Ещё

Секс, крокодилы и сливовый пудинг. Интервью с философом Йоэлем Регевом 

Фото: Нож
Впрочем, сначала несколько слов о философе. На протяжении своей уже не такой и короткой жизни Регев слонялся между Москвой, где он родился, Иерусалимом, где подвизался в Еврейском университете, бельгийским Левеном, где также успел поработать, и, наконец, Санкт-Петербургом, где стал сотрудником небезызвестного Европейского университета.
В итоге Регев пришел к простому выводу: делать ничего не нужно, вместо этого следует откладывать все на завтра, болтая ногой на стуле и размышляя о случайных сюжетах собственного бытия.
Разработке этой идеи он посвятил и две свои книги: первую под названием «Коинсидентология: краткий трактат о методе» выпустил левоинтеллектуальный проект [Транслит], вторую — «Невозможное и совпадение. О революционной ситуации в философии» — издательство Hyle Press, специализирующееся на спекулятивном реализме и исследованиях ужаса.
— В книгах «Коинсидентология…», «Невозможное и совпадение…», как и в других ваших текстах, рассматривается феномен совпадения и его диалектика. Как вы трактуете эти понятия и как они выводят нас из круга традиционной метафизики? В чем состоит поворот, который вы называете «революцией 1989 года»?
Презентация первой книги Йоэля Регева «Коинсидентология…» в «Электротеатре»
— Продолжим говорить о повседневности и совпадении. В чем состоит новый поворот к большим нарративам, о котором вы пишете?
— В своих текстах вы часто упоминаете «Имманентное Невозможное» и сегодня не раз говорили об удерживании-вместе-разделенного. Могли бы вы раскрыть суть этих категорий не в философском, но в более широком культурном контексте?
— Удерживание-вместе-разделенного, или совпадение, — это возможность просто относиться к моей жизни как к выстраивающейся линии и задаваться вопросом, какой смысл имеют те или иные события, которые, вообще-то, никак не связаны с друг с другом, кроме того что находятся на той же линии, что и я. Это такая «философия радикального аутизма», поскольку актуальным становится один из главных тезисов коинсидентальной этики:
самый лучший способ думать о Другом — это о нем не думать, ибо чем меньше мы о нем думаем, тем лучше на самом деле к нему относимся.
Происходит возвращение к лейбницевскому принципу монады, не имеющей частей: наиболее адекватный способ отношения к реальности — это относиться к ней как к некоторому моему собственному спектаклю, разворачивающемуся в моей же линии следования.
В качестве иллюстрации здесь подходит классический пример со сливовым пудингом. Его мы находим еще у Фламмариона, астронома XIX века, очень интересовавшегося темой совпадений. Эту историю потом повторяют Юнг и Каммерер.
Лекция Йоэля Регева о Пауле Каммерере (Еврейский музей в Москве)
Совпадение относится не только к людям (хотя суть метода, возможно, понятнее всего удается объяснить именно на этом примере), но и к ситуациям, порой даже не связанным друг с другом. Главное — сила навязывания, в которой и проявляется совпадение. Думаю, что и психоанализ, и исторический материализм работают с этим. В общем-то, и Делез в своем понимании вечного возвращения различного пытается это прояснить, но все-таки оно недостаточно проясняется.
Человек сегодня ощущает в стихийном состоянии, что он в наибольшей­ степени существует, когда удерживает что-то, чего не может вместе удержать.
— Выходит, что, с одной стороны, есть человек, который пытается не быть, а с другой — идеологизируется категория Прокрастинатора?
Современная сексуальность устроена таким образом, что нам каждый раз обещают, что мы достигнем какого-то наслаждения, — и каждый раз оно в какой-то момент ускользает.
— Коль скоро речь зашла о сексуальности, скажите, как вы относитесь к квир— и феминистскому повороту, который происходит в последние годы и связан, с одной стороны, с темой ЛГБТ, а с другой — с проблемой гендерного насилия? Как это влияет на трансформацию сексуальности, способствует ли переходу к асексуальности, знанию или чему-то еще?
Это находит свое выражение в американской кампании, а в самих Штатах еще и очевидным образом подпитывается пуританской моралью. Безусловно, я поддерживаю лозунг, призывающий превратить империалистическую войну между мужским и женским в войну гражданскую. Например, любой сексуальный акт между мужчиной и женщиной, если это настоящий, успешный секс, есть акт превращения империалистической войны в гражданскую.
Но недостаточно просто этого требовать и прескриптивистски заявлять, что не существует «мужского» и «женского», что все подобные модели сконструированы обществом и искусственны. Так это или нет, но для того, чтобы обратить империалистическую войну в гражданскую, нужно реальное усилие, и если оно не предпринимается, то все превращается в этическую и, следовательно, навязывающую реальности какие-то ценности модель, а потому репрессивную по отношению к ней.
В связи с этим меня беспокоит то, что сейчас происходит с некоторыми ответвлениями феминистского движения, потому что мне кажется, что слишком часто заключается союз между ними и реакционными антисексуальными силами.
— Вы упомянули также о каббале, ссылаясь на идеи Ицхака Лурия. Как можно объединить левую мысль и иудейскую религиозную доктрину и получить в результате такой кажущийся невозможным гибрид, как «материалистическая диалектика каббалы»?
— Это делал еще Гершом Шолем. У него есть статья «10 неисторических тезисов о каббале», где он высказывает парадоксальную, по крайней мере на первый взгляд, мысль, что каббала — это материалистическая диалектика, правда, по его же словам, «так и не вернувшаяся домой».
Лекция Йоэля Регева о теории переселения душ в каббале в летней школе по иудаике
— Существуют ли культурологические примеры, иллюстрирующие это положение? Возможен ли Большевистский Голем? Способен ли Искусственный Интеллект стать Каббалистическим Мистиком?
— Насчет Большевистского Голема — это хороший вопрос.
Лекция Йоэля Регева «Совпадение, конфликт, прояснение: лурианская теория перевоплощения и метод коинсидентальной философии» в Еврейском музее Москвы
— Какую идею — «очищения» или «исправления мира» — вы считаете ключевой в каббале?
Выступление Йоэля Регева и ztt_ «Ти-джей: пробуждение» в ДК «Розы»
— Как эти переходы империалистической войны в гражданскую осуществляются не в мире философских категорий, а на уровне политического действия?
— Я считаю, что коинсидентальные [совпаденческие. — С. Ф.] советы могут и должны стать формой будущего устройства общества. Думаю, что вполне возможно представить себе социум, который функционирует, основываясь на принципе совпадения, на принципе удерживания-вместе-разделенного… Это означает, что значимость человека базируется не на том, что производит он сам, даже если это он сам и есть, что является формой господства Имманентного Невозможного, — но мера существования человека основывается на степени прояснения, которое он производит. Это еще одна грань, переводящая нас от Имманентного Невозможного и принципа наслаждения продуктом к принципу Знания и Прояснения.
В связи с этим меня очень интересуют разные теории 1920-х годов, например концепция Эммануила Енчмена, автора идеи биологических паспортов с «коэффициентом радостности». У него была целая система «новой биологии», основанная на отрицании существования ментального и реальности психологии. Он утверждал, что принцип «от каждого по способностям, каждому по потребностям» — это устаревший буржуазный тезис.
Лекция Йоэля Регева о постакциях его проекта «Коинсидентальный интернационал»
По его мнению, в основе существования новой Коммунистической Республики должен лежать другой принцип — «каждому по коэффициенту стеничности» [возможно, речь идет о коэффициенте работоспособности. — С. Ф.] или «по коэффициенту радостности». Его вычисляют научно-революционные советы — общий, средний по стране на данный момент, и индивидуальный у каждого гражданина. Этот показатель влияет на то, какое место человек займет как в труде, так и в потреблении. Меня, как спинозиста, радостность вполне устраивает.
Я думаю, что идеальное общество будущего должно быть основано на принципе «каждому по мере прояснения».
Четвертый ежегодный философский баттл технотеолога Михаила Куртова и коинсидентолога Йоэля Регева
— Нет ли опасности гиперпрозрачности в таком движении в сторону прояснения и в системе рейтингования всего? Ситуация прозрачности — это тоже ситуация власти.
— Нужно всегда стремиться к ясности в максимально неясном, к прозрачности в максимально непрозрачном.
— Вы рассматриваете проблему в контексте знания, философии, политики — но мне кажется, что возможны и параллели с искусством, в том числе современным: начиная с Дюшана, фаунд-арта и т. д. феномену совпадений в этой сфере уделяется огромное внимание. Есть линии, связанные с не-действием, с ленью, с минимальной перформативностью.
С другой стороны, если я правильно понимаю, вы говорите о возможности возврата к «великому произведению». Но осуществим ли он в условиях провозглашаемого минимализма и радикального аутизма?
Речь идет о демократизации права на величие, когда оно становится доступным каждому. Это важно.
Право быть великим также становится доступным каждому, и это напрямую связано с избавлением от диктата произведения. Если само по себе прояснение значимо и я проясняю обстоятельства, с которыми сталкиваюсь, то я совершаю не менее великое действие, чем Зигфрид, убивающий дракона. У каждого свой дракон.
Хасидский ребе реб Зуша говорил: «Когда я умру и предстану перед судом, то не боюсь, что меня спросят: „Почему ты не был как Авраам или как Иаков?“ — ведь где я — и где Авраам? А вот если меня спросят: „Почему ты не был как Зуша?“ — я не буду знать, что мне ответить».
Если приходится обдирать кожу с туш на рынке — обдирай кожу с туш на рынке.
— Вы говорите о радикальном аутизме и о художественных медиумах и сейчас выпускаете серию видеоарта с Романом Михайловым. Как эта работа связана с концепцией радикального аутизма, возможно близкой и вашему соавтору?
Второй ролик из серии видеоарта JGH Йоэля Регева и Романа Михайлова. Другие выпуски можно найти на ютуб-канале Романа Михайлова
— В своей книге «Коинсидентология…» вы перефразируете каббалистических философов, говоря, что «если есть пруд с истиной — то там живут крокодилы». Как с этими рептилиями разговаривать, а не воевать?
Конечно, в каждом крокодиле есть его собственный внутренний пролетариат и его собственные революционные силы.
— Немного шаманская позиция: сначала убить медведя — а потом общаться с его духом.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео