Ещё

Энди Вейер «Артемида» 

Фото: PlayboyRussia.com
Энди Вейер, автор романа «Марсианин», по которому снял фильм Ридли Скотт, представил свой второй роман — «Артемида».
Действие книги также разворачивается в ближайшем будущем, где технологии еще не ушли далеко вперед, но человечество уже совершило серьезный шаг в освоении внеземного пространства и создало колонию на Луне.
Девушка по имени Джаз, одна из немногих жителей лунного города Артемида, кто провел здесь большую часть жизни, зарабатывает на жизнь контрабандой.
Учитывая популярность дебютного романа Вейера, принесшего автору оглушительную славу и привлекшего внимание голливудских режиссеров, второй все ждали с нетерпением. На русском языке книга выходит в издательстве «АСТ».
Читайте отрывок из авантюрного романа, который мы выбрали сами.
Иллюстрация предоставлена издательством
Я изо всех сил неслась по серой пыльной равнине в сторону купола Конрада. До входного шлюза, обозначенного полосой красных огней, было пугающе далеко.
Даже при лунном тяготении бежать со стокилограммовым грузом нелегко, но поразительно, до чего шустро начинаешь двигаться, когда твоя жизнь в опасности.
Боб, бежавший рядом со мной, включил связь:
— Давай я подсоединю мои баллоны к твоему скафандру!
— Тогда ты тоже погибнешь, вот и все.
— Утечка очень серьезная, — пропыхтел Боб. — Я вижу, как газ выходит из твоих баллонов.
— Спасибо за ободрение.
— Вообще-то это я здесь специалист по работе в безвоздушном пространстве, — заявил Боб. — Так что немедленно остановись и дай мне подсоединить баллоны к твоей системе жизнеобеспечения.
— Ответ отрицательный. — Я продолжала бежать. — Сразу перед тем, как прозвучал сигнал утечки, я слышала хлопок. Скорее всего, рванул клапан. Усталость металла. Если ты начнешь подсоединять свой баллон к моим, ты можешь повредить шланг об острые края разрыва.
— Я готов рискнуть.
— А я не желаю, чтобы ты рисковал. Поверь мне, Боб, я знаю, как ведет себя металл.
Я перешла на длинные, плавные скачки. Выглядело это, словно замедленная съемка, но это наилучший способ передвигаться с тяжелым грузом. Дисплей шлема показывал, что до шлюза осталось пятьдесят два метра. Я перевела взгляд на указатель уровня кислорода на рукаве — показатели падали прямо на глазах. Я решила, что лучше на них вообще не смотреть.
Длинные пряжки доказали свою эффективность — я сильно прибавила в скорости и даже обогнала Боба, а он самый опытный специалист по выходу в безвоздушное пространство на всей Луне. Секрет в том, что каждый раз, когда касаешься поверхности, ты придаешь себе дополнительный импульс. Но это делает каждый прыжок потенциально опасным. Если что не так, ты шлепаешься мордой в пыль и скользишь по поверхности. Скафандры для выхода на поверхность — вещь надежная, но лучше все-таки не тереть их о реголит.
— Ты двигаешься слишком быстро! Если ты упадешь, визор шлема может треснуть!
— Все лучше, чем вакуум сосать, — ответила я. — У меня осталось секунд десять.
— Я прилично отстал, — Боб пыхтел позади. — Ты меня не жди.
Я осознала, с какой скоростью бегу, только когда треугольные плиты Купола заполнили все поле зрения. Купол приближался очень быстро.
— Черт! — времени тормозить уже не было. Я прыгнула и перекатилась вперед как раз вовремя и врезалась в стену ногами, скорее благодаря удаче, чем умению. Боб был прав — я на самом деле бежала слишком быстро.
Я торопливо поднялась на ноги и вцепилась в рычаг, открывающий шлюз.
В ушах хлопнуло, и тут же завыл сигнал тревоги: мой баллон доживал последние секунды и утечка стала неконтролируемой.
Толкнув дверь шлюза, я ввалилась внутрь, судорожно пытаясь вдохнуть. В глазах темнело. Я пинком закрыла дверь, дотянулась до аварийного баллона и сорвала чеку. Верх баллона отскочил, и воздух заполнил шлюзовую камеру. Воздух выходил из баллона с такой скоростью, что часть его превратилась в туман из-за охлаждения, вызванного быстрым расширением газа. Я рухнула на пол почти без сознания, тяжело дыша и стараясь подавить подступающую тошноту.
Я совершенно не приспособлена к таким физическим нагрузкам. Привязалась головная боль, вызванная кислородным голоданием — это как минимум на несколько часов. Я исхитрилась подцепить на Луне высотную болезнь.
Свист выходящего воздуха постепенно ослабел и наконец затих.
Боб добрался до шлюза. Я увидела, как он заглядывает внутрь через маленький круглый иллюминатор.
— Состояние? — запросил он по радиосвязи.
— В сознании, — просипела я в ответ.
— Встать можешь? Или вызвать кого-нибудь на помощь?
Боб не мог зайти в шлюз, не убив меня, — я лежала в камере в неисправном скафандре. Но любой из двух тысяч человек, находящихся в городе под куполом, мог открыть дверь изнутри и втащить меня внутрь.
— Не надо. — Я поднялась на колени, упираясь руками в пол, потом встала на ноги и, придерживаясь за контрольную панель, включила режим очистки скафандра. Со всех сторон ударили струи воздуха под высоким давлением. Серая лунная пыль вихрилась в шлюзе и исчезала в решетках фильтров, вмонтированных в стены.
По окончании очистки внутренняя дверь шлюза автоматически открылась.
Я вышла в прилегающий к шлюзу отсек, закрыла внутренний люк и шлепнулась на скамейку.
Боб прошел шлюз самым обычным образом, без всяких драматических срываний чеки с аварийного баллона (который, кстати, нужно будет заменить). Обычная работа клапанов и насосов. После того, как закончилась очистка скафандра, он присоединился ко мне.
Я молча помогла ему стащить шлем и перчатки. Всегда нужно помочь товарищу снять скафандр. Разумеется, это можно сделать самостоятельно, но возни чертовски много. Так что это старая традиция. Боб, в свою очередь, помог мне.
— Ну и вляпалась же я, — сказала я, когда Боб снял с меня шлем.
— Ты чуть не погибла, — Боб вылез из скафандра. — Нужно было слушать мои инструкции.
Я вывернулась из скафандра, перевернула его и указала Бобу на зазубренный кусок металла, некогда бывший клапаном баллона:
— Клапан взорвался, как я и сказала. Усталость металла. Боб внимательно осмотрел клапан и кивнул:
— Ты правильно сделала, что не позволила мне подключить мой баллон. Хорошая работа. Но что-то подобное не должно было случиться. Где ты взяла этот скафандр?
— Купила подержанный.
— А зачем ты купила подержанный скафандр?
— Потому что не могу позволить себе новый. Мне едва хватило денег на этот, а вы, говнюки, не даете мне возможности вступить в гильдию, пока у меня не будет скафандра.
— Надо было заранее откладывать на новый. — Боб Льюис в прошлом служил в Военно-морской пехоте, и его подход к жизни можно было определить как «без дураков». Что еще важнее, он был главным тренером Гильдии Работников безвоздушного пространства (РБП). Он подчинялся Мастеру Гильдии, но именно Боб единолично решал, станешь ли ты членом Гильдии или нет. А без членства в Гильдии нельзя было заниматься индивидуальной работой в безвоздушном пространстве и туристов на поверхность водить нельзя. Так уж Гильдия постановила. Сволочи.
— Ну что? Как я прошла проверку?
Боб фыркнул:
— Шутишь? Ты провалила экзамен, Джаз. Провалила с треском.
— Почему это? — возмутилась я. — Я выполнила все требуемые маневры, завершила все задания и прошла полосу препятствий меньше чем за семь минут. И к тому же, когда случилась эта почти фатальная неприятность, я благополучно вернулась в город, при этом не подвергая опасности своего напарника.
Боб открыл шкаф и убрал туда перчатки и шлем:
— Только ты несешь ответственность за свой скафандр. Твой скафандр не выдержал проверки. Что означает, что ты не выдержала.
— Как можно обвинять меня в этой утечке воздуха?! Когда вы выходили на поверхность, все было нормально!
— Наша профессия ориентирована на результат. А Луна — та еще старая стерва. Ее совершенно не волнует, когда твой скафандр придет в негодность. Когда это случится, тут-то она тебя и прикончит. Нужно было внимательнее проверить снаряжение. — Боб убрал скафандр на специальную вешалку в шкафчике.
— Боб, ну серьезно…
— Джаз, ты сегодня чуть не погибла. Как я могу выдать тебе пропуск? — Боб закрыл шкафчик и направился к выходу. — Ты можешь снова пройти тест через шесть месяцев.
Я преградила ему дорогу:
— Но это попросту нелепо! Почему я должна отложить жизнь на полгода из-за произвола Гильдии?
— Будь повнимательнее, осматривая оборудование. — Боб обошел меня и вышел из отсека, бросив напоследок: — И когда будешь ремонтировать этот клапан, плати полную цену.
Я посмотрела ему вслед и в полном разочаровании плюхнулась на скамейку.
— Твою мать…
Я брела домой через лабиринт алюминиевых коридоров. Ну хоть идти было недалеко — весь город меньше чем полкилометра в диаметре.
Я живу в Артемиде, в первом (и пока единственном) городе на Луне. Город состоит из пяти огромных пузырей, называемых «сферами». Пузыри наполовину скрыты под поверхностью Луны, так что город выглядит точь-в-точь как старые писатели-фантасты представляли себе лунные города: скопление куполов. Просто те части, которые ниже уровня грунта, не видно.
В середине находится сфера Армстронга, окруженная сферами Олдрина, Конрада, Бина и Шепарда.
Все сферы соединены между собой тоннелями. Я помню, как в младших классах в школе получила домашнее задание сделать модель Артемиды. Элементарно: несколько мячиков и палочек. Весь процесс занял минут десять.
Добраться сюда стоит недешево, а жить здесь вообще чертовски дорого. Но город не может состоять только из богатых туристов и эксцентричных миллиардеров. Работяги здесь тоже нужны. Вы же не думаете, что мистер Дж. Деньгожуй-Толстосумчик Младшенький сам станет чистить свой туалет?
Вот я как раз и есть одна из таких работяг.
Я живу в районе Нижний Конрад 15, грязноватое такое местечко на пятнадцатом подземном уровне сферы Конрада. Будь это место вином, знаток описал бы его так: «Полное дрянцо с обертонами неудач и послевкусием скверных жизненных выборов».
Я брела вдоль ряда одинаковых квадратных дверей, пока не дошла до своей. «Моя» дверь находилась на нижнем уровне, хоть это хорошо: проще забраться и выбраться. Я приложила Гизмо к замку, и дверь, шелкнув, открылась. Я заползла внутрь и закрыла дверь за собой.
Я легла на койку и уставилась в потолок — находившийся меньше чем в метре от моего лица.
Технически это обозначается как «капсульное жилье», но все называют это «гробами». Просто закрытый отсек с койкой и запирающейся изнутри дверью. Предназначение у такого «гроба» только одно: в нем можно спать. Само собой, в нем можно и еще кое-что делать (тоже в горизонтальном положении), но я думаю, главное вы поняли.
В отсеке есть койка и полка. Общий туалет — дальше по коридору, а через пару кварталов есть и душ. Мой «гроб» точно не украсит собой в ближайшее время обложку журнала «Лучшие дома и пейзажи Луны», но это все, что я могу себе позволить.
Я проверила время. Ой-е-е-ешеньки!
Времени на мрачные размышления не оставалось. Грузовоз Кенийской Космической Компании (ККК) должен был прибыть сегодня во второй половине дня, стало быть, мне нужно было кое-что сделать.
Поясню: день для нас не связан с солнцем. «Полдень» на Луне наступает раз в 28 земных суток и мы его в любом случае не видим. Каждая сфера состоит из двух оболочек толщиной в 6 сантиметров, а метровое пространство между оболочками заполнено дробленым камнем. По городу хоть из пушки стреляй, утечки воздуха все равно не будет. Но и дневной свет внутрь тоже не проникает.
По какому же времени мы тогда живем? По кенийскому. В Найроби уже перевалило за полдень, значит, и в Артемиде тоже.
После своего едва не ставшего последним выхода на поверхность я была вся мокрая и грязная. Времени принять душ уже не оставалось, но можно было хотя бы переодеться. Лежа на спине, я стянула охлаждающий подскафандровик и влезла в синий спортивный костюм. Затянула пояс, потом села на койке по-турецки, убрала волосы в хвостик и отправилась по делам, не забыв прихватить Гизмо.
Читайте также отрывки из книг:
Хан Ган «Вегетарианка» >>
Роберт Брындза «Девушка во льду» >>
Стив Белинг, Джим МакКанн «Тор. Рагнарек» >>
Татьяна Богатырева «Матильда» >>
Максим Семеляк «Ленинград. Невероятная и правдивая история» >>
Стивен Кинг «Оно» >>
Алан Дин Фостер «Чужой. Завет» >>
Ли Бардуго «Шестерка воронов» >>
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео