Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Экскурсовод из Хабаровска научилась видеть души животных

Человек, который первый раз приезжает в Хабаровск, видит город глазами того, кто о нем рассказывает. И очень повезло тем, кто слушал экскурсии Натальи Плужниковой. Больше полувека она принимает гостей, обычных и именитых, пытаясь разбудить в них интерес к краю, так что они потом признавались, что она – одна из его достопримечательностей. О зоосаде «Приамурский» и о том, как она научилась видеть души животных, экскурсовод рассказала корреспонденту ИА «Хабаровский край сегодня».

Экскурсовод из Хабаровска научилась видеть души животных
Фото: Хабаровский край сегодняХабаровский край сегодня

Золотое кольцо

Видео дня

Ее любимая тема – Хабаровск и его история. Может быть, потому что она историк по образованию. Наталья Плужникова закончила истфак педагогического института. Еще будучи студенткой ездила в экспедицию к знаменитому археологу Окладникову, который изучал петроглифы в Сикачи-Аляне. И уже тогда думала: хорошо бы привести в порядок село, чтобы оно стало достойно своего древнейшего памятника. Даже год работала в школе. Но потом поняла, что она явно человек не оседлого образа жизни. Ей нужны движение, впечатления, перемена мест. Тогда она в своей стихии. Так она стала экскурсоводом.

Вспоминает, как в 80-е годы в Хабаровск из Владивостока, который стал открытым городом, хлынули иностранные туристы.

- Четырехпалубный красавец «Миклухо-Маклай», на котором я работала, ходил от Хабаровска до Николаевска, - рассказывает Наталья Плужникова. - Две недели пути с зелеными стоянками, остановками в Комсомольске-на-Амуре и Амурске. И все это время я рассказывала о крае, его природе.

Среди приезжих были швейцарцы, немцы, французы, англичане. Что им показывали в самом Хабаровске? Три городские улицы. Но всегда был Амур, набережная. Дальний Восток интересовал и москвичей, питерцев. Благословенное время, экономически можно было отправиться в тур – Хабаровск - Владивосток - Камчатка - Сахалин. Почти золотое кольцо! Путевки детям и взрослым оплачивали профсоюзы или предприятия. Наблюдалось буквально паломничество в Хабаровск детей из дальневосточных городов, они приезжали на каникулы и выходные. Туристов было столько, что они заполняли все гостиницы.

И Наталья Плужникова страстно, как могла только она, рассказывала о городе, в котором родилась и который любит. Показывала с Утеса закаты на Амуре, убеждая, что нигде больше они не увидят такой красоты. И ей верили.

Гастрономические туры

Разрабатывая новые маршруты, Плужникова всерьез решила, что может водить экскурсии на предприятия, а их тогда в Хабаровске насчитывалось больше ста. Ее пыл охладили, сказав, что заводы и фабрики должны работать. Но птицефабрики отечественных туристов все же интересовали. Они ездили в Некрасовку и покупали там кур, а в Южном микрорайоне с радостью бегали в большой рыбный магазин, построенный немцами, и затаривались балыками. Туризм тогда был с гастрономическим оттенком.

Ее как лучшего экскурсовода просили показать город , который только что сыграл в фильме Куросавы «Дерсу Узала», - он открывал в Хабаровске свой центр микрохирургии глаза. Общалась с , который, как человек по складу ума ироничный, все время задавал ей каверзные вопросы о природе, но Плужникова спокойно парировала.

На вопрос, не скучно ли повторять изо дня в день одно и то же, отвечает:

- А каково артистам твердить один и тот же текст? Экскурсия – это всегда маленькое представление, причем как оно сложится, не знаешь заранее.

Но свою роль она безупречно ведет до конца.

Многодетный отец

А потом ее пригласили в зоосад, так что она тут со дня основания.

Признается, что самая большая ее любовь – бурый медведь Балу. Вот такой служебный роман! Она его не просто любит, видя в нем мудрого зверя, она с ним общается. Он откликается на ее голос, на ее состояние. Балу с медведицей Машей примерные родители, у них родились уже 22 медвежонка. И папа, который в природе не всегда бывает образцовым отцом, очень трогательно относится к своим детям.

Одно время медвежонок по имени Дива имел обыкновение забираться вверх по клетке, пытаясь выбраться на свободу. Иногда это удавалось, и медвежонок гулял по саду. Опасные прогулки, а потому Наталья Плужникова не раз возвращала беглеца в вольер.

- Однажды вижу - Балу шлепает медвежонка, - рассказывает Наталья Плужникова. - Я посмотрела на него укоризненно и, немного поругав, пошла к лосю. Это еще одна моя человеческая привязанность. Смотрю, бежит ко мне парень, расстроенный, говорит, зачем вы обидели Балу. Он бросил медвежонка в бассейн и теперь плачет. Пошла утешать.

И хотя о дальневосточной природе она рассказывала всегда, но одно дело говорить вообще и другое - стоя перед зверем. Так книги по истории сменились в квартире на литературу о животных. И, конечно, помогало общение с людьми, которые знают природу. Плужниковой, как человеку дотошному, надо все о постояльцах узнать до мелочи, ведь среди гостей могут оказаться специалисты.

Раньше она шутила, что волка от собаки не отличит, а потом стала замечать казусы у своих коллег. В Московском зоопарке, к примеру, написано, что красные волки обитают на Дальнем Востоке. Но она-то точно знает, что их тут давно нет. А их красный волк – из такого же зоосада. Все животные зоосада – не из дикой природы, это подарки или раненые подкидыши, которых они выходили. А звери, даже хищники, очень благодарные, они помнят добро.

Приезжайте, пообщаемся

Плужникова бывала во многих зоопарках и отмечает, что в нашем – особая атмосфера. Животные чувствуют очень доброе к себе отношение, они сыты, здоровы и очень общительны. Впрочем, посетители это тоже ощущают. Однажды к ним приехал важный московский генерал, за ним - свита. На улице грязь, а он вышел из машины в почти бальных туфлях. Все звери потянулись к гостю, его удивили эти доброжелательность и открытость. В больших зоопарках звери устают от бесконечного потока людей, а потому часто уходят в свои убежища.

Как истинный профессионал, Плужникова любит повторять, что она историк, а не биолог. Но в точности того, что она говорит, можно не сомневаться. Проверено на сто рядов. Впрочем, если ее иногда пытаются поправить в нюансах, она не смущается, обещая обязательно уточнить новую для нее информацию.

Иногда ей кажется, что людям надо учиться у животных тому, что они теряют в своем облике. Всякий раз, видя перед собой детей, она пытается пробиться к их душам. Как-то Плужникова рассказывала подросткам книжную историю тигрицы, у которой люди забрали детенышей, как она их искала, как тосковала. Дети, которых, кажется, ничем не тронешь, притихли, убрали свои телефоны, а потом почти весь класс заплакал. Оказывается, надо однажды приехать в зоосад, чтобы понять для себя что-то очень важное, человеческое.