Ещё

Мария Захарова: люблю каблуки, сирень и мечтаю о дне без телефона 

Фото: ТАСС
В День 8 Марта официальный представитель МИД РФ Мария Захарова рассказала в специальном интервью ТАСС о том, что ей понятно и дорого как женщине. О детских мечтах, настоящих мужчинах, «правиле каблуков», шитье штор и авторстве постов в социальных сетях читайте в праздничном материале.
— Мария Владимировна, вопрос, который, пожалуй, хочется задать в первую очередь — как вам удается совмещать работу и личную жизнь? Вы достигли больших успехов в профессии, воспитываете дочь, занимаетесь спортом и часто становитесь гостем светских мероприятий. Но зачастую для современных женщин, которые хотят одновременно добиваться высот в карьере, заниматься семьей, да еще и посвящать какое-то время себе любимой, становится проблемой все это совместить, и приходится делать выбор, от чего-то отказываясь. Есть ли у вас какая-то личная выработанная формула — как везде успевать, нигде не теряя?
— Я думаю, что секрет один — это интерес и любовь к тому, чем ты занимаешься. Когда тебе это интересно, когда ты любишь семью, близких, работу. Это единственное, что может позволить все совмещать. Я более чем уверена, что когда тебе неинтересно и ты не чувствуешь эмоциональной отдачи от того, чем занимаешься, не получится не то что совмещать, а даже одно дело будет валиться из рук.
— И соцсети сами ведете?
— Многие считают, что за меня кто-то ведет страницы в соцсетях, в качестве аргумента приводится тот факт, что материалы появляются даже ночью. Но все по-честному, я все делаю сама. Бывает, например, что я нахожусь в командировке, в другом часовом поясе, и в то время как в России глубокая ночь, там разгар рабочего дня. Бывают ситуации, когда понимаешь — пока не отреагируешь, спать ложиться нельзя, и мои комментарии действительно могут появиться и в два часа ночи. Бывает, что будят среди ночи, потому что где-то что-то случилось и требуется срочная реакция.
— Вы все время в работе — брифинги, командировки, интервью… А как вы любите отдыхать? Если представить, что в мире на пару дней воцарились мир и покой и не нужно ни на что реагировать и комментировать, то как бы выглядел ваш идеальный выходной?
— Я бы с удовольствием представила даже не такую утопию. Я бы представила день без абсурдных обвинений в адрес России, без ввода очередных необоснованных санкций, без коллективных заявлений с целью обвинить Москву в очередных псевдовмешательствах в какие-то процессы. Просто обычный, нормальный рабочий день — и он был бы уже абсолютно счастливым. Потому что одно дело — заниматься вопросами, связанными с оказанием помощи российским гражданам, которые попали в беду, комментировать предстоящие визиты или переговоры. Но совсем другое дело — практически в ежедневном режиме в дополнение к основной работе, которую никто не отменял, готовить антифейки, публиковать в соответствующем разделе нашего сайта опровержения, примеры недостоверной информации. Вот эта часть забирает огромное количество сил, энергии и нервов.
Когда ты понимаешь, что твой труд, нацеленный на помощь, содействие, конструктив, нужен и дает свои плоды, имеет конкретного «потребителя», этим можно заниматься бесконечно долго. Но когда ты вынужден бороться с этими информационными «ветряными мельницами» (они вредят, и еще как), все это, конечно, отнимает много сил. Каждый день открывать газеты, сайты, включать телевизор и слышать о «вмешательстве в электоральный цикл», например, в Италии, о чем именно американская пресса поспешила сообщить накануне выборов, или же слышать обвинения в каких-то кибератаках в Германии, при этом не приводится никаких фактов, — все это просто изматывает.
А если представить день суперотдыха… Для меня самый интересный и лучший отдых — это все, что связано с пребыванием за городом. Это «копание» на даче, это благоустройство участка, цветы, деревья, клумбы. Все, что связано с обустройством своего «маленького мира» в Подмосковье, с, как это модно говорить, ландшафтным дизайном, с наблюдением за природой. Сажаю тюльпаны, нарциссы.
Мне очень интересно заниматься и интерьером. Не буду использовать громкое слово «дизайн интерьеров», но можно назвать это «организацией пространства». Это может быть и декорирование, и просто перестановка. Например, новые шторы, которые мы можем сшить вместе с мамой и дочкой. Даже мои телевизионные предпочтения с этим связаны: мне очень нравятся каналы и передачи, посвященные обустройству пространства вокруг себя. Вот это как раз то, в чем я нахожу отдых. Мне нравится отдых, но при этом он должен быть созидательным. Хотя я также прекрасно чувствую себя и на море, и в лесу, и в пути, например, когда едешь на машине.
Если выделить особенную деталь — я бы хотела, чтобы была возможность на это время отключить телефон. Мне кажется очень забавным, когда люди просят на праздник подарить им новую модель какого-то телефона. У меня сейчас это вызывает улыбку, потому что для меня единственным подарком было бы отсутствие телефона на один день. Или хотя бы на несколько часов. Телефон — это воплощение работы. Я слежу за новинками в этой области вынужденно, потому что нужно быть в курсе возможностей, которые дают технические средства коммуникации. Но телефон для меня — это никак не модный аксессуар.
— Иногда на Facebook вы пишете о Марьяне Андреевне. Кем вы видите дочь, когда она вырастет? Возможно она уже, несмотря на столь юный возраст, проявляет интерес и таланты к какой-то конкретной деятельности? Вообще Марьяна — мамина дочка? Интересуется ли она маминой работой, может быть, просит взять ее с собой в поездки? — У нее, как и у каждого нормального ребенка, предпочтения меняются достаточно быстро. Она только осваивает этот мир и открывает для себя различные стороны жизни. Главное, что ей все очень нравится и все интересно. Я не заглядываю в будущее, верю в то, что есть судьба.
— А какой вы были в детстве? Вы с раннего возраста видели себя дипломатом или у маленькой Маши Захаровой были другие планы — стать, например, актрисой или врачом? Кто был вашим кумиров в детстве и юности, примером для подражания? Может быть, вы откроете секрет, какой вы были в обычно столь сложный подростковый период? Бунтаркой и хулиганкой или примерной и домашней? Случалось ли вам «учудить» что-то, из-за чего родители хватались за голову?
— У меня разные этапы детства были связаны с различными предпочтениями. Был даже такой период, когда я предполагала, что можно было бы, например, утром работать врачом, после обеда — учителем, потом космонавтом, потом еще кем-то… Я общалась на эту тему с разными людьми, и оказалось, что вот такое деление дня по профессиям было не только моим «изобретением». И мне всегда казалось интересным то, чем занимается папа. Я не могла это себе сформулировать. Помню мои детские попытки соединить понятия «дипломатии» и «журналистики». У нас тогда не было таких стыковых направлений: либо журналист, в том числе и журналист-международник (но это была не женская специальность), либо дипломат (тоже прерогатива мужчин). А чего-то, что объединяло бы оба эти направления, не было вообще, а о том, чтобы этим могла заниматься женщина, тем более речи не шло. Поэтому мама мне говорила, что журналист-международник и дипломат — это мужские профессии. В нашей стране на тот момент так было.
Когда я поступала в институт (МГИМО (У) МИД России — прим. ТАСС), хотя название «PR» уже присутствовало в учебном расписании, но де-факто преподаватели учились вместе со студентами. У нас по этой теме была только книга Сэма Блэка и буквально пара статей, и то переводных. А уж прикладного PR, «связей с общественностью» не было в принципе. Да и реклама — политическая, социальная, коммерческая — была в новинку.
— Каким вы запомнили детство?
— Мое детство было очень свободным. Когда мне исполнилось шесть лет, родители приехали в Пекин (отец Владимир Захаров, дипломат, востоковед, многие годы работал в посольстве России в КНР — прим. ТАСС). У посольства была огромная территория, свой парк, система прудов, каналов, экзотические растения. Этот мир был, с одной стороны, безопасным, но при этом очень разнообразным. По территории посольского парка ходили гуси, в пруду водились карпы и черепахи, стаи соек перелетал с туи на акации. Меня в это все «выпустили», и мы вместе с другими детьми с упоением играли. Домой приходили, когда уже смеркалось, и иногда мне попадало за то, что я нарушала свои временные лимиты. Очень хорошо это помню.
Как-то раз зимой мы играли в «казаки-разбойники». Инфраструктура посольства к этому располагала: большое количество зданий, беседки, мосты, острова, даже грот — можете себе представить, что такое для детей грот, по которому можно лазать! Тут никакие детские площадки не идут в сравнение. И вот, нагулявшись буквально до самозабвения, я поздно вернулась домой. Вхожу в квартиру в своей черной цигейковой шубке, в какой-то меховой шапке… Вижу ледяной взгляд мамы, слышу «ну как же так, ты должна была прийти во столько-то, а пришла во столько!». И последовал шлепок — по крайней мере, предполагалось, что это должен быть шлепок. Дальше произошло то, чего никто не ожидал, — от шубы разошлись клубы пыли. Зима в Китае никогда не была снежной, в отличие от российской. В своих первых письмах бабушке в Москву я писала, что мы играем с детьми «в пыль», потому что снега нет. Когда родители увидели, как от шубы разлетается эта пыль, в которой уже не было видно ничего, кроме моей восторженной детской улыбки, папа сказал: «Знаешь, лучше ее сразу в ванную отвести».
Так что детство было очень свободным. Я вижу, что современные дети этого лишены: они гуляют либо с родителями, либо в каком-то огороженном пространстве, все под контролем, под наблюдением взрослых. У детей нет этого раздолья.
Потом был другой этап, когда я концентрировалась на учебе, но при этом у меня была достаточно активная подростковая жизнь.
Потом — институт. Все по-разному вспоминают студенческие годы. У меня, например, было четкое понимание, что это не самое интересное, что в жизни предстоит. Я знаю многих, кто считает, что лучше студенческой поры ничего в жизни не было. Но для меня это был старт и я с нетерпением ждала той жизни, которая будет впереди. Конечно, оказала влияние и эпоха. Это были девяностые, когда у нашей семьи возможностей не было вообще никаких. Для меня это была эпоха именно учебы. Я училась, училась и училась. Потом началась самостоятельная жизнь, и вот это было очень интересно. — Как Мария Захарова готовится к выходу в свет, например, перед брифингом? Прическа, макияж — хватает ли времени «наводить красоту» самостоятельно или помогают профессионалы, стилисты, визажисты? На ваш взгляд, какие вещи обязательно должны присутствовать в гардеробе любой современной женщины? К примеру, вы неизменно появляетесь на публике на высоких каблуках. Это своего рода musthave для представительниц прекрасного пола?
— Когда речь идет о брифинге, то никаких специально обученных людей, которые делали бы макияж, нет (гримеры есть только на телевидении). Но для меня это не выход в свет, так же как и посещение посольств или официальных приемов — это работа. Например, супруги дипломатов могут себе позволить вечерние платья. А для меня это, как правило, casual, потому что все равно продолжаешь работать, несмотря на то, чему посвящен прием.
Для меня выход в свет — это вернисажи, театральная премьера, открытие выставок. Одна из последних, например, — выставка российского дизайнера интерьеров Кирилла Истомина.
Что касается женского гардероба, то я категорически против какой-то унификации. Вся моя суть протестует, когда я слышу рецепты о том, например, сколько колец и на каком пальце носить. Мы все разные, у нас разные традиции, интересы, разный круг общения и восприятие этой жизни. Расскажу о том, как у нас в семье относятся к тем же украшениям. У нас с мамой здесь взгляды абсолютно разные. Моя мама очень любит серебряные украшения из народных промыслов. Я их называю «колты». В институте у меня была курсовая работа по теме древнерусских украшений, вот я и подшучиваю, говорю маме: «Опять ты свои колты надела». Она действительно любит украшения из Средней Азии, из восточных стран, крупные, с большим количеством подвесок, комбинирует по несколько колец на одной руке. И ей все это очень идет. Это ее мир, она в нем варится, она любит народное творчество, является специалистом в народном искусстве и выглядит в этом органично. А я так не могу, это абсолютно не мое. Мне хватает буквально одного украшения. Мы из одной семьи, но у нас диаметрально противоположные взгляды на это, но мы прекрасно сосуществуем.
Все эти советы из передач о моде могут быть ценны для людей, которые находятся в поиске, но навязывание всем одной концепции того, во что нужно одеваться — это проявление несвободы. Я так к этому отношусь.
Что касается обуви, то моя бабушка всегда ходила на каблуках, как правило, это был невысокий каблук или танкетка. Вплоть до самого последнего года ее жизни у нее «нога была оформлена». На даче ее соседки ходили в разношенных тапочках, галошах, валенках, а для бабушки это было неприемлемо, она и на даче умудрялась ходить в элегантной обуви. Для меня органичен каблук, мне это просто нравится. Одна женщина сказала: «Я на таких каблуках только лежать могу». А мне нравится в этой обуви и танцевать, и вести мероприятия.
— Мария Владимировна, недавно мы узнали вас и как автора песен. Не могли бы вы рассказать о том, что вдохновляет на такое творчество и как протекает процесс написания текстов? Когда можно ждать новых работ?
— Я не пишу песни. Так получилось. Да и стихами это не назовешь. Пишут стихи те, кто делает это системно, может, к примеру, наизусть продекламировать отрывок из своих стихов. У меня все не так. Я ничего не пишу специально. Просто бывает соответствующее настроение, эмоции, переживания после увиденного, прочитанного, из-за ситуаций, которые заставили радоваться или, наоборот, нервничать. Не скидывайте со счетов и работу: большое количество эмоций, не обо всем можно говорить, опять же в силу характера работы. Плюс у нас бывают длительные перелеты, во время которых начинаешь о чем-то размышлять, ничто тебя не отвлекает, и вдруг чувствуешь, что хочется что-то записать. Вот так появляются строки.
Год назад действительно вышли две песни — в исполнении Наргиз и Александра Когана ("Верните память" и «Я ищу тебя», обе исполнены в рамках Московского Международного кинофестиваля — прим. ТАСС). И эти песни стали жить своей жизнью. Песня Наргиз собрала миллионные просмотры, хотя мы ничего специально для этого не предпринимали: не было ни клипа, никакой работы по ее продвижению. И я не могу поверить в это. Но мне присылают ролики и видео о том, как ее уже исполняют в других странах или исполняют чернобыльцы, воины-афганцы, как она исполнялась на парадах, посвященных ВОВ. Эту песню исполняли на встречах ветеранов органов внутренних дел. Бойцы контртеррористических операций посвящают своим товарищам самодельные видеоклипы на эту песню. Я бы никогда не поверила, если бы не увидела своими глазами, но эта песня была исполнена даже на Украине.
В интернете можно найти огромное количество таких видеороликов. Только концертное исполнение набрало порядка 17 млн просмотров.
Но повторюсь, специально я для этого ничего не делала. Волею судьбы мы пересеклись по телефону с продюсером Максимом Фадеевым. Я отправила ему текст и мелодию, он сказал, что берет ее для Наргиз, она ее исполнила, и вот результат.
Когда актеров и певцов спрашивают о том, какие у них творческие планы, это их самый нелюбимый вопрос, потому что вся их жизнь — творчество. Но вот у меня творческие планы как раз существуют, потому что вся моя жизнь посвящена другому, и лишь маленькая ее часть связана с творчеством. Да, планы есть, пока не могу сказать какие, но, надеюсь, в обозримом будущем что-то еще выйдет.
— Как мы уже не раз могли убедиться, вы умеете быть жесткой и непреклонной, когда речь идет об отстаивании позиций страны. Но если говорить о другой, женственной стороне вашей натуры, что, например, может вас тронуть до глубины души? Есть ли истории из профессиональных будней, которые особенно запомнились, заставили сопереживать, зацепили эмоционально? — Таких моментов немало. Например, это все, что связано с Великой Отечественной войной. Для меня это вопрос сакральный, ничего не могу с собой сделать, очень глубоко переживаю все — начиная от встреч с ветеранами и заканчивая проблематикой сноса памятников. Голос начинает дрожать, где бы я ни находилась, о чем бы ни говорила, если речь идет об этой тематике. Глава МИД РФ Сергей Лавров, посещая ту или иную страну, где есть памятники советским солдатам, всегда проводит церемонии возложения венков, цветов, выступает, встречается с ветеранами. Это может быть, например, и встреча с соответствующими общественными организациями в Братиславе или встреча в Нью-Йорке с жертвами Холокоста. И я помню, как в одной из восточноевропейских стран Сергей Лавров возлагал цветы, играл военный оркестр, и я увидела, как у министра, человека, который прошел в этой жизни все и который занимается сложнейшими вопросами, на глазах появились слезы. Я никогда не забуду этот момент, я помню, что нас всех это выбило из колеи.
— У вас есть семейные традиции, связанные с памятью о войне?
— На 9 Мая у наших людей появилась новая потрясающая традиция — акция «Бессмертный полк». У моей семьи есть и своя традиция: если мы все находимся в России, то стараемся всей семьей проводить это время за городом. Наша дача расположена на Ленинградском направлении, где как раз шли ожесточенные бои. Оба моих дедушки воевали. Те, кто регулярно ездят по Ленинградскому шоссе, знают, что через каждые несколько километров — памятник ВОВ. Это и «Ежи» в Химках, и памятники в Зеленограде, и монумент «Скорбящая мать» в Солнечногорске. То есть это буквально дорога — память. Для меня так было с детства: весна, первые листья, новая жизнь, которая пробивается вместе с цветами, нарциссами, которые всегда сажала моя бабушка. Это вечное перерождение, вечная победа жизни над смертью. Поэтому мы всегда стараемся проводить это время на даче. Смотрим по телевизору Парад Победы всей семьей. Всегда. Испытываем чувство гордости и сопереживания. Несколько лет назад, находясь на даче, мы увидели как самолеты, участвовавшие в авиационной части парада, выстраивались в колонну прямо над нами. Это даже сильнее, чем увидеть парад по телевизору.
Так что у нас есть своя традиция — собираемся на даче, смотрим парад, жарим шашлыки. Вечером вспоминаем всех, кто сражался и кто погиб на войне, как, например, брат дедушки по маминой линии. Рассказываем истории, которые слышали от дедушек и бабушек.
Но есть и много других вещей, которые вызывают сильные эмоции. Это может быть хороший фильм, статья, песня, даже какой-то блог — все это может вызвать сильные переживания. Так что «Феликс не железный».
— Сегодня мы отмечаем женский праздник, но совсем недавно поздравляли наших защитников. Каким, по вашему мнению, должен быть настоящий мужчина? И, если это не секрет, то кто является таковым для вас? И какие цветы такой настоящий мужчина подарил бы вам на 8-ое марта?
— Мне очень стыдно, но у меня редко получается по-настоящему поздравить со всеми праздниками всех, кого я хотела бы поздравить. Каждый раз обещаешь себе, что начнешь подготовку заранее. Но каждый раз какая-то очередная информационная история захватывает, и ты понимаешь, что нужно сконцентрироваться на работе, и, увы, не получается поздравить кого-то, кого хотелось бы. Воспользуюсь возможностями ТАСС и передам всем-всем поздравления с 8 Марта!
По поводу настоящих мужчин… Это интересная история. В жизни бывало, что внешние признаки, казалось бы, соответствовали тому самому идеальному образу, а потом, после какой-то ситуации, этот романтический налет спадал. А случалось наоборот — человек, на которого бы никогда «не поставил», в критической, сложной ситуации, проявлял фантастические качества. Такие истории были давно: была пара уроков, которые жизнь преподала.
Поэтому не обобщаю и не говорю, что настоящий мужчина — это тот, кто обладает только такими и такими качествами. Но хочется видеть сочетание двух качеств — ума и доброты. Я бы сказала, что хочется видеть в мужчине великодушие. Для меня это очень важное определение, которое сочетает ум, силу и при этом доброту — великодушие.
Что касается цветов… В жизни было огромное количество различных цветов — присылали и из самых далеких стран, даже в виде гербария, когда физически иначе не получалось, были и выращенные своими руками, и ландыши зимой, и чего только не было. Конечно, очень важно, чтобы в этом была душа, при всех фактически безграничных современных возможностях, когда люди могут придумать и реализовать что угодно.
При всем этом вы меня своим провокационнейшим вопросом вынуждаете сказать, что да, есть цветок, который хотелось бы получить, — это эдельвейс. Я читала о нем очень много, потому что он считается цветком рожденных в декабре. Ни разу не видела его вживую, знаю, что растет в горах. Вот эдельвейса еще не было.
Вообще на праздники все утопает в цветах: близкие, друзья и коллеги делают каждый праздник незабываемым.
Я уже рассказывала, что люблю заниматься садом и интерьером. Но мечта мечт и самое желаемое, что только может быть, — это объединение этих двух направлений в одном — в виде оранжереи. Это одновременно и растения, и некое закрытое пространство. Кстати, люблю гулять по ботаническому саду, бывать в оранжереях, где много растений, много солнечного света, который проходит через стекло. Когда на праздники дарят огромное количество цветов, создается ощущение, будто находишься как раз в оранжерее. «Сухое» помещение, рабочий кабинет наполняются радостью жизни.
Но, честно говоря, больше всего люблю живые цветы. Мое детство прошло в Китае, где весной расцветала мэйхуа — это аналог сакуры. Причем весна была ранняя, как раз в начале марта, когда холодно и еще нет зелени, ветки уже покрывались пеной цветков. В Китае зимним цветком считается мэйхуа, весенним — пион, летним — лотос, а осенним — хризантема. Китайцы круглогодично устраивают выставки этих цветов. Очень популярны, например, выставки орхидей. Если в нашем западном сознании, чем ярче и экзотичнее орхидея, тем она драгоценнее, то у китайцев наоборот — чем она незаметнее, чем меньше она похожа на цветок, тем она интереснее и благороднее. Это было в детстве.
Потом была командировка в США, где тоже есть свои «цветочные традиции» — цветение вишни. Это совершенно другая история, другая стилистика, но тоже фантастически красивое зрелище: как правило, конец апреля — начало мая; длинные манхэттенские авеню, «каменные джунгли» — и летит ветер бело-розовых лепестков. Это тоже особая атмосфера.
В России для меня такую же ценность имеет сирень. Мы к этому относимся обыденно, для нас цветение сирени — это такой проходной момент: наломать букет, принести в школу. А ведь Москва буквально утопает в сирени и это цветение продолжается довольно долго. На самом деле растение очень интересное: огромное количество сортов, оттенков, градаций цвета, фантастический аромат. Я купила буквально за 100-200 рублей маленькие отростки, посадила на даче, и они уже на следующий год начали цвести. Кстати, в Солнечногорске проходит ежегодный фестиваль сирени, на территории — не поверите — завода по производству металлической сетки. Там представлено огромное количество видов сирени. Было бы неплохо, если бы такие фестивали «любования сиренью» приобрели национальный размах.
Беседовали Мария Устименко и Анастасия Филимонова
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео