Ещё

Неизвестный Михалков 

Фото: Вечерняя Москва
13 марта Сергею Михалкову — 105 лет. Он прожил без малого век, но свыкнуться с тем, что его нет, невозможно до сих пор: он был и во времена молодости наших родителей, на его стихах росли и они, а затем и мы, а потом наши дети, теперь уже и внуки…
Михалков — одна из самых противоречивых фигур в отечественной поэзии и литературе. Иногда говорят: если бы такого человека не было, его надо было бы придумать. По отношению к Михалкову это полная ерунда! Его нельзя, просто невозможно было придумать, сочинить, вообразить. Его могло родить и сформировать только время — со всеми его экстремумами, генетика и клубок непростых взаимоотношений с окружающими, быстро меняющиеся реалии и обстоятельства места, времени и действия.
Его обожали и ненавидели, осуждали, но мечтали оказаться на его месте, им восхищались и бешено завидовали ему — такому простому и понятному в стихах, такому царственному и недосягаемому по положению в жизни, и такому глубокому на самом деле. Иногда, перечитывая его стихи, которые обладают уникальным свойством запоминаться с первого раза, поражаешься — как просто и ювелирно точно подобраны у него слова, как легко, точно упругие мячики, скачут они по строчкам, насколько нет в его стихах ничего лишнего. А обращаясь к его «взрослому» наследию, поразишься иному: он фантастически мудр и точен в определениях…
С 1933 года, вспоминал сам Михалков, он начал более-менее регулярно печататься в столичной прессе. «Мои стихи появлялись на страницах „Огонька“ и „Прожектора“, на газетных полосах »Известий", "Комсомольской правды", "Вечерней Москвы", «За коммунистическое просвещение» — вспоминал он. А потом его зачислили на внештатную работу в отдел писем редакции «Известий». И, как говорится, пошло-поехало.
Кстати, Сергей Владимирович лично указывал дату начала своего большого творческого пути. После многочисленных отказов в публикации первой ему ответила положительно редакция журнала «На подъеме», выходившего в Ростове-на-Дону. Вот какими были первые (!) опубликованные в прессе стихи Михалкова:
Черный ветер гнет сухой ковыль,
Плачет иволгой и днем и ночью,
И рассказывают седую быль
Зеленеющие бугры и кочки.
Гнутся шпалы, опрокидываясь вдаль,
Убегая серыми столбами.
И когда мне ничего не жаль,
Кочки кажутся верблюжьими горбами.
Стихотворение называлось «Дорога». Опубликовав его, редакция прислала юному (15-летнему!) дарованию ответ: «Очень не восхищайтесь, учитесь работать и шлите нам свои стихи».
Для большинства из нас Сергей Владимирович Михалков ассоциируется в первую очередь, конечно же, со стихами для детей. Но сегодня, вспоминая его с благодарностью, мы предлагаем обратиться не к его стихам, а к его подхваченным кем-то выражениям и цитатам. Может быть, они откроют для вас нового, неизвестного Михалкова.
* Произведение нельзя сочинить. Оно должно родиться.
* Оглядываясь назад на пройденный мной полувековой творческий путь, я задаю себе вопрос: «Ради чего я живу? Что для меня важнее всего в моем
бытии?» И отвечаю: «Ощущение жизни. Ощущение того, что ты нужен людям».
* Когда мужчина небритый, я не могу понять, симпатичный он или нет.
* В конце концов, любой женщине присущи черты милиционера: сначала она говорил «Давайте не будем», а потом — «Следуйте за мной!»
* Я был женат! У меня есть опыт сопротивления.
* Что ни говори, а частная собственность отражается на психологии человека.
* Услужливый дурак опаснее врага.
* Любая способность может превратиться в дарование, если ее вовремя доброжелательно заметить, точно направить и разумно поддержать. Но направлять и поддерживать — это тоже талант, доступный не всем.
* Погода к осени дождливей, а люди к старости болтливей
* Я друзья, скажу вам сразу — эта книжка по заказу!
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео