Ещё

Чай, тушенка, макароны, или Чем богаты эковолонтеры 

Почему стать добровольцем никогда не поздно, чему можно научиться в добровольческом лагере и для чего лучше всегда на всякий случай брать с собой палатку, корреспонденту спецпроекта «Год волонтера» рассказал Максим Чистяков, эковолонтер с большим стажем.
Максиму 40 лет, на его счету семь волонтерских проектов. Во все поездки Максим отправляется с женой. Однажды, узнав о проекте, он спросил у нее, не захочет ли она присоединиться. Супруга Максима согласилась, и теперь пара выбирает проекты сообща.
Многие считают, что волонтерство — это что-то такое для студентов, молодых людей. Мой опыт это опровергает. В свой первый волонтерский лагерь я попал в 35 лет, с тех пор стараюсь каждое лето принять участие хотя бы в одном проекте, в идеале — в двух или в трех", — рассказывает Максим.
"Часовенный рай"
Первая поездка получилась довольно спонтанной: Максиму хотелось побывать в Кенозерском парке, куда простому туристу даже попасть сложно, а посмотреть все, а не только то, что входит в тур, практически невозможно. В парке Максиму рассказали, что на территорию можно приехать и помочь, при этом вдоволь налюбоваться местными красотами.
Идея его заинтересовала: по его собственному признанию, до этого он и не знал, что такие проекты существуют.
Стоит сказать, что первый лагерь, в который попал Максим, был не совсем экологическим. Основная задача волонтеров в Кенозерском парке — восстановление старинных часовен.
Чай, тушенка, макароны или чем богаты эковолонтеры
"Нашим первым волонтерским опытом стал международный лагерь «Часовенный рай», который проходил на территории Кенозерского национального парка в 2013 году. Это уникальное место в Архангельской области — 300 озер с остатками деревень по берегам, поклонными крестами у дорог и большим количеством чудом сохранившихся деревянных часовен XVIII-XIX веков, которые мы должны были ремонтировать. Мы перекрывали крыши: сначала полностью снимали старые доски, потом отбрасывали подгнившие, заменяли их на новые и покрывали крышу заново", — рассказывает Максим.
Работать приходилось в сложных условиях: добраться до места можно было только вплавь, на барже. Волонтеров забрасывали на территорию, они разбивали лагерь и работали, отрезанные от цивилизации. В назначенный день баржа возвращалась, забирала людей и увозила на следующий объект.
90% всех перемещений происходит по воде. Даже почту и пенсии по деревням почтальон развозит на моторной лодке", — рассказывает Максим.
Чай, тушенка, макароны или чем богаты эковолонтеры
Именно здесь снимали фильм Андрея Кончаловского «Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына». Максим вспоминает, как в первый же день вся группа волонтеров, в том числе иностранцы (лагерь был международным), очутилась на съемочной площадке.
"В 2 часа, в кромешной ночи, нас встречают на захолустной железнодорожной станции, оттуда мы трясемся по ухабам на автобусе около четырех часов. Вокруг озера, заросли борщевика в два человеческих роста, леса, какие-то одинокие избушки, кресты поклонные. Приплываем на какой-то чуть ли не остров — там деревня, 10 домов, из которых только в пяти люди живут, и то в основном летом. Огороды заросшие, дома заколоченные", — делится Максим.
Неожиданно к группе вышла девушка «в модной одежде и с рацией» — как оказалось, сотрудница съемочной группы.
"Для всех переводят, что здесь сейчас известный русский режиссер Андрей Кончаловский снимает свой фильм и просит нас помочь — сняться в массовке. Доходим до часовни, там действительно сидит в кресле Кончаловский, съемочная группа, камеры, микрофоны. Через пять минут мы уже в кино снимаемся — туристов изображаем, раз 10 входили в часовню и выходили, чтобы снять удачный дубль. Вот такая непредсказуемая Россия во всей красе. К сожалению, сцена с нами в фильм так и не попала", — рассказывает Максим.
Минус на плюс
Первый выезд Максима и его супруги оказался богатым на впечатления, поэтому пара решила, что волонтерские проекты — это их история.
Именно этот опыт определил наше желание заниматься чем-то подобным в дальнейшем. Лагерь был международным. Все волонтеры были разными, но очень позитивными и трудолюбивыми людьми с хорошим чувством юмора. Этот лагерь был очень показателен и многому научил", — рассказывает Максим.
За день до отправления организаторы лагеря сообщили, что вместо заявленных изначально домиков волонтерам придется размещаться в палатках, расписание тоже изменилось, некоторые культурные мероприятия были отменены.
Сам Максим, получив корректировки, успел захватить свою палатку из дома, иностранцам же, вылетевшим в лагерь гораздо раньше, пришлось довольствоваться казенным имуществом.
"Волонтерами в Кенозерский парк в этом году мы поедем уже в четвертый раз. Очень привязались к этому месту. И тот первый лагерь всегда вспоминаем с удовольствием, он до сих пор остается нашим любимым", — делится Максим.
Совет волонтера. Быть готовым к изменениям в последний момент. Возможно, даже приобрести палатку или собрать набор необходимых вещей, если их нет в списке, а вы все равно предполагаете, что они могут вам понадобиться.
Параллельный мир  Последующие волонтерские проекты, в которых участвовал Максим, были преимущественно связаны с экологией.
"Мы предпочитаем работать на природе, на ООПТ — в заповедниках и национальных парках, где выбираем работу, которая связана с физической активностью и контрастирует с тем, что мы делаем каждый день в своей обычной жизни", — рассказывает Максим.
Чай, тушенка, макароны или чем богаты эковолонтеры
Он и его жена занимаются организацией концертов — такую работу можно выполнять из дома, сидя за компьютером с доступом в интернет. Это во многом и стало причиной выхода супругов из каменных джунглей в заповедники — по словам Максима, для них это какой-то другой мир.
Я пытался осмыслять, зачем я это делаю. Приятно всегда сделать что-то хорошее, скажут тебе спасибо или не скажут. Приятно знать, что где-то, за сколько-то километров на каком-то острове стоит часовня, где я забил гвозди и перекрыл крышу", — рассказывает Максим.
Как правило, эковолонтеры помогают в обустройстве заповедных территорий: прокладывают и чинят экотропы, ремонтируют постройки, очищают скалы от надписей.
Максим рассказывает, что веселье и кочевая жизнь затягивают, поэтому многие волонтеры буквально существуют от проекта до проекта, не берут обратные билеты и чувствуют себя в своей тарелке только наедине с практически дикой природой.
"Ты попадаешь в среду, где не надо думать о лишнем: есть план подъема, работы, отдыха. Не задумываешься, как надо выглядеть, не нужно планировать, выходишь из-под какого-то пресса. Я ловлю очищение, возвращаюсь заряженный", — рассказывает Максим.
Волонтерство учит довольствоваться малым: сложности в быту, непривычная работа и необходимость быстро влиться в новый коллектив сопутствуют почти каждому проекту.
"Если есть часы отдыха, крыша над головой, чай, тушенка, макароны и хорошее отношение, то это уже здорово. Не надо фиксироваться на каких-то мелочах, смотреть, кто работает больше, а кто меньше, устраивать какие-то соревнования. У всех разный ресурс и менталитет. Каждый делает то, что может", — говорит Максим.
По словам Максима, люди, отправляясь в лагерь, должны понимать, что это не курорт, а суровый быт и тяжелый физический труд. Но не стоит бросаться грудью на баррикады — подвигов от волонтеров никто не ждет, нужно просто быть ответственным и стараться.
"Устал — отдохни. Не нравится работа — попроси другую. Нет другой работы — разведи костер и завари чай, чтобы все могли попить его в перерыве. Не умеешь что-то делать — не стесняйся сказать об этом", — говорит Максим.
Совет волонтера. Трезво оценивать свои силы и помнить, что все люди разные, у каждого свой лимит возможностей, как физических, так и психологических.
Новые знания
Кроме работы, волонтеры часто ездят на экскурсии, для них проводят занятия.
"В Кенозерье мы были на мастер-классах по лепке из глины, плетению из бересты, валянию из войлока, резьбе по дереву. В волонтерской школе Астраханского биосферного заповедника мы почти каждый день слушали очень интересные лекции о природных особенностях края, принимали участие в лабораторных работах, определяли мальков под микроскопами под руководством ученых, наблюдали за птицами", — рассказывает Максим.
Чай, тушенка, макароны или чем богаты эковолонтеры
Расширить границы позволяет и общение с местными: подчас это не просто другие люди, а другие менталитет и культура.
Максим вспоминает, как в глухой деревне на берегу Белого моря волонтеры смогли познакомиться с поморскими традициями, которые тщательно оберегает местная жительница.
Совет волонтера. Следить за наборами в волонтерские проекты в соцсетях, подробно читать об условиях, указывать свои пожелания, задавать вопросы и искать отзывы.
Может показаться, что волонтерство в паре — явление редкое и обычно люди отправляются на такие проекты в одиночку. Но Максим утверждает, что в четырех из семи проектов были другие семейные пары, при этом многие из тех, кто приехал один, «не знали, что так можно» (если вы хотите поехать в лагерь в компании, необходимо указать это в анкете).
"В одном из последних лагерей были совсем молодые ребята, недавние студенты. Три года назад в Башкирии с нами работали супруги из Сургута, которым на тот момент было под 60 лет, а еще там же была мама с 12-летнем сыном. Так что статистика говорит, что наш случай семейного волонтерства не какой-то редкий", — утверждает Максим.
Беседовала Алина Семенова
Если у вас есть истории об экологических волонтерах, присылайте их в нашу редакцию на электронную почту sn@rian.ru.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео