Ещё

«Я уже больше 10 лет живу с вживленным чипом в руке» 

Фото: Собака.ru
Коренной петербуржец (!) и вице-президент блока по развитию цифрового и нового бизнеса «ВымпелКом» Джордж Хелд одним прикосновением ладони расплачивается в магазинах, передаёт врачу свою медкарту, а деловым партнерам — электронную визитку. Главный редактор sobaka.ru Михаил Стацюк поговорил с Джорджем о том, как тот оказался в Петербурге, зачем среди первых пошел на эксперимент по биохакингу и почему его останавливает полиция в метро.
Детство и переезд из Петербурга в США  Мой прапрадед был выходцем из Голландии и занимался строительством кораблей — в свое время он приехал в Петербург по приглашению Петра I возводить город, и остался тут. У меня было классическое петербургское детство и юность: музыкальная школа по классу кларнета, учеба в Консерватории и выступления в Филармонии. Одновременно с этим ходил в секцию по гребле — у нас была своя команда Петроградской стороны, я даже стал чемпионом города. Два хобби постоянно вызывали конфликт: профессор по кларнету регулярно ругался, когда я приходил на уроки с руками в мозолях после тренировки.
Родители были инженерами: папа — конструктор, мама — химический технолог. Отец всегда говорил, что нужно иметь стабильное прикладное образование — поэтому параллельно музыкальной, я получал и техническую специальность.
До 21 года я развивался в двух направлениях, пока не выиграл стипендию в MIT (Массачусетский Технологический Университет) и мне предложили переехать учиться и работать в Бостон. Я не раздумывал — это была мечта детства. Кларнет хоть и взял с собой, но понимал, что буду заниматься высокими технологиями.
Разработка чипов
Один из моих дипломных проектов в MIT был связан с биохакингом, а именно с созданием микрочипов для вживления в тело человека. Мы хотели сделать небольшой носитель, который может работать длительное время и использоваться для разных задач, в том числе получения GPS-сигнала со спутника.
Я захотел вживить разработку в себя, как и положено ученым. Но в штатах сделать это сложно: хирурги просили сертификат медицинской организации — это процедура дорогая, да и заняла бы 5-6 лет. В итоге нашел татуировщика, который вставлял пирсинг — в начале 2000-х, это было страшно популярно. Он согласился, а следующие несколько лет мы улучшали технологию, меняли программное обеспечение и находили различные применения нашей разработке.
Мой чип  Чип, который сейчас вживлен в мою руку, позволяет считывать информацию о паспорте, кредитных картах и медицинской страховке. В России это еще не так широко используется, поэтому тут я применяю его лишь для бесконтактной оплаты.
Я отказался от визиток — их заменяет чип, где записаны мои номера телефонов и другие персональные данные. Ключ от офиса также «вшит»: во все наши помещения с высоким уровнем доступа я прохожу, приложив руку. На досмотрах в аэропорту чип нигде не пищит, потому что он достаточно маленький, да и для МРТ нет никаких ограничений.
Курьезные случаи
В метро пару месяцев назад я заплатил за поездку рукой — контролеры опешили, подумав, что я какой-то мошенник, который обманул систему. Когда я спустился на эскалаторе, внизу меня уже встречали двое полицейских. Пришлось долго объяснять, что я топ-менеджер «Билайн», и это не обман, а передовая технология. Отношусь к этому с пониманием: вспомните, технологичные роботы были изобретены каких-то 15 лет назад!
Виды чипов
Есть два направления чипов: пассивные и активные. В пассивном сохраняется информация — это как карта памяти с вашими данными. В нем нет никакой батареи и время эксплуатации не ограничено. Хотя, конечно, никто гарантий не дает, сколько времени и как он будет жить внутри организма.
Активный чип — тот, который передает GPS-сигнал. Его срок службы порядка 5 лет, потом батарея требует замены. У нас достаточно большой организм с кинетической энергией и, безусловно, в будущем, батареи можно будет заряжать от самого человека, но пока мы не умеем этого делать.
Применение чипов
Пожалуй, первый коммерчески успешный опыт внедрения пассивных чипов случился около 12 лет назад: для одного закрытого ночного клуба в Роттердаме в Голландии мы сделали вариант, который встраивали в плечо и использовали как платежный инструмент. Попасть в клуб и расплачиваться в нем можно было только чипом.
Тогда мы столкнулись со множеством сложностей: например, чип не должен был влиять на окружающий мир, структуру кожи и мышечной ткани — пришлось защитить его медицинским стеклом. Второй вопрос: куда его монтировать, чтобы он не сломался внутри человека? Решили вживлять между двумя костями кисти руки, которые защищают чип, поэтому сломать его практически невозможно. Также больших трудов нам стоило убедить Master Сard и получить необходимые сертификаты, чтобы связать наш чип с кредитной картой, но это был прорыв!
«Дочь попросила вживить ей чип — я пока не понял, хочу ли такого для своего ребенка»
Другим направлением нашей работы были чипы, которые можно встроить в животных, чтобы следить за их перемещением, без труда определять владельца и получать информацию о прививках. Сейчас в Испании все домашние животные имеют встроенные чипы — там и наши разработки тоже. В Европе, например, активно чипируют вольно пасущихся коров, потому что стоимость устройства небольшая, батареи хватает лет на пять, и по спутнику животное всегда можно отследить.
Окончив MIT, я работал в Дубае над другими проектами. Один из шейхов ОАЭ узнал о разработках, попросил показать ему наши продукты, и предложил сделать специальные варианты для его окружения — с персональным паспортом. Это было всего три года назад.
Капитализация
Чипы для домашних животных возможно выгодно капитализировать, а вот для людей — нет. Пока нет. Думаю, вопрос в том, насколько мы, как общество, готовы к этому. Мое мнение — через 10-15 лет. Многие инновационные вещи выходят слишком рано, когда общество к ним не готово. Посмотрите на Google Glass — отличная технология, которая абсолютно провалилась. Окружающая среда смотрит на вас, и через эти очки получает ваш профайл в Фейсбуке, ваши интересы и т.д. Я буду знать, что вы делали вчера и наше общение станет интереснее. Помню, когда мы работали в Дубае и надели в торговом молле Google Glass, посетительницы разбегались от нас по сторонам — считали, что это рентген, и мы видим их раздетыми (смеется).
Семья и дети
Моя жена из Ижевска, сейчас она работает в большой технологической компании в Лиссабоне. Когда мы познакомились, я уже жил с чипом в руке — она восприняла это довольно спокойно. У нас с супругой две дочери: одной 4 года, второй — 13. Недавно ко мне пришла старшая и сказала, что хочет вживить чип. Через неделю общения я понял, что это социальный статус: в 13 лет всем в школе хочется показывать, какая ты особенная. Но сам для себя я не смог ответить на этот вопрос: хочу ли такого для своей дочери. С одной стороны, это лишний критерий безопасность — вдруг она потеряется, с другой, мы с женой не хотим вторгаться в частную жизнь детей.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео