Ещё

Моя будущая жена отказалась пить с нами чай. Меня что-то внутри зацепило, такого ещё не случалось 

Фото: Нижегородская правда
ВЫКСАМоя будущая жена отказалась пить с нами чай. Меня что-то внутри зацепило, такого ещё не случалосьТеоретическая механика, сопротивление материалов, теория механизмов и машин, а более привычные названия в кругу студентов — теормех, сопромат и ТММ.
«Сопромат сдал — жениться можно» — такая поговорка десятки лет бытует в студенческой среде, а аббревиатуру ТММ невесело расшифровывают: «тут моя могила». Доля истины в этих высказываниях есть, учитывая сложность предметов, поэтому важно, чтобы преподаватель сумел доходчиво объяснить и заинтересовать будущих инженеров новой технической дисциплиной. Владимиру Борисевичу это удаётся. По отзывам учащихся, у этого педагога на занятиях скучно не бывает, потому что каждая лекция — это живое объяснение темы, где есть место и серьёзному, вдумчивому обсуждению, и коротким передышкам, наполненным тонким юмором. Обычно Владимир Георгиевич вспоминает какие-нибудь забавные истории из своей студенческой жизни.
Сын целинников, он и не помышлял о том, что будет педагогом, а не строителем, и жить в небольшом городе, точнее, в рабочем посёлке. Хотя судьба порой такие интересные кружева плетёт, что не перестаёшь удивляться, знакомясь с разными людьми. Например, моего собеседника в наши края привела любовь.
— Но сначала был университет в Самарканде, в этом городе прошли моё детство и юность. Родители познакомились на целине. Папа родом из Белоруссии, мама — из села Большое Болдино. Приехали в Казахстан по молодёжным путёвкам, работали в организации, которая занималась строительством железных дорог. В 1969 году её перевели из-под Троицка в Самарканд, — рассказывает мой собеседник. — После школы хотел поступить в Днепропетровский институт инженеров железнодорожного транспорта, но не прошёл, полбалла не хватило. Призвали в армию, однако желание получить высшее образование осталось. А когда вернулся со службы, понял, что за два года напрочь забыл и математику, и физику, а по-русски говорил на армейском сленге. Надо было срочно навёрстывать упущенное. Обратился к репетиторам. Удивительные люди! Это были преподаватели из университета. Прошёл интенсивную подготовку и просто влюбился в своих новых учителей, настолько интересными людьми они оказались. Поэтому поступил не в строительный институт, как планировал, а в университет. Выбрал факультет физики и ни разу не пожалел об этом.
Учиться было очень интересно. Сильные педагоги, большинство приехали в Среднюю Азию из Крыма не по своей воле — переселяли. Эта когорта замечательных людей и развивала в Узбекистане образование. Я до сих пор при подготовке к занятиям использую опыт своих вузовских педагогов при построении плана лекции, приёмов удержания внимания аудитории.
— Студенческие годы позади. Что дальше?
— По окончании университета получил распределение в Горький, в институт химии Академии наук СССР. Работал в лаборатории, занимался исследованием высокочистых веществ, как инфракрасное излучение влияет на пропускную способность различных материалов. Тогда и получил первый педагогический опыт: к нам направлялись студенты химического факультета ГГУ им. Лобачевского для выполнения курсовых работ, дипломники. В то же время защитил диссертацию и получил степень кандидата химических наук.
В НИИ проработал восемь лет, но к 1994 году финансирование науки в стране резко свернули. Многие учёные, в том числе мои коллеги, стали уезжать на Запад. Представители Фонда Сороса активно приглашали на работу, обещая заманчивые перспективы, но я отказался. Как-то не привлекала меня заграница, хотелось найти себе применение в своей стране. К тому времени был уже женатым человеком, и надо было думать, как содержать семью.
— Вот о семье и поговорим чуть подробнее. Где встретили свою будущую супругу?
— В институте. Как обычно в перерыве между лабораторными делами вместе со студентами собрались пить чай, а одна из девушек отказалась. Меня что-то внутри зацепило, такого ещё не случалось. Пошёл лично приглашать, а она всё равно отказалась. Вот так мы с Леной и познакомились. Она училась тоже на химфаке и хорошо, что не была моей студенткой. Набрался духу и… позвал её на свидание.
Узнав Лену ближе, понял, что мы во многом похожи и это именно та женщина, с которой я хочу идти по жизни. Поэтому, когда она после университета уехала в Новосибирск по распределению, почти два года из Горького летал к ней на свидания, а она — ко мне. Потом всё-таки решился сделать предложение.
По-прежнему, каждый день, вновь и вновь влюбляюсь в неё. Счастлив. Сейчас мы — счастливые родители двух взрослых сыновей, надеюсь, что они порадуют нас внуками. Признаюсь, очень хочется внучку.
— Почему решили переехать в Выксу?
— Влюбился в здешние места ещё тогда, когда приезжал в Шиморское знакомиться с родственниками Лены. Здесь природа мне очень нравилась: сосны вокруг шумят, песчаник — дождь прошёл, а через полчаса можно в тапочках гулять. Да и река замечательная. Тогда ещё задумался, что хорошо было бы жить в таком месте. В 1994 году в очередной приезд в Выксу встретился с начальником районо Иваном Пет-ровичем Димовым, нас познакомила Елена Ивановна Шолохова. Разговорились, и тут он предложил: «Хочешь настоящую, серьёзную работу? У нас в Ближнепесоченскую школу нужен директор. Давай, принимай пост».
Четыре года проработал, а в 1998 году на одном из совещаний в управлении образования директор техникума Александр Сергеевич Крашенинников сказал, что на базе ВМТ открывается представительство МИСиС, и предложил: «Есть желание — приходите к нам работать». Не мешкая, решил снова всё поменять. Стал преподавать в ВМТ физику, информатику, а в УРПЦ МИСиС — теормех, ТММ, детали машин. В УРПЦ МИСиС главный вектор тогда задавала Эльвира Николаевна Корнеева. С её подачи из классического физика я и стал механиком ОПД.
Мне повезло застать то время, когда в техникуме работал Александр Александрович Козерадский. Вот был человек с большой буквы! Увидел, что я несколько растерялся после педсовета, подошёл и подбодрил: «Володенька, Вы не переживайте. Здесь у нас очень хорошие люди».
И это действительно было так — ВМТ отличал мощный, сплочённый коллектив. Особенно тёплые отношения сложились с Анатолием Михайловичем Постниковым — наши кабинеты располагались напротив. Я его часто вспоминаю. Не только его — многих других, тех, кто приумножал славу ВМТ. Просто придите в наш музей!
— Мы затронули важную сторону отношений людей — дружбу. Что Вы вкладываете в понятие «друг»?
— Человек, которого чувствуешь как самого себя. Наверное поэтому настоящие друзья появляются в молодые годы, а дальше просто идут по жизни рядом. И это не означает, что они живут с тобой в одном городе или на одной улице, просто ты ощущаешь их присутствие, их надёжное плечо. Хотя мне повезло, один из моих университетских друзей, которого знаю 36 лет, свой дом построил напротив. Другой, с которым познакомился уже здесь и у которого жена тоже из Шиморского (шутим: мы — завезённые), оказал значительное влияние на формирование понимания главенствующей ответственности в отношении семьи. Интеллектуал, аналитик, он мне очень близок.
А друзья юности живут в Крыму, благо теперь нам намного проще стало общаться.
— Вы отец с большим стажем, педагог с богатым опытом. В чём основа Вашего общения с сыновьями?
— С сыновьями отношения строятся на доверии и понимании, никогда не было принято давить родительским авторитетом. Я ни разу не проверял у них домашнее задание. Просто спрашивал: «Уроки сделал?» И ответ всегда был честным: «да» или «нет ещё». Тогда интересовался, нужна ли моя помощь. Обычно в этом не было необходимости. С детьми надо разговаривать, просто запретом ничего не добьёшься, в этом я убеждён. Такой метод воспитания доверием и удобен, и сложен, так как от тебя ждут такого же отношения: сказал — сделал, и если ты сыну что-то пообещал, то не должно быть никаких отговорок. Иначе нельзя, доверия не будет.
— Со студентами тоже по этому принципу строите отношения? Они же, по сути, ровесники сыновей?
— На взаимоуважении. Конечно, легче работать с сильными студентами, но они — разные. Главное, чтобы в глазах было не равнодушие и безразличие, а желание знать. Кому-то учёба даётся легко, и ты радуешься за таких студентов, а кто-то с трудом справляется с программой, но ты радуешься, видя, как молодой человек растёт, развивается, и в этом есть толика твоего педагогического труда.
— Что больше любите: постоянство, когда всё по своим местам, или перемены, без которых жизнь скучна и обыденна?
— Не люблю что-то менять, ценю постоянство в событиях, надёжность в людях, которые меня окружают. Я — физик. Почему люблю эту науку? Потому что в ней есть законы, которые действуют и выполняются всегда, если не прописаны исключения. Ко всяким, тем более неожиданным переменам, на мой взгляд, нужно подходить с головой.
— Как относитесь к религии? Вы же физик-исследователь.
— Много размышлял на эту тему. К религии отношусь с большим уважением и её каноны мне близки, но не могу сказать, что я воцерковлённый человек. Утро начинаю с молитвы, и для меня это давно стало потребностью. Всегда молюсь за здоровье и начинания близких мне людей, чего бы это ни касалось. В храм хожу, хотя и нечасто, а там мне всегда хорошо, как-то необъяснимо легко и благостно. Как я говорю, физика — это голова, она много чего надумать может, а религия — это душа и сердце. Я — на пути к самопознанию, а всем окружающим меня людям желаю быть счастливыми!
Автор: Татьяна Щукина. Фото Ольги Поповой
Источник: «Выксунский рабочий»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео