Ещё

«Хабиб должен был разобраться с Лобовым один на один». Расул Мирзаев о конфликте бойцов ММА 

Фото: SPORT24.ru
А также о собственном переходе в новый промоушен, весовых категориях и возможном бое в США.
Последний свой поединок Расул Мирзаев провел в ноябре 2016 года. После этого в него стреляли, он восстанавливался, тренировался и готовился вновь вернуться в клетку. Две недели назад спортсмен, на протяжении восьми лет выступавший в промоушене Fight Nights, подписал контракт с лигой ACB. 5 мая он будет драться в Москве с Абдул-Рахман Темировым.
Почему Мирзаев решился на столь неожиданный трансфер, как ему однажды помог президент ACB Майрбек Хасиев и кто виноват в конфликте Артема Лобова и Хабиба Нурмагомедова — в интервью бойца для Sport24.
— Ваш переход в ACB вызвал большой резонанс среди любителей ММА…
— Да, есть такой момент, что резонанс пошел, но я понимал, что собирался делать. Прежде всего, поставил Fight Nights перед фактом, шли переговоры, и мы выбрали ACB. Это новая организация, там много интересных для меня бойцов. Вообще, считаю, это одна из лучших лиг в мире, — говорит Мирзаев.
— Поставили перед фактом? Насколько всем известно, вы уже давно находитесь в дружеских отношениях с Камилом Гаджиевым (президент Fight Nights — прим. Sport24). Неужели не обсуждали с ним этот вопрос?
— Нет, мой менеджер вел переговоры, я остался в стороне. Отношения отношениями, а работа работой. Мы общаемся с Камилом, находимся по-прежнему в хороших отношениях. Но, повторюсь, переговорный процесс лег полностью на плечи менеджера.
— Когда начались переговоры?
— В начале года уже понимал, в какую сторону буду двигаться. Начал тренироваться, задумался о дальнейшей карьере и решил, что нужно открыть что-то новое.
— То есть, с начала года вы ни разу с Камилом Гаджиевым не обсудили эту тему?
— Пытались один раз поговорить, но не получилось. В плане общения, у нас всё хорошо, мы контактируем, дружим. Просто захотел нового. Ну и финансовый вопрос играет свою роль. Со временем мы понимаем, что главное — это комфорт.
— Вы разорвали контракт с Fight Nights?
— Нет, я был свободным агентом. Соглашение закончилось, и мы не стали его продлевать, вступили в переговоры.
— Буквально пару недель назад вы провели схватку по грепплингу под эгидой Fight Nights.
— Да, но в тот момент я не скрывал, что идут переговоры. Просто поступило предложение выступить. Почему бы нет?
— Реванш с Макашвили, бой с Брандао. Кажется, у вас еще могли остаться стимулы выступать в Fight Nights.
— Просто в какой-то момент мне захотелось перезапуститься, отпустить старый промоушен и перейти в новый.
— В интервью недельной давности вы вскользь отметили, что не против встретиться с Макашвили и под эгидой ACB. Есть предпосылки?
— Если ACB его подпишет, то реванш будет интересен как лиге, так и нам, ведь это зрелище. Но у Левана сейчас проблемы с Америкой. Пусть их решит, а дальше уже посмотрим.
— ACB и Fight Nights. В чем разница для вас?
— Главное — это то, что они делают для бойцов, которые могут себя реализовать. Это два самых крутых российских промоушена, и я не хочу их делить. Хочу показывать, что они делают для нас. Плюс ко всему, Fight Nights — моя семья, я не могу разделять ее с тем промоушеном, с которым они конкурируют. Просто я решил перейти, но мне не стоит кого-то осуждать и делить.
— С чем у вас ассоциировалась лига ACB до подписания контракта?
— Да я в целом следил за ней. Хорошо запомнился один случай, связанный с президентом организации Майрбеком Хасиевым. Года три-четыре назад в Казахстане мне хотели сделать бой с Арманом Оспановым. Тогда уже местные этот поединок анонсировали, а со мной по этому поводу даже никто не связывался. Зато потом пустили слух, мол, я не приехал, потому что испугался. А я даже не в курсе был! И Хасиев тогда вступился за меня так, как никто не вступился. Он сказал, что если у кого-то есть какие-то вопросы, то пусть приходят в его лигу и решают их. Мне было очень приятно тогда. Я ему, конечно, благодарен за тот случай.
— ACB анонсировали, что вы подписаны в полулегкий дивизион (до 66 кг). Я слышал, вы планируете выступать в легчайшем весе (до 61 кг). Проясните этот момент.
— Я подписал контракт на выступления в категории до 61 кг, так как я уже, например, сегодня вешу 71 кг. То есть, для 66 я физически мал. Хочется попробовать себя в новом весе.
— Но тем не менее дебютный бой у вас пройдет в 66 кг.
— Верно. Я попросил лигу сделать так, чтобы не гонять вес третий раз подряд. Но дальше переберусь в 61 кг. Хотя для себя я рассматриваю два дивизиона.
— А контракт вас не ограничивает в выборе категории?
— Ограничивает, но если будут интересные предложения, то мы договоримся. Контракт рассчитан на шесть боев, не хочу себя ограничивать. И в 66 кг, и в 61 кг очень много достойных и сильных соперников.
— Есть те, с кем не хотелось бы встречаться, потому что вас связывают дружеские отношения?
— Я общаюсь со многими бойцами. Сейчас не хочу говорить каких-то громких слов. Если зайдет конкретный диалог о возможном поединке против кого-то из моих близких, то будем решать вопрос по факту. В целом, кого лига мне даст, с тем и подерусь.
— Полтора года простоя. Чем занимались после инцидента, итогом которого стало ваше попадание в больницу?
— Приходил в себя. Этот год стал настоящим испытанием, я занимался собой, физической формой, здоровьем, близкими. Но я понял, что испытание послал Бог. Это же все не вечно. Я падаю, но поднимаюсь вновь. Как обычно в жизни. В моей голове многое поменялось, но, знаете… Как говорится: если хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах.
— Я правильно понимаю, что вы сейчас не представляете никакую команду?
— Да. Последней командой была Eagles MMA, но я сразу ушел.
— Почему?
— Подумал, что мне будет лучше одному.
— Один из тренеров Eagles MMA Абдулманап Нурмагомедов говорил, что вы хороший боец, но у вас проблемы с дисциплиной. Что он имел в виду?
— Все мы не идеальны, если честно. Каждый спортсмен — индивидуальность. И живет по-своему. Он очень крутой тренер, он отец крутого спортсмена, который привез в Россию пояс, который многие видят во сне. Но я рос иначе, у меня не было отца, способного в любой момент что-то подсказать. Жил по-своему, у меня свое мировоззрение, и я ни к кому не лезу, никому не мешаю, живу мирно, стараюсь быть достойным человеком.
— И все-таки, что Абдулманап Нурмагомедов имел в виду, когда отмечал проблемы с дисциплиной?
— Когда я готовлюсь, у меня нет никаких проблем. А когда не тренируюсь, то спокойно отношусь к времени.
— Слышали историю конфликта перед турниром UFC 223?
— Я эту ситуацию по-своему динамил. Лобов был не прав, когда высказался так о Хабибе. Это некрасиво, он должен был понимать, что ответ рано или поздно придет. Но прошло около года, и я знаю много ситуаций, когда Хабиб мог подойти к нему в России, но этого не произошло. На тех же турнирах Fight Nights. Их разговор мог состояться раза три, но этого не произошло. Это произошло там, где произошло. Считаю, Хабиб должен ответить на этот вопрос.
— События следующего дня — перебор?
— Лобов за своего друга высказался, когда говорил про Хабиба, а друг показал свое отношение, показал, какой он друг. Конор приехал как друг. И как бы мы со стороны ни говорили, мол, он поступил некрасиво, покалечил много бойцов, но он просто показал себя как друг. Вот, если бы у тебя такой момент был, ты бы не приехал за друга? Вот и ответ.
— Вы сейчас общаетесь с Артемом?
— Да. Я то понимаю его моменты. Артем — боец UFC, и все знают, что он висит на ниточке. Ему не резон показывать себя. Даже если получился момент, это не значит, что надо нападать на людей и гнобить их, что-то делать. И там вот кто-то что-то про них пишет. Ну, пускай себя на их место поставят. Знаешь, Хабиб должен был с ним один на один поговорить, и решить вопрос можно было спокойно, а оно шумно вдвойне произошло.
— Пару лет назад вы говорили, что у вас есть контракт с американской организацией WSOF. Почему так и не подрались там?
— Проблемы с петицией, не мог уехать в Америку. И вообще я первый кавказец, который подписал контракт с Bellator и первый, который еще не уехал в Америку.
— Сейчас можете улететь в Штаты?
— Да. Как я узнавал, проблем быть не может. Если лига ACB будет проводить там турнир, я бы с радостью выступил. Никаких запретов нет, могу свободно передвигаться по Европе и миру.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео