Ещё

Пикап-гуру в гостях у GameGuru 

Фото: GameGuru
Недавно к нам в редакцию пришел любопытный пресс-релиз, в котором был анонсирован беспрецедентный по словам самих разработчиков проект Super Seducer — «первый в мире видеосимулятор свиданий, в котором персонажей играют реальные актеры». Очевидно, эти ребята не застали времена расцвета жанра «раздень бабу» в отечественном игрострое ранних нулевых, поэтому, чтобы раскрыть им глаза, мы решили выйти на связь с главным идейным вдохновителем проекта Ричардом Ла Руина — «лучшим пикап-гуру Европы», что бы это не значило. Готовились, кстати, к полному трешу, а по факту вышло вполне даже интересное и познавательное интервью.
— Вы называете себя «пикап-гуру»…
— Подождите, это другие меня так называют.
— А как называете себя вы?
— Я эксперт по свиданиям. Сложно назвать меня «пикап-гуру», ведь я уже женат. Так что больше я это дело не практикую, но по прежнему могу дать вам пару полезных советов. Мне все-таки уже 37, опыта за плечами достаточно.
— Хорошо, с терминами определились. В пресс-релизе Super Seducer сказано, что игра создана «под руководством и при участии лучшего пикап-гуру Европы». Какова ваша роль в этом проекте? Вы консультировали авторов?
— О, на самом деле мой вклад куда больше. Я автор, сценарист, режиссер, даже издатель, в общем всего понемножку.
— То есть по сути это ваша игра.
— Да. Я разве что программированием не занимаюсь, для этого у меня есть команда профессионалов на Коста-Рике. Началось все с моей идеи, я написал сценарий, а затем мы все это сняли в Минске. Кстати, снимались не только местные актрисы, но и зарубежные.
— Почему именно в Минске?
— Я просто живу тут последние пять лет, так что это было удобнее всего. Тем более тут есть много качественных специалистов по видеопроизводству. Многие из России сюда приезжают, чтобы что-то снимать.
— Это, скорее, потому что здесь дешевле.
— Да, соотношение цена-качество тут совсем другое. Так вот, разработка идет с начала 2017 года, и в марте 2018 мы уже будем готовы к релизу. Историю я попытался сделать максимально реалистичной, с юмором, подобрав наиболее распространенные ситуации, в которых обычно происходит «пикап». Игра будет предлагать много разных сценариев развития событий каждой ситуации, чтобы игроки могли видеть, к каким последствиям приводят их слова или действия, и таким образом учиться правильно общаться с девушками.
В игре много юмора и абсурда, но есть и польза
— Вы характеризуете Super Seducer, как «первый в мире видеосимулятор свиданий, в котором персонажей играют реальные актеры». Очевидно, что вы не в курсе о таких великих игровых сериях, как «Рандеву с незнакомкой», «ГЭГ» и иже с ними.
— Нет, а что это за игры?
— Суть практически та же: квесты, где надо либо соблазнять женщину правильными фразами, либо выполнять какие-то задания, чтобы она разделась. И там тоже снимались живые актрисы. Это был довольно популярный жанр для российского геймдева конца девяностых-начала нулевых. Так что вам, наверное, стоит изменить формулировку на что-то вроде «первый видеосимулятор этого поколения» или как-то так.
— Спасибо, я учту. Никогда не слышал об этих проектах. Я знаком только с играми серии Leisure Suit Larry, но там все было очень по-детски. Пришлете мне ссылку на геймплей? Было бы любопытно сравнить.
— Не вопрос! А в том, что для Super Seducer вы снимали реальных людей, а не использовали графику, есть какой-то сакральный смысл?
— Вы знаете, мы бы могли использовать визуальный стиль как в новеллах от Telltale, например, но в данном случае мне показалось, что интереснее будет видеть настоящих людей, чтобы лучше понимать эмоции, жесты и так далее. Если бы мы использовали 3D-графику, все это было бы не так интересно.
— А что за актерский состав? Есть ли «звезды»? Как проходил отбор?
— Одна из актрис — американка, Шанна Винсент, она снималась довольно много во всяких фильмах и телешоу («Ультраамериканцы», «Последний рубеж», «Настоящий детектив» — прим. ред.). Местных моделей мы отбирали на прослушиваниях, у некоторых был опыт актерской игры, но для большинства это дебют, причем вполне удачный, как мне кажется. Фишка в том, что они практически никогда не знали точного сценария, не знали как я (главный герой — прим. ред.) буду себя вести. Например, все что знала актриса в одной сцене — у нее по легенде есть парень. Вот я начинаю к ней подкатывать, она говорит про парня, а я такой: «Он что, где-то здесь? Нет? Отлично, я тогда с тобой тут посижу. Как тебя зовут?». Она опять начинает отмазываться, что, мол, парень вот-вот придет, а я говорю, что я боксер и мне не страшно. В общем, еще неизвестно, кому из нас приходилось импровизировать и выкручиваться больше. Поэтому те реакции, которые вы увидите, часто будут совершенно неподдельными, однако мы старались, чтобы это не выглядело как B-movie с ужасной актерской игрой.
— Можно ли опыт из игры экстраполировать на реальных женщин?
— Определенно. Каждая ситуация в игре максимально реалистичная и включает множество распространенных ошибок, которые совершают парни. Поэтому как положительный, так и отрицательный опыт из игры точно поможет в жизни, покажет, как стоит делать, а как не стоит. Более того, там даже будет фидбек в духе «Да, это распространенный выбор для большинства парней, но он неверный по той-то причине» или «Неплохо, но лучше было бы сделать вот так».
— Звучит уже не как игра, а как интерактивный урок от Ричарда Ла Руина.
— Это и то, и другое. Мне не хотелось бы, чтобы игра вышла слишком «обучающей», это скучно, поэтому мы добавили туда много юмора и абсурда. Идеальный результат, чтобы игроки в первую очередь повеселились и получили удовольствие от процесса, а в остатке обзавелись полезными знаниями.
— А чем отличаются советы, которые можно почерпнуть от вас, от советов, которые традиционно печатают во всяких мужских журналах?
— Как правило, те советы довольно глупые и написаны журналистами, а не специалистами этой области. Мне кажется, что мои советы не только практичны, но и довольно интернациональны. Я пожил во многих странах, поэтому знаю, что работает везде. К тому же мои советы все честные, проверенные на практике, и не заставляют вас кем-то притворяться. У меня даже книги на эту тему есть, они переведены на самые популярные языки и неплохо продаются.
Если каждая, жалеющая о связи с мужчиной, обвинит его в харассменте, у нас судов не хватит
— Не боитесь, что на волне популярности борьбы с харассментом борцы за социальную справедливость могут неправильно понять посыл вашей игры?
— Да, есть такое дело, хотя когда мы только начинали разработку этих прецедентов еще не случилось, так что мы никак не могли это предвидеть. К сожалению, уже сейчас есть некоторые высказывания и обо мне, и о моей игре. Но я считаю так: если какая-нибудь сумасшедшая феминистка поиграет в Super Seducer — она определенно будет оскорблена. Если же игру увидит среднестатистическая женщина, вряд ли у нее возникнут какие-то претензии. У нас все довольно прилично сделано…
— Что, неужели никакой пошлости или харассмента?
— Нет, пошлости и харассмента полно, просто используя их вы не сможете достичь в игре успеха, это все «неправильные» ответы. Допустим, вы пытаетесь заговорить с девушкой на улице, и у вас будут варианты схватить ее за грудь, или, притворяясь, что завязываете ботинок, заглянуть ей под юбку, или просто сказать что-нибудь грубое, но все это приведет к отрицательной реакции с ее стороны, можно даже по лицу получить.
— То есть на самом деле эта игра наоборот отстаивает идеалы всех SJW и показывает игрокам, как вести себя не стоит?
— Совершенно верно, «правильный» путь всегда будет уважительным, а «нейтральный» будет скучным, с классическими приемами и стереотипами. Мы постарались, чтобы женские персонажи были сильными и могли постоять за себя. К тому же в игре будут дисклеймеры в духе «Не пытайтесь повторить это в реальной жизни», «Не показывайте женщине свой пенис, если она к этому не готова» и так далее. Харви Вайнштейну не помешал бы подобный тренинг.
— Может вам этот хайп наоборот сыграет на руку? Мол, смотрите, какие молодцы, сделали игру, где нельзя никого закадрить, ведя себя как х̶у̶е̶м̶р̶а̶з̶ь̶ грязный мужлан.
— Возможно, хотя мы, наоборот, уже успели натерпеться: кто-то отказался сотрудничать, кто-то не захотел рекламировать, на Kickstarter нас забанили, Youtube не дал промотировать трейлер…
— Почему?
— Говорят, у нас «неуместный контент».
— Серьезно? У вас что, обнаженка есть, или наркотики какие-то?
— Нет, вообще ничего такого. Только нецензурная брань, из-за которой мы получили рейтинг 16+. Но ничего нелегального или даже крамольного. Просто они в этих США и Европах с ума посходили, раз даже Netflix начал отменять телешоу из-за ничем не доказанных обвинений.
— Может, они просто не понимают, что ваша игра как раз пропагандирует правильную модель поведения, когда мужчина ведет себя не так, как ему нравится, а так, как нравится дамам?
— Наверное так и есть, именно поэтому мы пытаемся всеми способами продвигать обратный посыл.
— А как вы лично относитесь ко всем этим скандалам? Вы должны понимать это поле как никто другой.
— Мне кажется, проблема в том, что мы чешем всех под одну гребенку. Нельзя осуждать людей, которые приглашали девушек на свидание, предлагая роль в фильме, как каких-то диких насильников. Насколько я знаю, все эти «жертвы» действовали по собственному желанию, на них никто не нападал, и очень плохо, что общество даже не пытается в этом разобраться. У меня в Минске, например, есть благотворительная организация, которая помогает жертвам настоящих насильников. Думаю, вы сможете ее найти, просто загуглив мое имя по-русски. И этих бедных девушек никак нельзя приравнивать к «жертвам», условно, Луи Си Кея, который просто мастурбировал рядом с кем-то. Он даже не прикасался ни к кому! Просто у него странный фетиш. Или взять того же оскароносного Кевина Спейси. Они не сделали ничего нелегального — мужчины, обладающие каким-либо типом власти, всегда ею пользовались в своих личных интересах, а женщины, в свою очередь, всегда шли у них на поводу. Если мужчина использует физическую силу — это плохо. Если только слова — женщина всегда может сказать «нет». Если каждая разочарованная или передумавшая девочка, жалеющая о связи с каким-то мужчиной, обвинит его в харассменте, у нас судов не хватит. Надеюсь, в Беларуси и России до этого не дойдет, тут люди как-то получше сохраняют рассудок.
— Влияют ли как-то эти тенденции на вашу профессиональную деятельность? Продолжаете преподавать?
— Нет, в Минске мне репутация «пикап-гуру» не нужна, хотя я давал пару уроков в Москве, Питере, Киеве. Но здесь у меня семья, и мне не хочется мешать свою личную жизнь с работой, я могу заниматься своей компанией удаленно. Более того, мне кажется вашим мужчинам намного меньше требуется моя помощь, у вас другой менталитет. Они чаще спрашивают про мой бизнес или путешествия, а с девушками и сами справляются. Если в Англии ребятам, которые приходят на тренинг, иногда нужно по десять минут набираться смелости, чтобы подойти к девушке, то почти все мои русскоязычные ученики делали это без смятения. Не все сто процентов, конечно, но в целом у вас красивых девушек боятся намного меньше, а на Западе, особенно учитывая современные течения…
— Да, надеюсь до наших стран эта тенденция не дойдет.
— Я тоже.
Не хочется на старости лет прослыть порноделом
— Насколько реалистична игра в плане подбора персоналий? Все-таки не на каждое свидание мы ходим с моделями или актрисами.
— Разумеется, среди наших актрис есть и модели, но есть и довольно среднестатистические девушки. Страшненьких мы, конечно, не брали, все-таки это потребительский продукт, а еще на нас явно обозлятся за отсутствие азиаток или темнокожих, но действие игры происходит как бы в Минске, так что эту условность мы можем как-то оправдать. Главная функция внешности актрис была замотивировать игрока соблазнить ее, поэтому приходилось искать компромиссы.
— Кстати, а почему в игре не будет обнаженки? Для многих в этом жанре важна мотивация, когда в конце «покажут мультик». Все дело в консольной версии, которую просто не пустили бы с подобным контентом?
— И в этом тоже, да, Сони вряд ли пропустили бы такую игру. Да и мне не хочется на старости лет прослыть порноделом, все-таки наша игра про другое. Хотя девченки у нас горячие, и есть сцены, где они в одном белье. А вот дальше этого мы решили не идти.
— Цена игры уже известна? Сколько займет ее прохождение?
— Игра будет стоить 20 долларов, но насчет региональных цен я не в курсе. Скорее всего, как обычно, чуть меньше. А прохождение, если практически не ошибаться — часов пять-шесть. Трудно сказать, мы отсняли где-то около девяти часов кат-сцен, и мне кажется мало кто сможет увидеть все «правильные» с первого раза.
— Что насчет перевода на русский язык? Кто занимается локализацией?
— У нас отличная локализация на русский, ей занимается моя жена и ее друзья, которые здорово владеют обоими языками. Сложнее всего было адаптировать шутки, ведь многое, что работает на английском, на русский прямо не переводится. Мы очень щепетильно отнеслись к этому моменту, чтобы все было органично!
И первое свидание, и первый поцелуй случились в двадцать один
— Насколько мне известно, до 21 года вы были застенчивым девственником. Как вы смогли поменять имидж настолько радикально?
— Да, и первое свидание, и первый поцелуй, и первая близость с женщиной у меня случились в двадцать один.
— Не поздновато?
— Да, очень поздно. Дело вот в чем: в школе, когда учился в Англии, я, мягко говоря, не очень пользовался популярностью. Надо мной часто издевались, у меня не было друзей, так что и девочки на меня особо не смотрели.
— Чем была вызвана эта ненависть? Просто классическая травля задрота?
— Да нет, скорее лузера — не то что бы я был как-то хорош в учебе. Я был очень замкнутым и неуверенным в себе, неловко или странно себя вел, так что, говоря по правде, я на этот буллинг сам напрашивался. Часто говорил то, чего не стоило, принимал неправильные решения. Даже в глаза людям смотрел с трудом. Именно поэтому я и был таким «штатным» лузером.
— И как вы смогли так кардинально изменить вашу жизнь?
— Когда мне исполнилось двадцать я стал пытаться исправить положение вещей. Даже список составил из всех своих недостатков, которые я хотел бы искоренить. И пошел по каждому из них: поменял прическу, обновил гардероб, научился управлять своим телом, стал изучать психологию. А дабы избавиться от застенчивости стал посещать разные классы: актерские, танцевальные, лингвистические — все, что включало в себя работу с аудиторией или на нее. В общем, стал стремиться к своему идеалу, что-то вроде Джеймса Бонда, и искусство общения с женщинами, разумеется, в этом списке было одним из первых: мне сильно его не хватало, я был очень одинок.
— Было ли какое-то событие, которое побудило принять решение все поменять? Или просто накопилось?
— Скорее второе. Я был очень несчастлив, в депрессии. Решил, что больше так продолжать нельзя, надо что-то менять. Хорошо, что я осознавал свои недостатки, так их проще было побороть.
— После всех изменений и курсов, видимо, пришла и популярность у женщин. Можете рассказать вкратце, что значит искусство «пикапа» для вас?
— Не все так просто. Я бы назвал «пикап» не столько искусством, сколько наукой, которая в подробностях изучает ухаживание за женщиной. Нужно понимать, что этому действительно может научиться каждый, главное — четко отработать несколько шагов.
— И сколько этих «шагов»?
— Мне кажется, главных шагов три. Первый — «подкат», затем идет общение, а потом уже соблазнение, начиная от «случайных» касаний до самой спальни. Дальше конечно идут отношения, свидания и все такое, но это уже «пост-пикап».
— Есть у вас какие-то любимые «подкаты»? Фирменные приемчики?
— Обычно я стартую с фраз, которые бы развеселили меня самого. Но тут надо быть осторожным, понимать, что существует множество нелепых «заходов», и всегда есть риск оказаться пошлым или неправильно понятым.
— То есть вы обычно юмором берете?
— Да, мне кажется, важно сразу показать, что вы не очень-то серьезно ко всей ситуации относитесь. Чем красивее женщина, тем больше парни боятся облажаться и перестают рисковать. Они просто начинают обсыпать ее комплиментами, предлагают чем-то угостить…
— Это, должно быть, очень надоедает.
— Именно! Очень предсказуемо и скучно. А вот вам обратный пример. Скажем, вы пытаетесь закадрить стройную девушку, практически модель, на которой одето платье в горизонтальную полоску. Можно подойти и сказать «Слушай, ты, конечно, извини, но тебе не стоит одевать горизонтальную полоску, она тебя полнит!»
— Ха-ха! Главное, чтобы она тоже знала этот прикол…
— Да, в этом и риск! Тем более, шутка довольно безобидная, просто очевидная глупость, которая на самом деле еще и скрытый комплимент. Тут надо уметь правильно подбирать слова и интонацию, чтобы девушка понимала твою иронию. А если она смеется и веселится в ответ, значит контакт уже налажен. К тому же ты не говоришь как она хороша напрямую, и она продолжает сомневаться, насколько серьезны твои намерения. Это интригует и привлекает ее еще больше. Поэтому я никогда не заваливаю комплиментами и не пытаюсь выглядеть серьезно. Когда ты сам получаешь удовольствие от процесса — женщина это чувствует и реагирует на это.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео