить можно было только с очень близкими людьми, и то где-нибудь в лесу, в поле.
Под гипнозом Сталина
И, несмотря на всё это, вы не можете себе представить, какая была общая атмосфера любви и почитания Сталина. Вам этого просто не понять. Сталин был ну как бог. Я его видела однажды на демонстрации. Нам повезло, мы в колонне Суриковского института шли в первом ряду от трибуны, и он был совсем близко.
Когда он умер, у нас в институте был митинг, говорили пламенные речи, и мы, человек 10-12, решили, что обязательно пойдём смотреть Сталина. Стояли в очереди все три дня и все три дня пройти не смогли. Там творилось что-то невозможное, нам ещё повезло, что остались живы. Это был какой-то психоз.
Через некоторое время Сталина тоже забальзамировали и положили в Мавзолей к Ленину. Я там была: Ленин лежит такой спокойненький, бледненький, ручки сложены. И вот я увидела Сталина. Впечатление: разбойник лежит! Лицо огромное, морщины глубокие. И руки лежат не как у покойников, а вдоль туловища. Мохнатые какие-то, руки палача.
К тому времени я уже освободилась от сталинского гипноза, уже были в отношении него серьёзные подозрения.
Спасибо Вальтеру Скотту
Последние три курса Суриковского института я жила у двоюродного брата (он был большим чиновником в мире искусства) в высотном доме на Котельнической набережной. В соседнем подъезде была квартира Пластовых. С Николаем мы познакомились при случайных обстоятельствах. Разговорились, и вдруг выяснилось, что я не читала «Айвенго». Он говорит: «Да как же так? Напишите свой телефон, я вам позвоню». Даю ему телефон, а он: «Позвольте, а вы не в высотном доме живёте?» (Телефон начинался с цифр 227.) Я говорю: «Да». — «Так мы в одном доме живём!»
Так состоялось наше знакомство. Потом Коля матери сказал. Она для проверки решила прислать в Москву няньку. (Няня Катя. Нянька — Е. В. Шарымова — добрый ангел семьи Пластовых. — Авт.) Нянька прожила в столице несколько дней, вернулась, докладывает: «Хороша девка!» В общем, я ей понравилась. Только в один день она осталась мной недовольна — когда мы ходили в зоопарк. (Смеётся.)
А с Аркадием Александровичем мы познакомились на открытии Всесоюзной выставки, Коля меня туда пригласил. Говорит: «Я покажу тебе знаменитых людей». Там были: Кончаловский с женой, Грабарь, Сергей Герасимов, Решетников, Ефанов и все-все. Пластов выставлял свою только что законченную «Весну».
Потом Коля рассказал: Аркадий Александрович страшно волновался, его тогда сильно ругали, упрекали в любви к французскому импрессионизму, говорили, что он работает не в русских традициях. Но успех «Весны» был необыкновенный.
С милым — на «край света»
Когда мы уже поженились, меня в первый раз повезли в Прислониху. Наталья Алексеевна (жена А. А. Пластова. — Авт.), я и Коля ехали из Москвы поездом. Вышли на станции Майна, нас ждал человек на телеге, их называли шабонниками, он возил с Языковской фабрики лоскутки. На телеге ещё висели разные тряпочки: красненькие, зелёненькие. Сели мы, поехали. Лошадь худая, плетётся медленно. 22 километра мы ехали пять часов. Коля пешком шёл, мы с Натальей Алексеевной сидели.
Я думаю: «Боже, куда же меня везут?!» Мне показалось, что это край света. В дороге у меня жутко разболелась голова, прямо смертельно. И когда сюда зашли, я смотрю: какой хороший дом, светлые светёлки, столько книг, как хорошо!
Пожаловалась на голову. Нянька тут же: «Щас-щас-щас»! Положила меня на кровать. Поставила самовар, налила горячей воды в таз, попарила мне ноги. Потом ноги мои вынимает, вытирает, я смущаюсь: «Да ладно, что вы?» А она говорит Наталье Алексеевне: «Мать, посмотри, у неё пятки нехоженные!»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео