Ещё

Илья Осипов: «Я не знаю, как дела в Америке. Я живу в Калифорнии» 

Фото: Нижегородская правда
Программист, изобретатель, предприниматель, сооснователь нн.ру… Четыре года назад Илья Осипов продал свои права на городской портал и вместе с семьей уехал в США. На вопрос: «В эмиграцию?» он отвечает: «Скорее, я не привязываюсь к границам государств».
— Илья, я недавно делала интервью с мужчиной, который, прожив 2 месяца в США, с огромной радостью вернулся домой и больше ни о какой Америке даже не хочет думать…
— Да, я читал его. Что могу сказать? Я с семьей живу в США уже четыре года. Дети за это время стали билингвальными: они свободно говорят и по-русски, и по-английски. Помимо этого мы прожили 4 месяца в Италии и 5,5 месяцев — в Мексике. Вообще, я большой любитель путешествовать — побывал уже в 45 странах.
— Ого! Есть с чем сравнивать.
— Да, был период, когда я куда-то ездил каждые 3 месяца. Просто потому, что мне это нравилось.
— Какое замечательное хобби!
— А у меня других хобби и не было — просто потому, что я любое хобби мгновенно превращаю в бизнес. Так вот, возвращаясь к теме. 2 месяца — это совершенно не тот срок, за который можно разобраться, куда ты попал. Большинство из тех, кто переехал жить в другую страну, сходятся во мнении: продолжительность ассимиляции — это 3-5 лет. За это время успеваешь понять, насколько верный был выбор. Я видел немало молодых выходцев из русскоязычной среды, которые приезжали покорять Америку (я же в основном связан со стартап-средой, с сообществом русскоязычных профессионалов в Силиконовой долине — сюда очень часто приезжают иностранцы). Так вот, средний срок пребывания таких ребят в США — 1 год. Сразу оговорюсь: это не официальная статистика, всего лишь — мое личное наблюдение.
— То есть большинство после года пребывания в Америке уезжают домой?
— Я думаю, процентов девяносто пять.
— Почему?
— Потому что ментальность человека может не совпадать с ментальностью страны. Люди думают: «О, у меня в России пошел бизнес, сейчас я приеду в Америку и покорю ее!» — приезжают… И их задора хватает месяцев на шесть. После этого ребята, которые раньше много и охотно писали в свой блог о том, как они вот-вот поднимутся на вершины успеха, либо замолкают, либо начинают рассказывать, какие американцы черствые и равнодушные. На самом деле проблема в другом. В США рынок структурирован совсем не так, как в России. Поэтому все, что привозят сюда российские стартаперы, либо не приживается, либо в принципе не нужно.
— Хорошо. А что сделали те пять процентов, которые остались в США и нашли свою нишу?
— Они тоже приехали со своим стартапом и тоже провалились — но почему-то решили не возвращаться. Им стало интересно понять, что не так? И они были готовы поступиться своим социальным статусом. Есть такой житель Владимира по имени Иван Цыбаев (точнее, бывший житель Владимира) — он вообще после переезда в США какое-то время работал водителем грузовика. А потом сделал Убер для дальнобойщиков и получил инвестиции 30 миллионов долларов. Видишь, в чем успех: Иван обнаружил реально существующую в США проблему и посмотрел на нее свежим взглядом. И нашел решение, которое до него никому не приходило в голову.
— А сколько ему потребовалось на то, чтобы найти эту проблему и решить ее?
— Пять лет. Это к вопросу об адаптации. Например, создатель Инстаграма (он не россиянин, но тоже не коренной американец — в Силиконовой долине вообще две трети жителей приехали из других стран). Так вот, он работал бариста в кафе. То есть понимаешь, какая схема? Приехал, как-то зацепился в стране, осмотрелся, понял, в чем проблема и придумал, как ее решить. Ну, или можно приехать сюда с мешком денег — тогда сразу попадаешь на другой уровень. — Илья, а вам как Америка открывалась? И как за нее «зацепились» вы?
— Ну, я-то живу в Калифорнии, в пригороде Сан-Франциско. Когда моего приятеля спрашивают: «Как там у вас в Америке?», он отвечает: «А я не знаю, как там в Америке. Я в Калифорнии живу». Понимаешь, страна очень разная. В Калифорнии, например, люди не толстые. Да, есть особо выдающиеся экземпляры, но их мало. Видимо, хороший климат, здоровая пища и общая установка на спорт делают свое дело.
— Вы мне ломаете стереотипы. Ведь считается, что Америка — это страна максимальных размеров — в том числе и размеров людей.
— Я еще раз подчеркиваю: говорю о Калифорнии. Например, позапрошлым летом я приезжал в Нижний Новгород. Утром отправился на пробежку по Нижне-Волжской набережной. Утро воскресенья, прекрасная погода, солнце… И я был удивлен, что на такой замечательной набережной — она ведь правда получилась очень красивой! — бегунов всего двое: я и бродячая собака. Когда утром выхожу на набережную в Сан-Франциско, я как будто в стихийном марафоне участвую. Бегут сотни, если не тысячи человек.
— А как насчет того, что свободное время американцы проводят дома перед телевизором и с куском пиццы в руке?
— Никогда не замечал такого! Напротив, был поражен тем, насколько американцы вовлечены в общественно-полезные дела. Мне кажется, это как раз в СССР социализм полностью отбил у людей желание участвовать в волонтерском движении. Причем самые активные волонтеры в США — это пенсионеры. Они здесь шустрые, активные и богатые. Например, в музеях науки, где нужно показывать детям каких-то роботов, осьминогов — да что угодно, почти весь персонал — это пожилые люди. И почти все они — волонтеры. Лица морщинистые, глаза блестят, улыбка — от уха до уха.
— Богатые пенсионеры… Какое редкое словосочетание!
— Так устроена система. Вот сколько раз проверял: если на дороге очень дорогая машина — значит, в ней едет какой-нибудь дед.
— Это прямо как у кавказских горцев! Только там уважение к старости проявляется в почитании пожилых, а в Америке — в денежном выражении.
— Это происходит автоматически. Дело в том, что ежемесячная стоимость аренды дома здесь примерно равна ежемесячной же выплате по ипотеке. Поэтому все покупают дом в кредит на 30 лет, к пенсии этот кредит выплачивают… А к этому моменту дети уже все разъехались, муж с женой остались одни в доме — и зачем им такие площади? Они продают дом, покупают квартиру или маленький домик — а на разницу в цене отправляются в путешествие.
— То есть я правильно понимаю, что сорить деньгами люди начинают уже только на пенсии?
— Американцы — это такая… инженерная цивилизация. Пятнадцать процентов ныне живущих американцев ведут свою родословную от немцев. От англичан — меньше. То есть немецкий прагматизм здесь хорошо развит. Поэтому люди ведут себя по-немецки рационально. В доме, который мы купили, встроенная кухонная техника — 1955 года. Она до сих пор в рабочем состоянии и к ней продаются запчасти. Так зачем менять ее на новую? Никому не придет это в голову. Здесь не принято делать ремонт каждые три года и покупать в кредит последнюю модель телефона потому что у тебя сейчас — предпоследняя.
— Чем еще занимаются американцы в свободное время, если не волонтерством?
— Жарят барбекю возле дома и запивают пивом. Да, не очень здоровое времяпровождение. Но в целом, что касается еды… Средняя еда в среднем супермаркете Америки, на мой взгляд, лучше, чем в России, но хуже, чем в Италии или Мексике. Говорят, что американских супермаркетах сплошь продаются кола и чипсы — да, там продается полно колы и чипсов. Но не меньше и здоровой еды. Это, как говорится, up for you: все для вас. Что хочешь, то и выбирай. Ну и, поскольку в Калифорнии этнический состав очень смешанный, много мексиканцев, индусов, треть жителей Сан-Франциско — азиаты, — здесь огромное количество вьетнамских, японских, мексиканских, итальянских — каких угодно ресторанов. В общем, говорить о том, что в Америке плохая еда — все равно, что говорить: «В Китае делают некачественные товары». Я сам был в Китае и видел: там делают любые товары — от самого низкого качества до самого высокого. Вопрос, что закупать.
— Илья, вы несколько раз уже упомянули Мексику… А как она живет рядом с «большим соседом»?
— Мне кажется, это очень недооцененная страна. У американцев же хорошо развиты технологии пропаганды. Поэтому, видимо, здесь отлично работает лобби, которое подталкивает людей отдыхать во Флориде, в Калифорнии (чтобы люди не вывозили деньги из страны) и любой случай убийства или ограбления в Мексике раздувает до вселенских масштабов. Поэтому, когда мы с семьей собирались в Мексику, знакомые американцы нам говорили: «Будете идти по улице — руки сына и дочки из своих не выпускайте, там детей крадут». В общем, мы приехали, осмотрелись… и я заметил, что люди, оставляя свои велосипеды рядом с магазином или кинотеатром, даже не пристегивают их на замочек.
— Почему?
— А их там не воруют. Ну какие кражи детей?!— И все-таки. Что происходит с человеком, который вдруг решает уехать жить в другую страну? Это ведь не из одного района города в другой переехать (хотя многие и на такое не могут решиться), тут менять приходится вообще всё.
— Так и уезжают лишь те, кто любит перемены. Когда я продал нн.ру, у меня образовалось много денег и много свободного времени. И я советовался с женой: либо во что-то вложиться в России — и продолжить жизнь по накатанной, либо попробовать другой сценарий. Жена сказала: «А давай попробуем!» Она, конечно, просилась в Европу, но я понимал, что в Европе не смогу заниматься бизнесом — там очень закрытые сообщества. А в Калифорнии все открыто и интернационально (я уже бывал не раз). Поэтому мы с Аней слетали в Калифорнию, чтобы она могла оценить Сан-Франциско лично, почувствовать, готова ли жить в этом городе. Аня и Сан-Франциско понравились друг другу, и мы приняли решение: едем. Конечно, с первой попытки с бизнесом в Америке у меня, как у всех, ничего не получилось, но я постарался запустить другой бизнес. Плюс получил патенты на свои изобретения — под патенты здесь можно привлечь инвестиции. В общем, когда понял, как именно здесь нужно создавать компанию, выпускать акции, строить прототип и показывать его инвестору… — словом, после этого все закрутилось. Но нужно понимать: когда мы сюда приехали, у нас был не только энтузиазм, но и деньги. Это очень важно. Люди, которые приезжают в США лишь с энтузиазмом — им на порядок сложнее.
— На первое время придется забыть о своих амбициях: «Ах, у меня высшее образование, я не буду мыть посуду в кафе»?
— Да, есть у россиян такое снобистское разделение: вот эта работа «черная», а эта — «белая». В Америке ценится любая. Если человек сантехник или электрик — ему устроиться в США будет проще всего. Люди с рабочими профессиями здесь живут замечательно: они хорошо зарабатывают, они уважаемы в обществе.
— Насколько тяжело (или совсем не тяжело?) пережили переезд в США ваши дети? Они не просились домой?
— Старшего сына мы натаскивали на английский в Нижнем Новгороде: ему тогда было 9 лет, он, хоть и не говорил свободно, но в принципе мог объясняться. Через полгода обучения в американской школе он начал говорить на бытовом уровне, через год язык уже не вызывал у него затруднений. Сейчас он разговаривает как урожденный калифорниец — но дома мы, конечно, общаемся на русском, поэтому язык у него в хорошем состоянии. Вообще, у тех, кто уезжает за границу, не возникает проблемы «как обучить детей языку». Проблема другая: как не дать детям забыть русский? Потому что дочке (в момент переезда ей не было и четырех лет) сейчас общаться на английском уже проще, чем на русском.
— Дети учатся в обычной государственной школе?
— Да, в public school. Я вообще против того, чтобы тащить богатство в семью. Пусть деньги крутятся в бизнесе.
— А это правда, что образовательная программа в государственных школах США — не такая, как бы поточнее выразиться, «углубленная», как в российских? Что интегралами и дезоксиробонуклеиновыми кислотами там никого не мучают?
— Да, правда. Государственные школы здесь бесплатны, обучение в них обязательное, не водить ребенка в школу нельзя.
— То есть модная в России фишка «я хочу перевести ребенка на домашнее обучение» в США не прокатит?
— Перевести можно, только если на то будут веские основания. Просто «нам так хочется» — не аргумент. Так вот, задача школы в США: сделать население грамотным и воспитанным. Этот минимум оплачивает государство. Если же вы хотите, чтобы ваш сын или дочь получили профессию или пошли в науку — это уже решение вашей семьи, за которые вы сами и платите, отправляя ребенка в колледж или университет. Но! Даже сдав все школьные тесты на «отлично», выпускник public school, например, не сможет поступить в Стенфорд.
— Я уточню: речь идет об обучении за деньги выпускника?
— Да, порядка 250-300 тысяч долларов. Ну хорошо, Стенфорд — в топе мирового рейтинга вузов. Но даже в просто хороший американский университет с одними лишь школьными «пятерками» не поступишь. Чтобы учиться в вузе, нужно сдать вступительные экзамены и быть либо победителем в спорте, либо победителем в интеллектуальной олимпиаде, либо получить патент на свое изобретение. Нужно быть «экстра». Здесь вузы — только для самых умных людей.
— И, наверняка, высшее образование есть далеко не у всех американцев.
— Нет, а зачем оно всем? В США отличная система колледжей: многие заканчивают их и прекрасно живут.
— Илья, у меня складывается ощущение, что ваша жизнь в Америке стала успешной даже не потому, что вы уехали в другую страну (у вас же и в России все хорошо складывалось), а потому что вы этот успех заранее просчитали.
— Хочешь, чтобы я выдал формулу успеха?
— Ну, как-то так.
— Моя личная формула, точнее, жизненная установка — я занимаюсь только тем, что мне интересно и к чему лежит душа. Поэтому у меня и нет хобби. И поэтому я могу заниматься работой бесконечно. Понятно, что в работе не бывает только прикольных составляющих и что приходится отвлекаться на организационные моменты (ну вот надо, и все), решать неприятные вопросы — например, кого-то увольнять… Но я никогда не пойду в проект, от которого меня не прёт. Например, я прусь от того, что мне удалось изобрести. Когда я придумываю какую-то штуку, которой никогда не было — это такое удовольствие!
— А что, например, вы изобрели?
— Из последнего… Видела на Макбуках магнитные коннекторы? Эти коннекторы построены по принципу «папа-мама» (один выступающий, второй, наоборот, вогнутый). А мне нужны были коннекторы «унисекс». Причем магниты — они же либо притягиваются, либо отталкиваются. И я придумал, как нейтрализовать это отталкивание. Сделал магниты «унисекс», которые всегда притягиваются. Там все цепи образуются.
— Вот это да!
— Патент сейчас прошел в США экспертизу, и, думаю, я продам его компании типа Apple или Sony за крупную сумму. Вот это мне по-настоящему нравится!
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео