Ещё

«Голодные игры» + «Кто хочет стать миллионером». Как готовят молодую смену сегодняшним чиновникам 

Фото: Нож
«Я, пожалуй, еще никогда не выступал перед аудиторией, в которой одновременно находилось 300 миллионеров» — так начал свой разговор с финалистами первый заместитель главы администрации президента Сергей Кириенко.
Только в России и только для ума. Если миллиона на образование не хватит, финалист может добавить деньги из своего кармана.
Большая часть — 90% — из бизнеса. Рисковать они привыкли, но риск в родном бизнесе — дело одно, а риск в госструктуре — совсем другое.
Обратную сторону медали этого вопроса протер Игорь Шувалов: «Нас многие поругивают, говорят, что вы все давно засели, управляете долго, не даете молодежи подниматься наверх… Для наиболее продвинутых вакансии всегда найдутся».
Константин Тулупов, 41 год,
финалист конкурса «Лидеры России», менеджер Uranium One («Росатом»)
На конкурсе было очень много правил, наверное, 15 страниц. Нельзя, например, материалы фотографировать и распространять, нельзя опаздывать, любые заметки нужно сдавать.
Если на финальном этапе никого не дисквалифицируют и не оштрафуют, то, в общем, да, все 300 участников миллион уже заработали.
У них тоже куча образований, бизнесов, кто-то ведет благотворительные организации, поет, танцует, играет в группах — фантастика! Причем молодые все. Намного моложе меня.
Я сам люблю учиться, хлебом не корми. У меня MBA Лондонской бизнес-школы и Бизнес-школы Колумбийского университета. Российских дипломов три штуки, учился в Финансовой академии, МГИМО, проходил программы в «Сколково». Большой вопрос, на что потратить миллион… Но так как у меня образование больше гуманитарное, а сейчас очень много говорилось про новые технологии, думаю, мое следующее образование будет связано с программированием. У меня в детстве, лет в 13, был период, когда я увлекался техникой. В конце 80-х появились первые микрокомпьютеры, и я хотел собрать собственный.
Набрал журналы «Юный техник», нашел специализированные книги, полгода чертил схему на миллиметровой бумаге, она была метр на два. Я был серьезно настроен. Пошел в радиомагазин, спрашиваю: «У вас есть микропроцессор?» А мне говорят: «Нет и не будет». На этом мой роман с IT закончился.
Затем мне, наверное, было бы интересно заниматься госслужбой, но только если бы я мог применить там свои профессиональные навыки. Также я увлекаюсь архитектурой, историей малых российских городов, 20 лет собираю библиотеку, где многие-многие тысячи книг по этой теме. Если бы на госслужбе я мог заниматься восстановлением городов, это было бы идеально. Большинство людей знают Золотое кольцо, а дальше не едут. Но даже недалеко от Москвы есть не менее интересные места, просто они не раскручены.
Если создать новую версию Золотого кольца, назвать, например, «Большое ожерелье Москвы», то можно полностью изменить облик региона, создать новый туристический маршрут внутри России.
Эти проекты должны быть комплексными. Надо заниматься не просто реставрацией отдельных исторических зданий, а одновременно — комплексной реконструкцией и благоустройством городов, как Собянин в Москве. Простимулировать местный бизнес, чтобы открывались кафе, хостелы. У меня друзья в «Стрелке», знакомые, которые занимаются урбанистикой, реставрацией, поговорил с ними и сделал примерный расчет. На один среднестатистический город нужно будет потратить 5–6 млрд рублей. Это не обязательно финансировать за счет государства. Как сказал Собянин, 1 рубль госинвестиций в инфраструктуру и благоустройство города генерит еще 3 рубля частных инвестиций. В регионах, наверное, эта пропорция меньше, но она все же тоже будет. Я понимаю, что просто энтузиастом быть для этого недостаточно, надо работать в системе государства и обладать какими-то полномочиями. Нужны сторонники во властных структурах, просто так этот проект не поднимешь.
Как наставники будут отбирать победителей?
Президент Сбербанка ищет шейперов (от англ. shaper) — тех, кто создает будущее. По его словам, этих людей крайне мало, всего около 0,4%.
Мастер-классы наставников
Так, по его мнению, в будущем каждый человек кардинально поменяет профессию трижды за жизнь. И все эти профессии будут не узкоспециализированные, а смежные, связанные с big data.
В криптовалюты советовал не инвестировать, а инвестировать в платформу Ethereum — открытую сеть на основе блокчейна. Также Герман Греф ответил на волнующий аудиторию вопрос: зачем Сбербанк скупил все видеокарты. Ответ: не чтобы майнить, а чтобы развивать технологии, сопряженные с искусственным интеллектом. Но многие сотрудники за майнингом были застуканы.
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео