Ещё

Любовь и бедность 

Люди всегда будут спорить, каким должен быть бюджет в семье — общим, раздельным или «комбинированным», когда есть общий фонд на текущие нужды и на крупные покупки. У меня нет ответа. Но есть личная история, рассказывающая о том, что главное в любых финансовых отношениях — честность.
Конфетно-букетный бюджет
На пороге своего 30-летия я была высококвалифицированной и неплохо оплачиваемой матерью-одиночкой. Расставшись с любовью всей жизни, «вляпаться» в новый роман не спешила. Но тут появился он — почти принц, вот только без коня — и покорил заботой, щедростью, влюбленным взглядом. Познакомились случайно — в чате, куда я зашла всего один раз под нажимом подруги. Через неделю волнительно-романтической переписки встретились в реале и больше не расставались. Он приходил каждый день с охапкой белых роз, дарил подарки, тратил на меня деньги, холил и лелеял. Через две недели мы уже жили вместе, через полгода я была беременна. Позвал замуж, как положено. Почему-то я не пошла. Сказала: «Потом». Видимо, спинным мозгом чувствовала, что это счастье ненадолго…
Бюджет молодой семьи складывался из моей, весьма приличной по тем временам, зарплаты в 1 000 долларов (семья из трех человек могла худо-бедно жить примерно на 300) и его изначально 300 долларов, которые как-то быстро, буквально на следующий месяц, превратились в 100. «Такой ужас, дорогая, на нас наехала налоговая, зарплату официально платить не могут, выдают по сто баксов, чтобы с голоду не померли». И добавлял с ужасом: «Ох, как бы я без тебя жил!» Времена были трудные, послекризисные. Я поверила и честно отдавала все заработанное в дом, в семью. Иногда он с тоской смотрел в небо и, вздыхая, говорил: «Ах, если бы я больше зарабатывал, ты могла бы просто дома сидеть», чем вызывал мое умиление.
Цитата
Бюджет секвестированный
Жизнь повернулась так, что вскоре мне пришлось как раз сидеть дома. Моя беременность, которой он вроде бы был очень рад, изменила все. С работы пришлось уйти на фриланс, семейная заначка таяла на глазах. Между тем мой дорогой гражданский муж как-то заскучал и понемногу стал пропадать из дома. Он любил тусовки, шопинг, кабаки. У меня, беременной, не было на это ни сил, ни желания, ни денег. Нередко мы с семилетним сыном от первого брака сидели дома голодные перед пустым холодильником, в то время как мой благоверный развлекался где-то — непонятно, на какие деньги. Видимо, на работе с налоговой все утряслось, но сказать об этом мне он почему-то забыл.
Ввиду отсутствия постоянной работы времени на размышления у меня было достаточно, и как-то вдруг припомнилось, что, по сути, все серьезные покупки в дом совершались на мои деньги. Коммунальные расходы и все необходимое ребенку (он же мой, а не его!) оплачивала я сама. За продуктами ходили, правда, вместе — на «общие» деньги, соотношение которых в нашем бюджете было 1:10. А он только требовал, требовал, требовал. Фотоаппарат стоимостью в половину моей зарплаты на день рождения. Новую мебель взамен той, которая ему не нравилась. Новое пальто из дорогого бутика.
В принципе, я не считаю такой расклад чем-то аномальным, многие семьи сегодня так живут: жена зарабатывает, муж целиком занимается домом. Она — добытчик, он — хранитель очага. Если обоих это устраивает — да бога ради! Но в моем понимании не должно быть «игры в одни ворота»: если финансовая ситуация меняется, подстраиваться под новые обстоятельства должны оба. Если жена лишилась основной части дохода, муж должен либо урезать свои расходы, либо идти разгружать вагоны, чтобы прокормить семью. В нашем случае даже особых усилий прикладывать не было нужды — будучи компьютерщиком, и по «железу», и по софту, мой дорогой легко мог находить (и иногда действительно находил, возможно, чаще, чем я думала) подработку. Но интонация, с которой он произносил фразу «Как бы я без тебя жил!», кардинально изменилась — в ней стала явственно сквозить досада на нежелательную помеху.
Бюджет в формате «+1»
Первый месяц после рождения ребенка был самым счастливым за три года нашей совместной жизни. Муж взял отпуск, чтобы помогать мне, гулял, пеленал, купал. На рождение сына мне подарили новый мобильный телефон, он принес с работы матпомощь на малыша, которую собрали коллеги по работе…
Идиллия длилась недолго — до первой полученной мной зарплаты (я начала снова работать на полную ставку через три недели после появления второго сына). После родов у меня очень болела спина, и я с чистой совестью потратила около 200 долларов с первой получки на массажиста. За что получила грандиозный скандал от мужа. Суть сводилась к тому, что он тут бьется-зарабатывает на хлеб еле-еле, чтобы прокормить меня и детей, а я транжирю его деньги. ЕГО деньги? Really? Я как-то даже не нашлась, что ответить, твердо решив про себя, что с меня хватит — нужно расставаться, пусть только младшенький подрастет. Через год мы действительно расстались, причем не по моей инициативе — он нашел другую и ушел к ней. Если честно, я вздохнула с облегчением, хотя и было ужасно жалко сына, который в отце души не чаял.
Интересно, что нежелание делиться деньгами (обойдемся без ярлыков) с меня перекинулось и на ребенка, которого он якобы очень любил. Первое время бывший муж отказывался платить алименты вообще, мотивируя это тем, что мы не были формально женаты. Потом, очевидно, кто-то ему разъяснил, что имеющийся у меня на руках документ об установлении отцовства, который он самолично подписал, дает мне все права. В том числе и подать на него в суд с требованием алиментов не только вперед, но и на три года назад. И он стал приносить деньги. Ирония в том, что его «взнос» остался прежним — те же 100 долларов. Причем, отдавая мне их в первый раз, он испытывал адские муки — они были прямо-таки написаны у него на лице. Ответ на мой заботливый вопрос, что же его так терзает, сразил наповал: «Денег жалко!» Жалко. На собственного ребенка, которого ты так хотел. На любимую — якобы — женщину. На собственный дом.
Как известно, все наши беды не более чем ступени к будущему счастью и повод для самосовершенствования. Если делать из этих бед правильные выводы.
Бюджет житейского опыта
Из этой истории я сделала несколько выводов, которыми и делюсь, ни в коем случае не претендуя на роль финансового гуру.
У семьи должен быть совместный бюджет, иначе это не семья.
В моем понимании семья — это не столько совместный быт, сколько гарантия взаимопомощи без всяких там последующих «кто кому что должен». Это касается не только мужа-жены-ребенка, но и семьи в более широком смысле. Условно, если вы купили пожилым родителям продукты, они не должны вам за это денег. На домик на берегу моря это также распространяется — все зависит от возможностей семьи. Или если родители решили оплатить вам образование, опять же ничего, кроме благодарности, вы им не должны (если на берегу не оговаривается иное).
Помимо совместного бюджета, у каждого должен быть свой фонд.
Подарки себе и любимому человеку нужно делать только из этого фонда. Размер его можно озвучивать или не озвучивать друг другу — это дело двоих. Я лично больше не буду.
Все финансовые вопросы должны решаться в честном переговорном процессе.
Первое, о чем нужно договориться, — это доля каждого в совместном бюджете. Деликатность («У нас любовь, как же я буду его обижать обсуждением таких приземленных вопросов?!») здесь абсолютно неуместна — она потом обернется растущей бездной непонимания и ворохом взаимных обид. Мужчина, про которого эта история, уходя, заявил, что я обманула его ожидания, притворялась доброй и щедрой, а оказалась ужасно меркантильной.
Цитата
Никакая любовь не должна застить глаза настолько, чтобы забывать о собственных интересах.
Теперь, если я чувствую, что меня постоянно заставляют отдавать больше, чем я получаю (не чисто в финансовом плане, здесь важен баланс морального и материального), что мне не хватает времени, сил и денег на себя, я моментально сворачиваю отношения.
В «сытые» времена нужно формировать резервный фонд.
В идеале это должен быть совместный резервный фонд, если вы полностью друг другу доверяете. Его наличие, к слову, не исключает наличия у каждого еще и своего собственного запаса «на черный день».
Общий резервный фонд, по моему мнению, должен быть неприкосновенен до наступления «страхового события». Говоря языком бизнеса, под решением залезть в общую заначку должны стоять две финансовые подписи. Или больше, если кто-то еще из членов семьи участвует в формировании вашего резервного фонда.
Нужно жить только с тем, кому ты полностью доверяешь.
Если нет доверия — это не любовь. Если кто-то ставит свои финансовые интересы и свое удобство выше твоих — это не любовь. Если кто-то не готов отдать тебе последнюю рубашку, когда тебе холодно, — это не любовь. А жить вместе без любви зачем?
Полина ПАРКЕР, для Banki.ru
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео