Ещё

По гололёду к Барселоне. Смогут ли саммиты ШОС и БРИКС изменить Челябинск? 

Фото: АиФ
После того, как объявили, что в Челябинске пройдут саммиты стран ШОС и БРИКС, вновь поднялись споры о том, действительно ли город может кардинально измениться. Многие опасаются, что борьба за будущее навредит историческому прошлому Челябинска.
Кандидат исторических наук Александр Фокин известен многим, как участник популярного телевизионного проекта «Comedy Батл», но занимается весьма серьёзными вопросами — от интеллектуальной истории до вопросов городской среды.
Почему коммунизм, хоть и миф, но полезный? Кто должен решать, запрещать те или иные фильмы? И стоило челябинскому мэру бороться с шаурмой?
Коммунизм — это сложное блюдо
Эльдар Гизатуллин: — Была новость, что вы получили доступ к каким-то уникальным архивам — что это за документы?
Александр Фокин: — Это наш совместный проект с ГУФСИН. В Верхнеуральской тюрьме при ремонте обнаружили рукописи заключённых. Сейчас мы их изучаем, а потом подготовим публикацию. Среди документов есть довольно любопытные. Авторами были заключённые из числа «большевиков-ленинцев» — так они сами себя называли, это сторонники Троцкого. В СССР в то время было три политических изолятора, и один из них располагался как раз в Верхнеуральске. Одно время там содержалось до 400 троцкистов. Писали они, в основном, о своей оценке политической ситуации в стране. Так удивительно — сидели в тюрьме, а руки не опускали — думали о правильном коммунизме и критиковали Сталина — мол, он извращает социализм.
— А в чём конкретно они обвиняли Сталина?
— Они считали, что Сталин обуржуазил СССР — мол, партию превратил в новую буржуазию, которая живёт за счёт рабочего класса. Критиковали вождя и за то, что он не боролся с Гитлером.
— Кстати, вы ведь тоже написали книгу о коммунизме. Считаете, что это возможная формация или всё-таки миф?
— Понимаете, коммунизм, описанный Карлом Марксом, это идеал, Например, если я возьму кулинарную книгу и решу приготовить какое-то сложное блюдо, у меня вряд ли получится что-то, точно соответствующее описанию. Но съедобно будет. Или же если я начну ходить в тренажёрный зал — Шварценеггером я, конечно, не стану, но фигура всё же улучшится.
Так что даже если коммунизм — миф, это не значит, что к нему не надо стремиться. А польза этого мифа в том, что речь идёт об идее качественного преобразования. И отказ от такой идеи опасен тем, что можно погрязнуть в мелочах.
Нам не хватает диалога
— Почему у нас до сих пор исторические темы вызывают такие споры? Вспомните хотя бы фильм «Матильда». Разве, например, в Испании разгорелся бы спор вокруг фильма о любовнице короля?
— А разве на Западе не было споров и скандалов вокруг таких фильмов, как, скажем, «Последнее искушение Христа» или «Страсти Христовы»? История всегда была интересна людям. Ситуация же с такими картинами, как «Матильда» или «Смерть Сталина». Показывает, что идёт определённая борьба, и одна из противоборствующих групп обладает более крупными ресурсами.
Честно говоря, более всего раздражает некая тайная завеса — вот кто-то посмотрел «Смерть Сталина» и что-то там решил. Кто посмотрел? Почему так решил? Откуда у него такое право? По-моему, люди сами должны оценивать художественные произведения — без указаний со стороны кого бы то ни было.
— Возможно, в такой ситуации своё слово должны сказать и СМИ. Вы читали курс по зарубежной журналистике. Мы повторяем её путь или есть отличия?
— В чём-то повторяем, но за более короткий срок. В 90-ые годы, конечно, сходства с западной журналистикой было больше. Сейчас же есть свои рамки. К слову, я бы не сказал, что сейчас есть сходство с положением СМИ при царях. После манифеста Александра Второго журналистика в тогдашней России была более свободная.
Беда в том, что мы живём в режиме монолога — диалога нет. Или же он формальный. Многие СМИ говорят одно и то же. Это стало видно в ситуации с депутатом Леонидом Слуцким, которого обвинили в сексуальных домогательствах. На Западе об этом редкое издание не написало бы, а у нас наоборот — мало кто. И бойкот мало кто поддержал. Так что раскол существует и в обществе, и в журналистике, что понятно — СМИ ведь отражают ситуацию.
Зачем воевать с шаурмой?
— В Челябинске сейчас вовсю обсуждают предстоящие саммиты стран ШОС и БРИКС. Вы же признались, что достаточно скептично настроены — считаете, что позитивные перемены в городе маловероятны?
— Я не спору, что определённый положительный эффект будет. Пройдет реконструкция аэропорта, облагородят набережную реки Миасс, появятся новые крупные здания. Но я считаю, что лучше бы деньги вкладывали в человеческий капитал. Даже самое супер современное здание не изменит Челябинск, только люди.
Смотрите, у филармонии расположен мост — это самый центр города. И при любой непогоде этот мост превращается в каток. Поэтому, когда говорят, что из Челябинска сделают вторую Барселону, это просто смешно — какая там Барселона, если по мосту невозможно пройти, не подскользнувшись? Конечно, к приезду высоких гостей многое исправят, но опять же обидно — а почему это делают только ради тех, кто приедет сюда на пару дней? А не для тех, кто тут живёт и работает?
— В соцсетях челябинцы пишут, что, вероятно, накануне саммитов город приведут в порядок. И это большой плюс…
— «Привести в порядок» — понятие относительное, Вот недавно глава города Евгений Тефтелев стал наводить порядок, как он его понимает — убирая ларьки с шаурмой. Но вся Европа гордится уличной едой — в Испании маленькие закуски тапас продаются на каждом углу. Сделайте легальную шаурму, и пусть другую еду продают — зачем запрещать поголовно, если можно привести в цивилизованную форму и, наоборот, поощрять развитие уличной еды, чтобы не только в кафе, но и на улице можно было вкусно перекусить?
— Да, я заметил, что даже в фильмах показывают, как в Нью-Йорке или Париже уличной едой не гнушаются перекусывать влюблённые парочки и менеджеры из больших корпораций в обеденный перерыв…
— Вот именно. Или же другая ситуация — с маршрутными такси. На время саммитов в Челябинск приедет множество гостей — в том числе, из-за рубежа. Неужели они будут передвигаться на маршрутках? А ведь будет и много журналистов, которые потом поделятся своими впечатлениями не только в репортажах, но и в блогах, страницах в соцсетях. Конечно, не исключено, что порядок в сфере общественного транспорта к 2020 году наведут, но опять же возникает вопрос — если смогут это сделать, то почему не сделали раньше?
— Вы одновременно состоите в обществе интеллектуальной истории и в обществе любителей фантастики. Нет ли тут противоречия?
— Нет, конечно. Ведь фантастика — это тоже следование фактам. Но особенным. А что касается истории, то представление о ней, как наборе строгих и сухих фактов, давно устарело. Нас сейчас больше интересуют мысли людей, их идеи и заблуждения, а не факты.
Оба общества появились, что называются, снизу, по инициативе обычных граждан, а это то, что нам сейчас особенно нужно. Я вообще за то, чтобы появлялось как можно больше таких объединений. Урбанисты в Челябинске организовались. Пусть ещё будут любители троллейбусов, ещё кто-то. Вот только такие организации нередко критикуют чиновников, а власть у нас не любит и не умеет работать с оппонентами. Но говорить придётся — этому и история учит.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео