Ещё

Татьяна Михайлова: «Все хорошо и ра­достно, без решений и продви­жения — нет, не для меня» 

Фото: Префектура Зеленоградского административного округа
Благое дело родители сде­лают, угадав с именем для ре­бенка. Скажем, имя Татьяна у древних греков означало «учредительница, устроитель­ница». В данном случае — сто­процентное попадание.
1985 год, начиналась эпо­ха дефицита. За микросхемы «Ангстрема» шла жесткая борьба — представители ор­ганизаций приезжали кто с цветами и конфетами, а кто и с ключами от «Жигулей». И знакомились с начальником отдела переноса договоров на отгрузку завода Татьяной Михайловой. В частности, то­варищ, предлагавший ключи, был прижат к теплой стенке и ноги унес с трудом.
Однажды Татьяну позва­ли к проходной. Навстречу ей поднялся скромно одетый старичок:
— Дочка, я, значит, сам де­ревенский, из Удмуртии, сто­рож в школе, семечек тебе привез мешок и банку меда гречишного. Вкусный, не сумлевайся. Зачем, говоришь, приехал? Смекай, учитель у нас из Москвы учит деток-то на компутере заниматься, да только сломалась машина.
— И достает он плату одно­го из первых в СССР школь­ного компьютерного класса, которые делали на «Кванте», — вспоминала Татьяна Алексан­дровна.
Пять лет до того работая в ОТК на «Кванте», она среди первых в стране принимала участие в подготовке новой компьютерной эры. Что ей было делать, держа в руках сгоревшую микросхему ком­пьютера из глухой деревни? Послать: мол, вали ты, старый пень, в свою глухомань? Изви­ните, мы знаем — так сделали бы многие. Дедуле и деревен­ским ребяткам повезло нат­кнуться на Михайлову.
Татьяна пошла к заводским, потом к директору — что бу­дем делать? Школа деньги на новую микросхему не соберет. Оказалось, до конца ее гаран­тии оставалось две недели. Вы­ход нашли: сначала привели в порядок плату, через два часа исправили микросхему.
— Дочка, все что ли? — обалдел гость, увидав протянутую плату. — Спасибо тебе, уважила!
Кто такая Татьяна Ми­хайлова? Вопреки канонам нормальной журналистики, перечислим некоторые ее регалии, чтобы вы поняли, с кем мы имеем дело. Побе­дитель IX и XII Московского конкурса «Женщина — ди­ректор года» 2007 и 2011 го­дов и конкурса «Московский предприниматель-2007». В первый раз она в номинации «Бытовое обслуживание и услуги сервиса» победила ди­ректоров крупнейших сетевых предприятий, первой в Зеле­нограде выиграв подобный конкурс. То есть, Михайло­ва — успешный коммерсант. При этом она член президи­умов Московской торгово-промышленной палаты и ре­гиональной общественной организации «Форум женщин Москвы». Член Общественной палаты Москвы и заместитель председателя Общественной палаты Зеленограда. Ей боль­ше всех надо? — скажет иной. Не советую вам ей это гово­рить. По-дружески.
Дело надо делать — не языком трепать
Удивительно, но многие люди учились контактно­сти, живя в столичных ба­раках. Семья Татьяны жила на Большой Черкизовской в Москве, и девочку уже тогда побаивалась местная шпана. И уже тогда ей было больше всех надо. Она не могла пред­ставить себя второй — нигде. И училась отменно, занима­лась спортом, входила в юно­шескую сборную Москвы по пятиборью. Даже поступи­ла в школу самбо, куда дев­чонок не брали. Кто мог не взять Татьяну? Но однажды 13-летняя гордячка бежа­ла дистанцию 800 метров с больным коленом. «Да-авай, — кусала она губы, глядя в спину польской девушке. — Последний рывок, надо вы­тянуть ногу вот так, — и она задевает колено, в результате уступив сопернице.
— В тот же день я бросила форму и закричала тренеру: „Не вернусь я в ваш спорт, сами тут бегайте“.
После восьмого класса Таня поступила в педагогическое училище. Почему туда? Она считала предназначением воспитывать детей, раз ро­дители не справляются. Дело в том, что в школе случился страшный скандал: в ее класс пришел парень, вернувшийся с зоны, и стал наводить свои порядки. Его предупреждали, усмехался, но когда она по­рвала ему рубашку на груди и галстук, с ревом кинулся к маме. В кабинете директора Татьяна ей кинула: „Вы пло­хо воспитали сына“.
Впрочем, выйдя замуж за зеленоградца, она вскоре ро­дила и стала воспитывать пер­вого из своих троих сыновей. А через год уже устроилась на „Ангстрем“. Да, чтобы не за­быть: на спор она поступила… в Высшее театральное учили­ще им. Щукина (!) и год там отучилась, но потом поняла — надо перестраиваться.
Так вот, ее суть — дело, ре­альная польза для кого-то, а не фейк, и это не пустые слова.
Алые паруса нового покроя
Ее приняли на „Ангстрем“ ученицей на выходном кон­троле, а вскоре она уже под­няла весь свой первый цех, поскольку нашла способ рез­ко увеличить выход годных микросхем. Ученица, пардон, только поступившая в кол­ледж электронных приборов и позднее в Московский инсти­тут приборостроения. А через два месяца шок — ее выбира­ют секретарем комсомольской организации цеха — 400 „гав­риков“ под на­чалом. Понятно, сразу начались походы, концер­ты и праздники в подшефном третьем микро­районе. Но это­го мало: она стала выдвигать предложения, выполнимые.
— Поймите, — объясняет Т. Михайлова, — для меня и в молодости, и теперь покой — это смерть. Все хорошо и ра­достно, без решений и продви­жения — нет, не для меня.
Да уж! В 1990 году она с мужем открыла первую в Зе­ленограде лизинговую ком­панию „Лизинком“, открывая небольшие фирмы и отдавая в лизинг высококлассным специалистам, которых нача­ли увольнять с предприятий электронной промышленно­сти. Спасательный круг! Тог­да же супру­ги вложили средства в дом быта „Илга“, который Ми­хайлова воз­главила через 11 лет. А год спустя создала общественную организацию инвалидов „Алые пару­са“, которая помогала вы­здоравливать детям с он­козаболеваниями. Впервые в столице. Достаточно даже просто фактов, верно?
Два года назад Татьяна Александровна предложила создать первую в стране по­добного типа — зонтичную (то есть, сеть разных услуг под единым руководством) систе­му некоммерческих предпри­ятий по оказанию социальных платных услуг малобильным и малоимущим горожанам. Уполномоченный по правам человека Москвы Т. Потяева, столичное правительство под­держали новую систему.
— Слушайте, а есть места, где вас нет?
— Там, где есть идея, кото­рую нужно реально поддер­жать, я могу быть.
— Но вы уже сделали так много.
— Мало, да и зачем считать то, что было.
Трое сыновей Татьяны Александровны подарили ей четверых внуков — одни му­жики (?)… не-ет, и внучку Дашку. Эта 6-летняя паца­ночка — копия бабушки, с ней тоже спасу нет.
— Хорошо, — утверждает бабушка, — будет толк.
Между прочим, с именем родители опять угадали: Да­рья — значит, сильная, побе­дительница. С такой бабуш­кой? Факт.
Владимир Ратманский
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео