Ещё

«17 лет я не понимала, кто я такая»: история девушки из Беларуси, которую продали цыганам 

Фото: 360tv.ru
Стройная блондинка с большими зелеными глазами. Славянская внешность, милая на вид девушка. С комом в горле она начинает рассказывать свою историю. Речь звучит немного сбивчиво: частично от того, что заново приходится вспоминать прошлое, но больше — из‐за явного цыганского акцента. Сейчас Ольге Прейда ‐ двадцать один. Семнадцать лет она жила в семье цыган.
«Воспитали, как смогли»
Кто ее настоящая семья, кто мама, где ее папа, и зачем она здесь? Каждый день в голове — одни и те же вопросы, ответа на которые просто нет. Маленькая светловолосая, светлокожая девочка — среди цыган. Ольга попала к ним в 4 года. Ад, рабство или годы в неволе — такого не было. Наоборот, говорит девушка,
детей-девочек
в их семье не было, пытались воспитывать ее, «как свою». Но ведь в этом и главное расхождение — наверное, каждый может представить, как цыгане воспитывают «своих» и что такое воспитание значит для ребенка славянского происхождения.
Меня любила та семья, очень… Воспитали, как смогли, как свою прямо, больше даже, дрожали! Но это чувство, понимаешь… Не твое! Ты среди них не такая, как все, ты другая! Да ты живешь по их обычаям, поступаешь по ним, но глубоко
где-то  у меня всегда стоял вопрос: кто ты такая?
— Ольга.
В 4 года Ольгу украли и продали. В 1997 году жительница Минска со своей четырехлетней дочкой, Ольгой, поехала в Молдову — туда ее пригласили знакомые. Они поселились в пригороде Кишинева. Там мать маленькой Оли занималась попрошайничеством. В один из дней, с очередных «заработков», женщина вернулась домой одна, без дочери. Позже выяснилось — малышку украли цыгане, потом продали ее в другую цыганскую семью. Там уже ее назвали Марией, Оля долго не могла привыкнуть к новому имени. «Я там угасала. Я была нечто среднее — у цыган я не была цыганкой, а русские считали меня цыганкой», — говорит Ольга.
Школа, интересные кружки, институт — такие обычные, но важные для большинства людей этапы жизни. У Ольги ничего подобного не было — учиться ей запрещали. В ответ на все желания девочки учиться, цыганская бабушка отвечала — не надо, давай лучше иди и торгуй
чем-нибудь. «Знаешь, у цыган же не учат. Не пускают» — говоря это, Оля растерянно пожимает плечами. Эти слова она произнесла с  каким-то  особенным сожалением: «А я ведь хотела стать доктором».
Бывали такие крайности, что я просто не хотела жить, я устала. И не раз, я складывала руки и говорила: наверное, если бог мне дал дни, я должна в этой жизни
кому-то  дать пример через мою историю, или  чего-то  я должна добиться в этой жизни
— Ольга.
Поиски себя проходили не в пробах разных занятий, а только в долгих тяжелых мыслях. Годы шли, Ольга повзрослела и ушла из цыганской семьи. Но остались сожаления — об упущенном времени и чувствах, которых она не испытала.
Наверстать упущенное
В 2014 году у Ольги случилось событие, которое она считает самым лучшим во всей ее жизни. Она долго сомневалась, готовилась. В итоге приняла участие в молдавском конкурсе красоты
«Мисс-Сороки»
2014. И победила. Глотая слезы, Оля рассказывает, что в тот момент она впервые почувствовала,
что-то  значит в этой жизни: «Я стояла на сцене и улыбалась — это была настоящая я!» Но кроме того, что на конкурсе Ольга нашла себя, это помогло и найти ее другим.
Пропавшую Ольгу Романович (родная фамилия девушки) объявили в международный розыск по линии Интерпола.
Оперативно-розыскные
мероприятия и запросы в адрес молдавских правоохранителей результатов не приносили.
В июне 2014 года установили, что в небольшом городке в Молдове проживает девушка по имени Мария. На биологическую дочь
родителей-цыган
светлокожая зеленоглазая девочка похожа явно не была. Так получилось, что у девушки сохранилась ее фотография с четырехлетнего возраста. После этого и ряда экспертиз сходство с девочкой, пропавшей без вести в 1997 году, стало очевидным.
Конкурс красоты помог Ольге привлечь внимание к своей судьбе. В интернете под видео с ее откровенным интервью — тысячи комментариев со словами поддержки.
Сегодня Ольга живет в Минске. Она собирается получить жилье по программе помощи
детям-сиротам. Так как на момент подачи заявления ей уже было 24 года, девушке поначалу отказали. Проблемой стало и отсутствие регистрации по месту жительства больше 10 лет. Ольга обратилась в прокуратуру. Оказалось, не учли множество особых обстоятельств, и теперь шанс появился.
В настоящее время Ольга не оставляет главной мечты — хотя бы отчасти наверстать упущенное и пойти учиться. А еще в Минске, в приемной семье, живут ее трое родных братьев, с которыми девушка пытается наладить общение.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео