Ещё

Лида Габбасова: «Моя собака грызет только хорошие книги. Например Довлатова». 

Фото: Хорошие новости
Где-то полгода назад мой молодой человек принес в дом щенка, дворнягу. Само собой, маленький черный поросенок буквально за пару месяцев превратился в шестнадцатикилограммовую собаку, грызущую и жрущую все, что плохо лежит. Это не стало для нас сюрпризом, к такому повороту мы были готовы с самого начала. И сейчас отучиваем, ругаем, но пока безуспешно. Надеемся, с возрастом пройдет.
От зубов Черёмухи (да, мы назвали чёрную собаку Черёмохой) досталось всему в доме. Как-то раз я обнаружила выпотрошенный и подгрызенный кошелек: сотки валялись на полу, благо, целые. Для меня, кстати, осталось загадкой, почему бумажки собаку не заинтересовали: ведь она так обожает рвать туалетную бумагу и пакеты…а книги — так это вообще её слабость.
Да-да, самой обидной для меня жертвой стал не кошелек и даже не смартфон (сожраны уголки), и даже не игрушки ручной работы. Обиднее всего мне было за стареньким томик новелл О. Генри, который мне достался от покойной бабушки. Случайно оставленная книга на кресле была изодрана, несколько страниц вырвано и прямоугольная обложка лишилась углов. Ещё одной книжной жертвой стал сборник Сергея Довлатова, только-только купленного в букинистической лавке. Читать с горем пополам их, конечно, можно, но товарный вид томики потеряли.
При этом, что удивительно: собака тянется только к качественной литературе. Современная беллетристика типа Стефани Майер или Паула Коэлью её не интересует: можно хоть на полу оставить — не тронет. Был какой-то занюханный томик Донцовой — он тоже остался цел и невредим, хотя ни раз лежал под носом. А вот к классикам любопытный собачий нос тянется, хочется почитать, жаль, что зубами. Так что этот феномен «грызть только хорошее» я объяснить в Черёмухе не могу. Да и пока не хочу, главное убирать все на место не забывать самой.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео